ФУРАГИ И БОРДОВЫЕ ПИДЖАКИ

Ан­дрей Олех о фе­но­мене ли­хих 90-х и люб­ви к ма­лой ро­дине ЗА ОБРАЗАМИ БАН­ДИ­ТОВ СТОЯТ ЧЕ­ЛО­ВЕ­ЧЕ­СКИЕ СУДЬБЫ.

AiF Samara - - ПЕРСОНА -

СА­МАР­СКИЙ ПИ­СА­ТЕЛЬ АН­ДРЕЙ ОЛЕХ СО­ЗДАЛ НО­ВУЮ МИФОЛОГИЮ САМАРСКИХ ОКРАИН. ЕГО РО­МА­НЫ, ПОСВЯЩЁННЫЕ БЕЗЫ­МЯН­КЕ, ПРЕ­ТЕН­ДУ­ЮТ НА ЗВАНИЕ БЕСТСЕЛЛЕРОВ. А «БЕЗЫМЯНЛАГ» ТРИ ГО­ДА НА­ЗАД ВО­ШЁЛ В ШОРТЛИСТ ЛИТПРЕМИИ «ДЕБЮТ».

Недав­но свет уви­де­ла но­вая кни­га - за­клю­чи­тель­ная часть три­ло­гии о Безы­мян­ке «Об­мен и про­да­жа». Мно­гое из опи­сан­но­го в кни­ге па­мят­но са­мар­цам, за­став­шим эпо­ху рос­сий­ско­го «ди­ко­го ка­пи­та­лиз­ма».

ВРЕ­МЯ ВОЗ­МОЖ­НО­СТЕЙ

- Ан­дрей, как ду­ма­е­те, в чём фе­но­мен тос­ки по 90-м у боль­шин­ства рос­си­ян, ведь, по су­ти, страш­ное вре­мя бы­ло?

- От­ве­тов мно­го. Для ро­див­ших­ся в кон­це 70-х - на­ча­ле 80-х это про­сто вре­мя взрос­ле­ния, как бы тя­же­ло то­гда ни жи­лось, но у этих лю­дей не бы­ло дру­гой мо­ло­до­сти, а она пре­крас­на по­чти в лю­бых усло­ви­ях. Для по­ко­ле­ния «ну­ле­вых», а я на­пом­ню неслож­ный факт, что се­го­дня им уже по 18 лет, - это вре­мя воз­мож­но­стей, ко­гда мож­но бы­ло взле­теть по со­ци­аль­но­му лиф­ту. Сей­час та­кое невоз­мож­но. Ни­кто же не ду­ма­ет о том, что его за­стре­лят у подъ­ез­да, всем ка­жет­ся, что «он бы смог» и был бы сей­час оли­гар­хом. Ну и, на­ко­нец, у ис­то­рии есть та­кое свой­ство: по­дроб­но­сти за­бы­ва­ют­ся и оста­ет­ся миф.

- Ка­кие, на ваш вз­гляд, са­мые яр­кие ми­фы из 90-х? У мно­гих они со­бра­ны в об­ра­зах филь­ма «Брат» Алек­сея Ба­ла­ба­но­ва. Чем бы вы про­ил­лю­стри­ро­ва­ли то вре­мя?

- Вре­мя бы­ло та­кое, что ре­аль­ные со­бы­тия ка­жут­ся неве­ро­ят­ны­ми вы­дум­ка­ми. В про­цес­се под­го­тов­ки ма­те­ри­а­ла я чи­тал кни­гу Оле­га Иван­ца «Бан­дит­ская Са­ма­ра», она есть в Ин­тер­не­те, ес­ли кто-то ин­те­ре­су­ет­ся на­сто­я­щей, а не ху­до­же­ствен­ной ис­то­ри­ей «ли­хих вре­мен», я очень со­ве­тую. Мо­ей же це­лью бы­ло как раз по­ка­зать 90-е без по­пы­ток ро­ман­ти­зи­ро­вать или очер­нить про­шлое. За образами бан­ди­тов, ком­мер­сан­тов, «но­вых рус­ских» и про­чих кли­ше той эпо­хи стоят че­ло­ве­че­ские судьбы - об этом мои кни­ги. На­де­юсь, что на­пи­са­ны они до­ста­точ­но хо­ро­шо и об­раз­но, так что чи­та­те­лю не по­на­до­бят­ся ас­со­ци­а­ции с филь­ма­ми.

