Г ВОДКИ

AiF Sakhalin-Kurily (Yuzhno-Sakhalinsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Ека­те­ри­на БАРОВА

200 РЕ­БЁ­НОК ВЫПИТЬ НИ­КАК НЕ МОГ, УВЕ­РЕН ЭКС­ПЕРТ.

ГЛАВ­НОЕ СЛЕД­СТВЕН­НОЕ УПРАВ­ЛЕ­НИЕ ГУ МВД ПО МОСКОВСКОЙ ОБ­ЛА­СТИ ЗАКОНЧИЛО СЛЕД­СТВИЕ ПО ДЕ­ЛУ О СБИТОМ В ПОД­МОС­КО­ВЬЕ 6-ЛЕТНЕМ АЛЕКСЕЕ ШИМКО.

Алё­ша по­гиб в Ба­ла­ши­хе 23 ап­ре­ля. Его сби­ла во дво­ре Оль­га Али­со­ва. Уго­лов­ное де­ло о ДТП бы­ло за­ве­де­но 26 мая. Экс­пер­ти­за по­ка­за­ла, что ре­бё­нок был пьян: в его кро­ви об­на­ру­жи­лось 2,7 про­мил­ле ал­ко­го­ля. Ро­ди­те­ли Алё­ши воз­му­ти­лись и на­ча­ли до­би­вать­ся спра­вед­ли­во­сти. Но по­втор­ная экс­пер­ти­за, как со­об­щи­ли в СКР, под­твер­ди­ла вы­во­ды пер­вой. Так­же ДНК-экс­пер­ти­за до­ка­за­ла, что ис­сле­до­ва­ли имен­но Алё­ши­ну кровь, ни­ка­кой под­ме­ны не бы­ло. Од­на­ко

ПО­ЧЕ­МУ ТАЙНА «ПЬЯНОГО МАЛЬ­ЧИ­КА» ДО СИХ ПОР НЕ РАСКРЫТА?

вы­вод тре­тье­го ис­сле­до­ва­ния об­раз­цов су­хой кро­ви ока­зал­ся иным: ал­ко­го­ля не об­на­ру­жи­ли «из-за его ле­ту­че­сти».

Зав­ка­фед­рой су­деб­ной ме­ди­ци­ны Пер­во­го МГМУ им. Се­че­но­ва Юрий ПИГОЛКИН не со­мне­ва­ет­ся, что ис­сле­до­ва­ния про­ве­де­ны чест­но, но уве­рен, что Алё­ша не мог быть пьян. 2,7 про­мил­ле для ре­бён­ка - это 150200 г водки. Ор­га­низм 6-лет­не­го маль­чи­ка про­сто не мог при­нять столь­ко спирт­но­го - это при­ве­ло бы к рас­строй­ству ды­ха­ния и серд­це­би­е­ния, вплоть до ко­мы, объ­яс­ня­ет экс­перт. «За­чем ещё раз ис­сле­до­вать кровь, ес­ли по­втор­ная экс­пер­ти­за уже по­ка­за­ла, что спирт был? Те­перь пра­во­охра­ни­те­ли долж­ны уста­но­вить, как алкоголь мог по­пасть в эти про­бы», - счи­та­ет Пиголкин.

Ес­ли до­ка­жут, что Алё­ша был пьян, пре­тен­зии по­явят­ся к се­мье. Есть ста­тья «о неис­пол­не­нии обя­зан­но­стей по вос­пи­та­нию» (ли­ше­ние сво­бо­ды до 3 лет). Отец маль­чи­ка на­ста­и­ва­ет, что ре­бё­нок не мог быть пьян, и тре­бу­ет разо­брать­ся, как алкоголь по­пал в те­ло Алё­ши. «Ме­ня бес­по­ко­ит, что эта си­ту­а­ция с экс­пер­ти­зой ото­дви­га­ет де­ло о ДТП», - при­зна­ёт­ся Ро­ман Шимко.

Ад­во­кат Али­со­вой На­та­лия КУРАКИНА тем вре­ме­нем утвер­жда­ет, что ги­бель ре­бён­ка про­изо­шла не в мо­мент уда­ра об ав­то­мо­биль. «Он фак­ти­че­ски упал под ма­ши­ну, - го­во­рит она. - И ха­рак­тер по­вре­жде­ний суд­мед­экс­пер­ти­за та­кой да­ёт - не на­езд ко­лес, а че­реп­но-моз­го­вая трав­ма. Ведь при­чи­на смер­ти - пе­ре­лом ос­но­ва­ния че­ре­па. Не­за­ви­си­мый экс­перт мне объ­яс­нил, что ре­бё­нок по­лу­чил смер­тель­ную трав­му, уда­ря­ясь го­ло­вой эти 10 мет­ров, по­ка его та­щи­ла ма­ши­на».

Удоб­ная вер­сия - мол, де­ло не в на­ез­де, ре­бё­нок сам сва­лил­ся под ко­ле­са. И это при том, что гла­ва пресс-служ­бы ГУ МВД по Московской об­ла­сти Та­тья­на ПЕТ­РО­ВА уже под­твер­ди­ла: во­ди­тель мог­ла предот­вра­тить ДТП, но во­вре­мя не за­тор­мо­зи­ла, ав­то­тех­ни­че­ская экс­пер­ти­за это по­ка­за­ла. Ви­ди­мо, из­бе­жать на­ка­за­ния Али­со­вой - услов­но­го или нет - всё-та­ки не удаст­ся. Но Шимко не про­сто хо­тят, что­бы ви­нов­ни­ца ги­бе­ли их сы­на от­ве­ти­ла по за­ко­ну. Им важ­но, что­бы 6-лет­не­го Лё­шу за­пом­ни­ли жиз­не­ра­дост­ным ре­бён­ком, а не «пья­ным маль­чи­ком», сва­лив­шим­ся под ко­лё­са про­ез­жав­ше­го ав­то­мо­би­ля.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.