БО­ЛЕ­ЕМ ЗА КУЛЬ­ТУ­РУ

AiF Saratov - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

НА­КА­ТЫ­ВА­ЮТ ВОС­ПО­МИ­НА­НИЯ

- Лев Иса­е­вич, 70 лет - ве­рит­ся вам в эту циф­ру?

- Бы­ло вре­мя, ко­гда я ду­мал: «25 лет - как это мно­го!». Мне ка­за­лось, это уже та­кие взрос­лые го­ды. По­сле я ду­мал: «Не­уже­ли до­жи­ву до XXI ве­ка? Это ведь мне уже бу­дет 53!». Но пред­став­ле­ние о воз­расте ме­ня­ет­ся. Те­перь уже идёт шест­на­дца­тый год но­во­го ве­ка. Не бу­ду кри­вить ду­шой и го­во­рить, что 70 лет - смеш­ной воз­раст. Ко­неч­но, по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство лет уже по­за­ди. За эти го­ды я мно­го иг­рал, га­стро­ли­ро­вал, вы­пу­стил не один курс уче­ни­ков, сре­ди ко­то­рых есть ла­у­ре­а­ты, дипломанты, до­цен­ты, кан­ди­да­ты на­ук. Ра­бо­тать во­об­ще на­чал с 15 лет. Но не по­то­му, что се­мья ост­ро нуж­да­лась. Про­сто хо­те­лось не си­деть на шее у ро­ди­те­лей, иметь свой до­ход. Я ак­ком­па­ни­ро­вал в раз­лич­ных круж­ках. Как сей­час пом­ню, по­лу­чив первую зар­пла­ту, по­де­лил­ся с ма­мой, что-то ку­пил в дом, но и се­бе часть оста­вил - по­счи­тал, что имею пра­во.

- Чем вам за­пом­ни­лись сту­ден­че­ские го­ды в Са­ра­тов­ской кон­сер­ва­то­рии?

- Хо­ро­шим на­стро­е­ни­ем! Сей­час бы­ва­ют ми­ну­ты, часы, ко­гда на­ка­ты­ва­ют вос­по­ми­на­ния... Сту­ден­че­ские го­ды - ра­дост­ный пе­ри­од, хо­тя и то­гда, ко­неч­но, бы­ли свои непри­ят­но­сти (свя­зан­ные с учё­бой, вза­и­мо­от­но­ше­ни­я­ми). Но это мо­ло­дость, об­ще­ние, об­щие по­си­дел­ки, по­езд­ки. Наш про­фес­сор Се­мён Со­ло­мо­но­вич Бен­диц­кий при­ви­вал нам лю­бовь к га­стро­лям. В та­ких по­езд­ках бы­ва­ло тя­же­ло: недо­сып, рва­ный гра­фик, тре­бо­ва­лись хо­ро­шие нер­вы и креп­кое здо­ро­вье. К га­строль­ной ра­бо­те при­год­ны да­ле­ко не все ис­пол­ни­те­ли. Но мне это бы­ло не в тя­гость. Я объ­ез­дил по­чти всю стра­ну, а по­сле - ближ­нее и даль­нее зарубежье. Иг­рал и в Ев­ро­пе, и в Аме­ри­ке. И бу­дучи рек­то­ром, ста­рал­ся не за­бы­вать о сво­ей глав­ной спе­ци­аль­но­сти - ис­пол­ни­тель и пе­да­гог. По­это­му и по­след­ние го­ды у ме­ня про­шли очень на­сы­щен­но. А что ка­са­ет­ся мо­ло­до­сти, то она на то и да­на, что­бы по­том вспо­ми­нать её со свет­лым чув­ством!

- Поделитесь од­ним из сво­их вос­по­ми­на­ний.

