КА­КАЯ МУ­ЗЫ­КА НУЖ­НА МО­ЛО­ДЁ­ЖИ?

AiF Saratov - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

НА­РОД­НЫЙ АР­ТИСТ РОС­СИИ ВИК­ТОР ГРИ­ГО­РЬЕВ РАС­СКА­ЗАЛ КОР­РЕ­СПОН­ДЕН­ТУ «АИФ - САРАТОВ» О МУ­ЗЫ­КЕ, ОПЕ­РЕ И ТЕ­АТ­РЕ.

РА­БО­ТА И ХОББИ

- Вик­тор Сер­ге­е­вич, как по­лу­чи­лось, что сту­дент спор­тив­но­го фа­куль­те­та пе­да­го­ги­че­ско­го ин­сти­ту­та стал На­род­ным ар­ти­стом Рос­сии, ве­ду­щим ис­пол­ни­те­лем те­ат­ра опе­ры и ба­ле­ты име­ни Н.Г. Чер­ны­шев­ско­го?

- Как го­во­рит­ся, по­мог слу­чай. Ко­гда учил­ся в шко­ле, с пер­во­го клас­са участ­во­вал в ху­до­же­ствен­ной са­мо­де­я­тель­но­сти. В 6-7-м клас­сах чи­тал сти­хи со сце­ны и на ра­дио, в стар­ших - иг­рал в спек­так­ле «Оп­ти­ми­сти­че­ская тра­ге­дия» роль Алек­сея, участ­во­вал в на­род­ном те­ат­ре, ез­дил с агит­бри­га­да­ми по се­лам, ис­пол­нял эст­рад­ные пес­ни. Ко­гда по­сту­пил в пе­да­го­ги­че­ский, сни­мал квар­ти­ру на пер­вом эта­же, а на вто­ром жил по­мощ­ник ре­жис­се­ра те­ат­ра опе­ры и ба­ле­та. Он пред­ло­жил: «По­шли в те­атр, по­ра­бо­та­ешь, спек­так­ли по­смот­ришь». Мы с то­ва­ри­ща­ми схо­ди­ли, по­нра­ви­лось, так и остал­ся. При­шел сю­да на долж­ность ин­спек­то­ра ми­ман­са (мас­со­вых ми­ми­че­ских сцен. - Авт.), выходил на сце­ну в раз­ных спек­так­лях. Один из ис­пол­ни­те­лей услы­шал го­лос, по­про­сил взять несколь­ко нот, ока­за­лось, слух есть. За­тем за­ни­мал­ся на пед­прак­ти­ке в кон­сер­ва­то­рии. Ска­зать по прав­де, ду­ша не ле­жа­ла про­дол­жать спор­тив­ную ка­рье­ру. По­том слу­жил в ар­мии, по­сле при­шел в те­атр ар­ти­стом хо­ра, в 1974 го­ду по­сту­пил на под­го­то­ви­тель­ное от­де­ле­ние кон­сер­ва­то­рии. В 1981 го­ду в воз­расте 30 лет за­кон­чил, в тот год мой сын по­шел в пер­вый класс. За­тем ра­бо­тал семь лет в му­зы­каль­ном те­ат­ре Ом­ска. В 1988 го­ду вер­нул­ся в Саратов, до сих пор ра­бо­таю в те­ат­ре опе­ры и ба­ле­та име­ни Н.Г. Чер­ны­шев­ско­го.

- Мно­гие лю­ди бы­ва­ют разо­ча­ро­ва­ны в том де­ле, ко­то­рым за­ни­ма­ют­ся всю жизнь. Вы до­воль­ны?

- Вполне. Это был мой путь, мой вы­бор, еще в шко­ле меч­тал быть ак­те­ром, но, по­сту­пив на спорт­фак пед­ин­сти­ту­та, по­шел по пу­ти наи­мень­ше­го со­про­тив­ле­ния, так как в то вре­мя мне бы­ло лег­че все­го по­сту­пить имен­но ту­да. Вме­сте со­шлись и хобби, и ра­бо­та. До сих пор с удо­воль­стви­ем пою и иг­раю на сцене.

