КАК КУПЕЧЕСКИЙ ГО­РОД СТАЛ СО­ВЕТ­СКИМ

По­че­му са­мар­цы не сра­зу при­ня­ли ито­ги «крас­но­го ок­тяб­ря»?

AiF Samara - - ИСТОРИЯ - Фо­то ар­хив­ное

ОКТЯБРЬСКИЕ СО­БЫ­ТИЯ 1917 ГО­ДА СТА­ЛИ ДЛЯ СА­МА­РЫ РЕПЕТИЦИЕЙ К ПРЕДЫ­ДУ­ЩИМ ИСПЫТАНИЯМ, КО­ТО­РЫЕ ВЫПАЛИ НА ДО­ЛЮ ПОВОЛЖЬЯ. НЕСМОТ­РЯ НА БУР­НЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ СО­БЫ­ТИЯ, ГО­РОД ЖИЛ СВО­ЕЙ ЖИЗ­НЬЮ, ИНО­ГДА ПРОЯВЛЯЯ СВОЙ БЕСПОКОЙНЫЙ, «САМАРСКИЙ» ХА­РАК­ТЕР.

НА­СТРО­Е­НИЕ «ВЗВИНЧЕННОЕ»

УГлав­ное ору­жие ре­во­лю­ции - сло­во. В сто­лич­ной прес­се с на­ча­ла «крас­ной осе­ни» за­яв­ля­ли о го­то­вя­щем­ся го­су­дар­ствен­ном пе­ре­во­ро­те. Не оста­ва­лась в сто­роне и са­мар­ские га­зе­ты. Так, в се­ре­дине ок­тяб­ря в глав­ном ру­по­ре са­мар­ских боль­ше­ви­ков - га­зе­те «При­волж­ская прав­да» - бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны ос­нов­ные те­зи­сы ста­тьи Вла­ди­ми­ра Ле­ни­на «Кризис на­зрел». А из­да­ние «Волж­ский день» от 14 ок­тяб­ря 1917 го­да пи­шет сле­ду­ю­щее: «По со­об­ще­ни­ям из Пет­ро­гра­да, на днях там разъ­ез­жал по го­ро­ду ав­то­мо­биль с пла­ка­том «Смерть Ке­рен­ско­му». В Пет­ро­гра­де пах­нет кро­вью. В Смоль­ном ин­сти­ту­те го­во­рят, что бу­дет граж­дан­ская вой­на и кровь. Неко­то­рые го­во­рят, что ЦК не об­суж­да­ло да­же во­про­са о вы­ступ­ле­нии, но ес­ли оно со­сто­ит­ся, то по­ми­мо во­ли и да­же про­тив во­ли пар­тии. Од­на­ко на­стро­е­ние масс - взвинченное и воз­мож­на де­мон­стра­ция про­тив пра­ви­тель­ства». До ре­во­лю­ции оста­ва­лись счи­тан­ные дни.

27 ок­тяб­ря 1917 г. в Са­ма­ре бы­ла про­воз­гла­ше­на со­вет­ская власть. Это про­изо­шло в зда­нии те­ат­ра-цир­ка «Олимп» (ныне - фи­лар­мо­ния) на сов­мест­ном за­се­да­нии со­ве­тов ра­бо­чих и сол­дат­ских де­пу­та­тов, пол­ко­вых и за­вод­ских комитетов же­лез­но­до­рож­но­го и поч­то­во­те­ле­граф­но­го со­ю­зов. Там же был из­бран ре­во­лю­ци­он­ный ко­ми­тет во гла­ве с Ва­ле­рья­ном Куй­бы­ше­вым.

Глав­ный биб­лио­граф областной биб­лио­те­ки Алек­сандр ЗАВАЛЬНЫЙ рас­ска­зал, что уста­нов­ле­ние но­вой власти про­хо­ди­ло слож­но.