ЗА­ЧЕМ НУЖ­НА ТЯ­ЖЁ­ЛАЯ

ПРАВ­ДА?

- У вас есть лю­би­мое ме­сто на Безы­мян­ке и чем оно вам до­ро­го?

- Мне нра­вит­ся рай­он в це­лом, но ес­ли вы­би­рать, то, на­вер­ное, боль­ше все­го люб­лю ули­цу Сво­бо­ды. Она очень уют­ная, зелёная, ти­хая. Ещё сквер Ка­ли­ни­на. У ме­ня мно­го лич­ных вос­по­ми­на­ний с ним свя­за­но, да­же за­бав­но, как с го­да­ми они ме­ня­лись вме­сте с са­мим пар­ком. А ко­гда узна­ешь ис­то­рию ме­ста, как буд­то от­кры­ва­ешь но­вое измерение в зна­ко­мом про­стран­стве, очень ин­те­рес­ное чув­ство. Мне очень нра­вит­ся, ко­гда мои чи­та­те­ли го­во­рят мне, что мои кни­ги под­толк­ну­ли их к про­гул­ке по Безы­мян­ке, мно­гие из них дол­гие го­ды там не бы­ли.

- По­че­му вы ре­ши­лись сде­лать цен­траль­ным ме­стом дей­ствия ва­ших романов непа­рад­ную часть Са­ма­ры? Это про­ти­во­по­став­ле­ние офи­ци­о­зу, где наш го­род фи­гу­ри­ру­ет как кос­ми­че­ская и за­пас­ная столица?

- Я ро­дил­ся, вы­рос и жи­ву на Безы­мян­ке. Мне она со­всем не ка­жет­ся «не па­рад­ной», она очень кра­си­ва, и мои кни­ги рас­ска­зы­ва­ют ее непро­стую ис­то­рию. Мо­жет, она и да­ле­ка от вы­со­ких иде­а­лов, но тем боль­ше ува­же­ния вы­зы­ва­ют лю­ди, жи­ву­щие в та­ком непро­стом ме­сте. Я не го­во­рю, что Са­ма­ра не «кос­ми­че­ская» и не «за­пас­ная», но ре­аль­ность слож­нее пусть гром­ких, но яр­лы­ков. И я твер­до уве­рен, что, узна­вая тя­же­лую прав­ду, мож­но луч­ше по­нять и да­же по­лю­бить ме­сто и лю­дей, с ней свя­зан­ных.

- Вы историк по об­ра­зо­ва­нию, но пред­по­чи­та­е­те ху­до­же­ствен­ную ре­аль­ность фак­там. По­че­му?

- На­вер­ное, по­то­му, что я в первую оче­редь пи­са­тель, а не историк. Со­вре­мен­ные учё­ные ско­ва­ны спе­ци­а­ли­за­ци­я­ми, у них нет воз­мож­но­сти обоб­щать зна­ния, они мо­гут го­во­рить толь­ко об от­дель­ных фак­тах. При этом мно­гое ока­жет­ся непо­нят­ным. Как мож­но пе­ре­дать ат­мо­сфе­ру вре­ме­ни и чув­ства лю­дей циф­ра­ми или пе­ре­чис­ле­ни­ем до­ку­мен­тов? Вот по­это­му мне боль­ше нра­вит­ся искусство. Об­ра­зо­ва­ние, ко­неч­но, по­мо­га­ет в ра­бо­те над кни­га­ми. Несмот­ря на все вы­ше­ска­зан­ное, к фак­там я от­но­шусь с уважением и исторических неточ­но­стей ста­ра­юсь не до­пус­кать.

- Ка­кие тайны хра­нит под­зем­ная Са­ма­ра? Что вас в ней вдох­нов­ля­ет, что вы­нес­ли бы на стра­ни­цы ро­ма­на?