- Ка­кой спек­такль, в ко­то­ром вы иг­ра­ли, нра­вит­ся боль­ше все­го?

- Я бы не го­во­рил о ро­ли в од­ном спек­так­ле, все по-сво­е­му хо­ро­ши. Мне по ду­ше мно­гие пер­со­на­жи, как от­ри­ца­тель­ные, так и по­ло­жи­тель­ные. Нра­вит­ся Мель­ник в опе­ре «Ру­сал­ка» Дар­го­мыж­ско­го, это ха­риз­ма­тич­ный, зна­чи­тель­ный пер­со­наж. Иван Су­са­нин, весь­ма по­ло­жи­тель­ный ге­рой из од­но­имен­ной опе­ры Глин­ки, в си­лу мощ­ной, му­зы­каль­ной драматургии про­из­ве­де­ния, от­ри­ца­тель­ная роль Скар­пиа в «Тос­ке» Пуч­чи­ни. Очень нра­ви­лась роль До­си­фея из опе­ры «Хо­ван­щи­на» Му­сорг­ско­го, пер­со­наж, ко­то­рый мо­жет по­ве­сти за со­бой, увлечь лю­дей да­же в огонь.

ОТ­КРО­ВЕН­НО ЕСТЬ ЛИ ПОКЛОННИЦЫ?

- У вас на­сы­щен­ный, мощ­ный бас, есть ли у вас поклонницы ва­ше­го го­ло­са?

- Ко­неч­но (улы­ба­ет­ся). Сре­ди жен­щин близ­ко­го к мо­е­му воз­рас­та. Ча­сто участ­вую в кон­цер­тах, про­хо­дя­щих в ма­лом или боль­шом за­ле кон­сер­ва­то­рии, ту­да при­хо­дят лю­ди, ко­то­рые хо­тят услы­шать имен­но то­го ис­пол­ни­те­ля, го­лос ко­то­ро­го им нра­вит­ся. Они, как пра­ви­ло, зна­ют на­изусть все ис­пол­ня­е­мые арии и ро­ман­сы. - Ка­кой зри­тель нра­вит­ся вам? - Пою для всех, по­это­му не впра­ве вы­би­рать. Ес­ли я ко­го-то не убе­дил, оста­вил равнодушным, зна­чит, это моя про­бле­ма. Но, с дру­гой сто­ро­ны, нель­зя же нра­вить­ся всем. Кто-то без ума от те­но­ра, кто-то - от ба­са, а мо­жет кто-то по­клон­ник со­пра­но.

- Есть ли сей­час ин­те­рес к опе­ре?

- У лю­дей есть, у СМИ нет, осо­бен­но это ка­са­ет­ся те­ле­ви­де­ния. У мно­гих до­ма бо­лее 200 те­ле­ка­на­лов, а вез­де транс­ли­ру­ет­ся по­пса с до­воль­но при­ми­тив­ны­ми ме­ло­ди­я­ми и та­ки­ми же тек­ста­ми. На ра­дио та­кая же си­ту­а­ция. Мож­но ли по­смот­реть опе­ру где-то, кро­ме те­ат­ра? К сча­стью, в Са­ра­то­ве со­хра­ни­лась часть пуб­ли­ки, вы- рос­шей на по­се­ще­нии хра­ма ис­кус­ства. Рань­ше сту­ден­ты ву­зов хо­ди­ли в те­атр, счи­та­лось за­зор­ным не по­бы­вать на спек­так­ле хо­тя бы несколь­ко раз в год. При­хо­дят и сей­час, но мень­ше. Ин­те­рес во мно­гом свя­зан с уров­нем ис­пол­ни­те­лей. Ес­ли они хо­ро­шие, то при­тя­ги­ва­ют зри­те­лей, а не отталкивают. В за­ви­си­мо­сти от ис­пол­ни­те­лей и фор­ми­ру­ет­ся ауди­то­рия. Чем вы­ше их ма­стер­ство, тем боль­ше при­тя­га­те­лен те­атр.