«Со­ве­ты ра­бо­чих и сол­дат­ских де­пу­та­тов име­ли од­ну точ­ку зре­ния, а гу­берн­ский со­вет кре­стьян­ских де­пу­та­тов был про­тив рез­ких дви­же­ний и за­явил

ФАК­ТЫ О РЕВОЛЮЦИОНЕРАХ, ЧЬИ ИМЕ­НА НО­СЯТ СА­МАР­СКИЕ УЛИ­ЦЫ

Од­на из са­мар­ских квар­тир се­мьи Улья­но­вых рас­по­ла­га­лась на ул. Ле­нин­ской, 135 (дом куп­ца Ры­ти­ко­ва). Се­мья сни­ма­ла весь вто­рой этаж, а на пер­вом рас­по­ла­гал­ся трак­тир. То­гда эта ули­ца на­зы­ва­лась Со­коль­ни­чьей и име­ла дур­ную сла­ву. Са­мар­ские га­зе­ты той по­ры, со­об­щая о дра­ках и скан­да­лах, на­зы­ва­ла их «нра­ва­ми Со­коль­ни­чьей ули­цы». Здесь же в то вре­мя рас­по­ла­га­лась о под­держ­ке Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства. Они пред­ла­га­ли со­звать гу­берн­ский все­со­слов­ный съезд, ко­то­рый и дол­жен был ре­шить во­прос о власти. Боль­ше­ви­ки не мог­ли пой­ти на это, по­то­му что по­ни­ма­ли, что про­иг­ра­ют. И они по­сту­пи­ли хит­рее: на объ­еди­нён­ное за­се­да­ние со­ве­та ис­пол­ко­ма при­гла­си­ли не толь­ко чле­нов ис­пол­ни­тель­но­го комитета, но и сво­их сто­рон­ни­ков из проф­со­ю­зов. Та­ким об­ра­зом, им уда­лось со­здать чис­лен­ный пе­ре­вес и про­го­ло­со­вать за уста­нов­ле­ние со­вет­ской власти в Са­ма­ре»,- рас­ска­зы­ва­ет кра­е­вед.

В «Ис­то­рии са­мар­ско­го Поволжья от древ­ней­ших вре­мён до на­ших дней» есть ин­те­рес­ная ци­та­та, как са­мар­ские учё­ные ха­рак­те­ри­зу­ют это за­се­да­ние: «И всё-та­ки не бы­ла под­держ­ка масс, все­го на­се­ле­ния гу­бер­нии. Во­прос о пе­ре­хо­де власти к со­ве­там ре­шал­ся в шта­бах пар­тий и ор­га­ни­за­ций, а не на­род­ны­ми мас­са­ми». Всё это при­ве­ло к то­му, что уже че­рез несколь­ко ме­ся­цев об­ста­нов­ка в Са­ма­ре ( как и в стране в це­лом) обост­ри­лась и наш го­род стал од­ним из эпи­цен­тров боль­шая часть го­род­ских «до­мов тер­пи­мо­сти».

***

В 1917 го­ду пло­щадь Ре­во­лю­ции (то­гда Алек­се­ев­ская, в честь по­кро­ви­те­ля Са­ма­ры мит­ро­по­ли­та Алек­сия) ста­ла ме­стом про­ве­де­ния ра­бо­чих ми­тин­гов, на ко­то­рых вы­сту­па­ли Куй­бы­шев, Га­лак­ти­о­нов и др. 7 но­яб­ря 1919 го­да с пла­мен­ной ре­чью к са­мар­цам об­ра­тил­ся и Ми­ха­ил Фрун­зе. ак­тив­ных дей­ствий во вре­мя граж­дан­ской вой­ны.

ПАНОПТИКУМ И ОЧЕ­РЕ­ДИ

ЗА ХЛЕ­БОМ

Пе­ре­дел соб­ствен­но­сти, па­ни­ка, по­гро­мы и от­бор иму­ще­ства в Са­мар­ской гу­бер­нии на­ча­лись за­дол­го до при­хо­да к власти боль­ше­ви­ков и их со­юз­ни­ков. Шла пер­вая ми­ро­вая вой­на и в гу­бер­нию тя­ну­лись эше­ло­ны бе­жен­цев, ко­то­рых нуж­но бы­ло где-то раз­ме­щать. Сель­ские об­ще­ства вы­де­ля­ли для них по 30 ко­пе­ек на пи­та­ние в день на од­ну ду­шу. Ве­ре­ни­цы го­лод­ных лю­дей тя­ну­лись на стан­ции Ки­нель, Гра­чев­ка, Геор­ги­ев­ка.