- Ин­те­рес­ные слу­чаи бы­ли не толь­ко в мо­ло­до­сти. Я ча­сто воз­вра­ща­юсь мыс­лен­но в свою по­езд­ку в Ис­па­нию, где я дол­жен был иг­рать с оркестром. По­са­ди­ли ме­ня разыг­ры­вать­ся в од­ну из ком­нат. Спу­стя 30 ми­нут я дол­жен был ид­ти пе­ре­оде­вать­ся и вы­хо­дить на сце­ну. При­шло вре­мя, а я дверь от­крыть не мо­гу - она за­хлоп­ну­лась сна­ру­жи. Это сей­час я со сме­хом вспо­ми­наю тот слу­чай, а то­гда стресс был весь­ма се­рьёз­ный. Си­дит ор­кестр, сто­ит дирижёр, со­брал­ся двух­ты­сяч­ный зал, а со­ли­ста нет! Ни­кто не зна­ет, где я, кро­ме од­но­го-двух че­ло­век, ко­то­рые по­са­ди­ли ме­ня за ро­яль. Ко­неч­но, со­сто­я­ние у ме­ня бы­ло за­ве­дён­ное. Я и руч­ку ото­рвал, по­ка дёр­гал дверь изнутри. Но там та­кие две­ри, что так про­сто не от­кро­ешь. В ито­ге ме­ня на­шли, осво­бо­ди­ли, и я по­бе­жал пе­ре­оде­вать­ся, а по­том на сце­ну. Это слу­чи­лось на­ка­нуне мо­е­го преды­ду­ще­го юби­лея, пять лет на­зад, в Ва­лен­сии.

ЗА­ЧЕМ УЧИЛ­СЯ?

- О чём ду­ма­е­те, на­блю­дая се­го­дня за сво­и­ми сту­ден­та­ми?

- Вре­мя из­ме­ни­лось, и не в луч­шую сто­ро­ну. Сей­час гастроль­ная жизнь по­те­ря­ла бы­лую ин­тен­сив­ность и при­вле­ка­тель­ность да­же для ис­пол­ни­те­лей. Рань­ше су­ще­ство­ва­ли Рос­кон­церт, Гос­кон­церт, Со­юз­кон­церт. У них бы­ли гра­фи­ки, пла­ны, спис­ки ар­ти­стов. Все ез­ди­ли на га­стро­ли. А сей­час ни­кто не хо­чет брать ис­пол­ни­те­лей, нет де­нег опла­чи­вать. Неко­то­рые пред­ла­га­ют об­мен: мы берём ва­ше­го, вы возь­ми­те на­ше­го... Как из­вест­но, рань­ше бы­ли спор­тив­ные шко­лы бес­плат­ные, дво­ро­вые ко­ман­ды. Вся стра­на за­ни­ма­лась спор­том. А сей­час весь спорт ком­мер­че­ский, то же про­ис­хо­дит и в ис­кус­стве.

Ис­пол­ни­те­лям при­хо­дит­ся нелег­ко. Мно­гие пре­крас­ные му­зы­кан­ты про­дол­жа­ют уез­жать за ру­беж. По­нят­но, что неко­то­рые по­ки­да­ют стра­ну в по­ис­ках бо­лее вы­со­ко­го уров­ня жиз­ни и хо­ро­ше­го воз­на­граж­де­ния за свою ра­бо­ту. Но боль­шин­ство, я уве­рен, уез­жа­ют толь­ко по­то­му, что не на­хо­дят здесь се­бе при­ме­не­ния. Нема­ло тех, кто по­лу­ча­ет об­ра­зо­ва­ние и не идёт ра­бо­тать по спе­ци­аль­но­сти. И это тра­ге­дия. За­чем учил­ся? Для че­го го­су­дар­ство тра­ти­ло огром­ные день­ги? Те­ма эта труд­ная.

- Но­вая си­сте­ма об­ра­зо­ва­ния ска­за­лась на ка­че­стве под­го­тов­ки сту­ден­тов?