- Есть груп­па «Ру­ки вверх» с ее ре­пер­ту­а­ром, она со­би­ра­ет за­лы. Пар­ни и де­вуш­ки при­хо­дят по­слу­шать, по­тан­це­вать, от­тя­нуть­ся, как при­ня­то го­во­рить.

- Груп­пу рас­кру­чи­ва­ют бо­лее де­ся­ти лет, по­до­гре­ва­ет­ся ин­те­рес, она при­ни­ма­ет уча­стие в мас­со­вых ме­ро­при­я­ти­ях. На этом вос­пи­ты­ва­ет­ся мо­ло­дежь, и это пе­чаль­но. Невоз­мож­но са­мо­му разо­брать­ся в том, че­го не по­ни­ма­ешь. В та­кой по­псе сде­лать это про­ще: при­ми­тив­ная ме­ло­дия, та­кие же сти­хи. Жаль, ко­неч­но, но уро­вень му­зы­каль­ной куль­ту­ры нуж­но по­вы­шать, а он ни­ве­ли­ру­ет­ся.

- С ка­ко­го воз­рас­та де­тей мож­но во­дить в те­атр?

- Ре­бе­нок сна­ча­ла учит таб­ли­цу умно­же­ния, по­том на­чи­на­ет счи­тать с ее по­мо­щью. Так же и с те­ат­ром, невоз­мож­но за­ин­те­ре­со­вать од­ним спектаклем, нуж­но несколь­ко раз сво­дить ре­бен­ка, объ­яс­нить суть про­ис­хо­дя­ще­го на сцене. В шко­лах есть пе­да­го­ги, они вполне мо­гут по­мочь по­зна­ко­мить­ся им с те­ат­ром и му­зы­кой. Кста­ти, рань­ше школь­ни­ков на­мно­го ча­ще во­ди­ли на спек­так­ли, ко­то­рые со­от­вет­ству­ют про­грам­ме обу­че­ния.

- Ка­кая му­зы­ка вам нра­вит­ся? Рок, хэ­ви-ме­талл?

- Я ме­ло­дист, люб­лю спо­кой­ную эст­ра­ду. Ино­гда идешь по го­ро­ду, а в ма­шине гром­кая му­зы­ка зву­чит так, что уши за­кла­ды­ва­ет. Это «бум, бум» и бе­ше­ный ритм, я это­го не по­ни­маю. В свое вре­мя, ви­ди­мо, не при­вык, а сей­час уже позд­но (улы­ба­ет­ся). Слу­шаю му­зы­ку от­ды­хая, нра­вит­ся «Бит­лз», луч­шие пес­ни со­вет­ской эст­ра­ды. Сам пел и пою их. Та­кие, где тре­бу­ет­ся го­лос, ме­ло­дич­ные, про­ник­но­вен­ные: «Бал­ла­да о сол­да­те», «Жу­рав­ли», «Май­ский вальс», «В зем­лян­ке», «Рос­сия», «Я люб­лю те­бя, жизнь». Кста­ти, ино­гда вы­ез­жа­ем с кон­цер­та­ми в рай­о­ны об­ла­сти, пою там с удо­воль­стви­ем и опер­ные арии, и на­род­ные пес­ни, и ро­ман­сы.

ГЛАВ­НОЕ В ОПЕ­РЕ

- Ис­пол­ни­тель сна­ча­ла учит текст, а по­том му­зы­каль­ное со­про­вож­де­ние?

- Ино­стран­ный текст невоз­мож­но вы­учить без му­зы­ки. Он сра­зу на­кла­ды­ва­ет­ся на му­зы­каль­ное со­про­вож­де­ние. В шко­ле учил немец­кий, в кон­сер­ва­то­рии ита­льян­ский, но прак­ти­ки ма­ло, по­это­му по­ни­маю, о чем пою, но сло­ва вспо­ми­наю на фоне му­зы­ки, она пер­вич­на.