Ещё в се­ре­дине ле­та 1917 го­да все во­лост­ные ко­ми­те­ты взя­ли под свою охра­ну весь част­ный сель­ско­хо­зяй­ствен­ный ин­вен­тарь, ото­бран­ный у по­ме­щи­ков и зем­ле­вла­дель­цев. Вви­ду неуро­жая и на­дви­га­ю­ще­го­ся го­ло­да сель­ские схо­ды ре­ши­ли всех бе­жен­цев от­пра­вить в дру­гие гу­бер­нии, где хлеб уро­дил­ся, на­при­мер, в со­сед­ние Пермь и Орен­бур­жье.

16 сен­тяб­ря 1917 го­да на стан­ции Ки­нель на­ча­лись

***

В Са­ма­ре люб­ве­обиль­ный ре­во­лю­ци­о­нер Ва­ле­ри­ан Куй­бы­шев увлек­ся боль­ше­вич­кой Ев­ге­ни­ей Ко­ган. Па­ра не скры­ва­ла от­но­ше­ния. Впро­чем, это не по­ме­ша­ло ему во вре­мя сво­е­го па­ни­че­ско­го бег­ства из Са­ма­ры в ночь на 5 июня 1918 го­да на па­ро­хо­де оста­вить свою воз­люб­лен­ную. Вернулся он за ней толь­ко че­рез два дня. бес­по­ряд­ки сре­ди бе­жен­цев, пе­ре­се­ля­ю­щих­ся в То­боль­скую гу­бер­нию. Сол­да­ты-де­зер­ти­ры стре­ля­ли в лю­дей при по­груз­ке в то­вар­ные ва­го­ны.

Уди­ви­тель­но, что на фоне этих со­бы­тий, жизнь в Са­ма­ре шла сво­им че­ре­дом. За две неде­ли до ре­во­лю­ции в го­ро­де был от­крыт са­мый боль­шой в Рос­сии ана­то­ми­че­ский му­зей­па­ноп­ти­кум, где де­мон­стри­ро­ва­лись ана­то­ми­че­ские ано­ма­лии че­ло­ве­че­ских эм­бри­о­нов. При ком­мер­че­ском учи­ли­ще в Са­ма­ре был ор­га­ни­зо­ван от­ряд бой­ска­у­тов. На­ча­ла свою ра­бо­ту го­род­ская бир­жа тру­да. На стан­ции Ива­щен­ко­во (ныне это го­род Ча­па­евск) от­кры­ли по­ли­тех­ни­че­ские кур­сы со сро­ком обу­че­ния 2 го­да.

В то же вре­мя, по мне­нию учёных, 1917 год - не са­мый худ­ший в са­мар­ской ис­то­рии. Вс­пом­ним 1919 год, ко­гда по­ряд­ка 150 ты­сяч са­мар­ских и сим­бир­ских му­жи­ков ки­ну­лись с ви­ла­ми, бер­дан­ка­ми и то­по­ра­ми ис­треб­лять ком­му­ни­сти­че­ские от­ря­ды и ко­мис­са­ров. Вос­ста­ние бы­ло по­дав­ле­но же­ле­зом и кро­вью, до ос­но­ва­ния сжи­га­ли це­лые сё­ла. Но глав­ное ис­пы­та­ние при­шло в 1921 го­ду, ко­гда на­ча­лось дра­ма­тич­ное де­ся­ти­ле­тие го­ло­да в По­вол­жье.

От­дел ре­кла­мы: т./факс (846) 302-69-98,

ОК­ТЯБРЬ 17ГО БЫЛ ПРЕЛЮДИЕЙ К ДРА­МА ТИЧЕСКИМ СО­БЫ­ТИ­ЯМ.

Ан­на ШПИЦА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.