- Она не мог­ла не ска­зать­ся. Как из­вест­но, апель­си­ны на Се­вер­ном по­лю­се не рас­тут. Так, Ни­ки­та Хру­щёв хо­тел вез­де по­са­дить ку­ку­ру­зу. Что из это­го по­лу­чи­лось, мы все зна­ем. То же са­мое про­ис­хо­дит и в об­ра­зо­ва­нии: этот без­огляд­ный пе­ре­ход на бо­лон­скую си­сте­му (ба­ка­лаври­ат, ма­ги­стра­ту­ру)... А ведь в Со­вет­ском Со­ю­зе бы­ли луч­шее ху­до­же­ствен­ное об­ра­зо­ва­ние, мощ­ная куль­ту­ра, ли­те­ра­ту­ра, язык. Я об этом го­во­рю с гор­до­стью, а те­перь и с со­жа­ле­ни­ем. Ес­ли мы не хо­тим всё окон­ча­тель­но по­те­рять, нуж­ны гра­мот­ные, муд­рые ре­ше­ния.

На­вер­ное, не так про­сто бы­ло мно­гое сломать, что­бы вза­мен по­стро­ить но­вое. Как го­во­рил в своё вре­мя Вик­тор Чер­но­мыр­дин, «хо­те­ли как луч­ше, а по­лу­чи­лось как все­гда». Не хо­чу вы­гля­деть ста­ри­ком брюз­жа­щим. Про­сто слиш­ком све­жи про­бле­мы. Все мы бо­ле­ем за на­ше об­ра­зо­ва­ние и куль­ту­ру. На­до бы­ло при­слу­шать­ся ко мно­гим де­я­те­лям оте­че­ствен­но­го ис­кус­ства и на­у­ки, ко­то­рые при­зы­ва­ли хо­ро­шень­ко по­ду­мать, преж­де чем всё уни­что­жать. Ло­мать - не стро­ить.

- Вы за­ме­ти­ли, что цен­ность выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния утра­чи­ва­ет­ся с тех пор, как оно ста­ло мас­со­вым?

- Ещё боль­ше утра­чи­ва­ет­ся пре­стиж на­шей про­фес­сии. Мы с тру­дом на неко­то­рые спе­ци­аль­но­сти обес­пе­чи­ва­ем на­бор в кон­сер­ва­то­рию. Как и дру­гие ву­зы, вы­нуж­де­ны ка­кие-то ка­фед­ры объ­еди­нять, укруп­нять. Жизнь по­ка­жет, на поль­зу это или во вред. Лич­но я ещё несколь­ко лет на­зад с боль­шой гор­до­стью го­во­рил об от­кры­тии трёх но­вых ка­федр… Обид­но это всё. Стро­и­ли-стро­и­ли, а те­перь те­рять долж­ны или за­мо­ра­жи­вать на неопре­де­лён­ное вре­мя. Ко­неч­но, пре­об­ра­зо­ва­ния, ре­фор­мы нуж­ны, но нель­зя ру­бить сплеча. Нуж­но по­ду­мать: «А что мы бу­дем иметь че­рез 15-20 лет, ес­ли сей­час всех со­кра­тим и всё по­за­кры­ва­ем?».

Вре­мя труд­ное. У кон­сер­ва­то­рии, как и у огром­но­го ко­ли­че­ства учеб­ных за­ве­де­ний, фи­нан­со­вое по­ло­же­ние непро­стое. Все эти го­ды мы по­лу­ча­ли фи­нан­со­вую под­держ­ку Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры Рос­сии. Но воз­ник­ли слож­но­сти, и с ян­ва­ря те­ку­ще­го го­да мы не по­лу­ча­ем ни­че­го. На­ши кол­ле­ги из дру­гих ву­зов стра­ны ока­за­лись в та­кой же си­ту­а­ции. Лю­ди мы все гра­мот­ные, всё по­ни­ма­ем, ждём.

РЕ­ФОР­МЫ НУЖ­НЫ, НО НЕЛЬ­ЗЯ РУ­БИТЬ СПЛЕЧА.

К га­строль­ной ра­бо­те при­год­ны да­ле­ко не все.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.