- Бун­ке­ры ме­ня ма­ло ин­те­ре­су­ют. Мои «под­зе­ме­лья» ско­рее пси­хо­ло­ги­че­ские. Это как ста­рые вещи, ко­то­рые лю­ди сло­жи­ли в под­вал сво­ей па­мя­ти и не хо­тят о них вспо­ми­нать. Но ес­ли стрях­нуть пыль с этих ис­то­рий, по­чи­стить их и рас­по­ло­жить в пра­виль­ном по­ряд­ке, ока­зы­ва­ет­ся, что зря их вы­ки­ну­ли и они всем нуж­ны.

- На­при­мер?

- Я го­во­рю о те­мах сво­их книг. «Безымянлаг» - ро­ман о ла­ге­ре, о лю­дях, по­стро­ив­ших обо­рон­ные за­во­ды, об этом не при­ня­то вспо­ми­нать, а мно­гие да­же и не зна­ют о его су­ще­ство­ва­нии. «Фураги» из вто­ро­го ро­ма­на «Ули­ца Сво­бо­ды» то­же за­бы­ва­ют­ся, а это уни­каль­ная для го­ро­да суб-куль­ту­ра, и лю­ди с та­кой ра­до­стью де­ли­лись сво­и­ми ис­то­ри­я­ми о том вре­ме­ни, что это обя­за­тель­но на­до со­хра­нить. Да­же 90-е, о чем мы и го­во­ри­ли, по­сте­пен­но ста­но­вят­ся ми­фом. Лю­ди ча­ще все­го не вос­при­ни­ма­ют се­бя как часть ис­то­рии, то, что про­ис­хо­дит здесь и сей­час, ка­жет­ся нам не важ­ным, мел­ким по срав­не­нию с про­шлым, но это не так. Каж­дое вре­мя, ме­сто и судь­ба достойны кни­ги.

НАЙ­ТИ СВОЁ МЕ­СТО

- Ка­кие эмо­ции у вас вы­зы­ва­ет го­род в це­лом? К со­жа­ле­нию, в по­след­ние го­ды мо­ло­дёжь едет в сто­ли­цу и дру­гие ме­га­по­ли­сы. Как со вре­ме­нем из­ме­нит­ся Са­ма­ра, ка­ко­вы её пер­спек­ти­вы?

- Я люб­лю Са­ма­ру. Бе­зы­мян­ку, ко­неч­но, ис­то­ри­че­ская часть у ме­ня та­ких силь­ных чувств не вы­зы­ва­ет. Бу­ду­щее го­ро­да свя­за­но с эко­но­ми­кой, и здесь я ни­че­го оп­ти­ми­стич­но­го ска­зать не мо­гу. Ес­ли всё бу­дет ид­ти, как сей­час, на рас­цвет Са­ма­ры рас­счи­ты­вать не при­хо­дит­ся. На­при­мер, IT-спе­ци­а­ли­сты из мно­го­чис­лен­ных тех­ни­че­ских ву­зов го­ро­да пред­по­чи­та­ют ехать в сто­ли­цу. Я и сам ра­бо­таю в Москве, про­сто бла­го­да­ря Ин­тер­не­ту мо­гу это де­лать, не по­ки­дая Бе­зы­мян­ки. Это лич­ный вы­бор каж­до­го, как и где он хо­чет жить. Ме­ня мое ме­сто устра­и­ва­ет.

- Пла­ни­ру­е­те ли пи­сать про дру­гие рай­о­ны го­ро­да? По­яс­ни­те, по­че­му.

- Ду­маю, трех книг о Безы­мян­ке до­ста­точ­но. Как го­во­ри­ли в недав­нем про­шлом, я «при­знал­ся в люб­ви к ма­лой ро­дине», по­ра дви­гать­ся даль­ше. Впро­чем, да­ле­ко ухо­дить я не со­би­ра­юсь. Сей­час я на­чал пи­сать исто­ри­че­ский ро­ман о Волж­ской Бул­га­рии, так что впе­ре­ди кни­ги о Сред­ней Вол­ге.

Ма­ри­на КУЦИНА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.