- Му­зы­кант Бо­рис Гре­бен­щи­ков (груп­па «Ак­ва­ри­ум») го­во­рит, что му­зы­ка пер­вич­на и сло­ва в тек­сте толь­ко рас­кры­ва­ют ее. Ва­ше мне­ние по это­му во­про­су?

- В Би­б­лии на­пи­са­но: «Сна­ча­ла бы­ло слово». Ес­ли взять ро­ман­сы, то сна­ча­ла бы­ли сти­хи, по­том му­зы­ка. Она уси­ли­ва­ет эмо­ци­о­наль­ное вос­при­я­тие по­э­ти­че­ско­го тек­ста. Ис­клю­че­ния бы­ва­ют, но они толь­ко под­твер­жда­ют пра­ви­ло. Не слу­чай­но сна­ча­ла пи­шет­ся либ­рет­то, по­том му­зы­ка. Мы не мо­жем не ду­мать о том, что мы по­ем, ина­че все на­ше искус­ство сде­ла­ет­ся пу­стым. Я дол­жен сыг­рать, про­жить жизнь сво­е­го пер­со­на­жа. Как это сде­лать, не ду­мая о сло­вах? - Что глав­ное в опе­ре? - Го­лос че­ло­ве­ка, его тембраль­ная окрас­ка, кра­со­та и мощь, не обре­ме­нен­ные ни­чем. Сколь­ко поп-ис­пол­ни­те­лей оста­нет­ся на сцене, ес­ли убрать ком­пью­тер­ные про­грам­мы, об­ра­ба­ты­ва­ю­щие го­лос, тон­ны уси­ли­ва­ю­щей ап­па­ра­ту­ры, спе­ц­эф­фек­ты? Опер­ные пев­цы долж­ны про­не­сти свой го­лос че­рез плот­ную сте­ну зву­ка, со­зда­ва­е­мую ор­кест­ром, в зал. А глав­ная за­да­ча - пе­ре­дать эмо­ци­о­наль­но-дра­ма­ти­че­ское со­сто­я­ние опер­ной пар­тии.

- Из­ме­ни­лось ли от­но­ше­ние к куль­ту­ре в по­след­ние го­ды?

- Да, из­ме­не­ния есть. На­при­мер, по­яви­лись гран­ты для под­держ­ки твор­че­ских кол­лек­ти­вов, но это­го недо­ста­точ­но, хо­те­лось бы бо­лее мощ­ной под­держ­ки от го­су­дар­ства. Всем из­вест­но, ни один ста­ци­о­нар­ный те­атр ми­ра не про­жи­вет без до­та­ций. И по­мощь нуж­на в первую оче­редь мо­ло­дым на­чи­на­ю­щим ак­те­рам, ко­то­рые при­хо­дят в те­атр и за­ра­ба­ты­ва­ют все­го 12-14 ты­сяч руб­лей в ме­сяц. Из-за это­го па­да­ет пре­стиж про­фес­сии.

И еще од­на про­бле­ма: сто­лич­ные те­ат­ры все­гда под­пи­ты­ва­лись и сей­час под­пи­ты­ва­ют­ся та­лан­та­ми из про­вин­ции. Ес­ли упа­дет уро­вень про­вин­ци­аль­ных кон­сер­ва­то­рий и те­ат­ров, сни­зит­ся и уро­вень сто­лич­ных. Рань­ше со­ли­стов Боль­шо­го те­ат­ра, Ма­ри­ин­ки зна­ли не толь­ко в Рос­сии, но и во всем ми­ре. Сей­час да­же про­фес­си­о­на­лы опер­но­го ис­кус­ства их не зна­ют.

«В ШКО­ЛЕ МЕЧ­ТАЛ БЫТЬ АК­ТЁ­РОМ».

«Мне по ду­ше мно­гие пер­со­на­жи, как от­ри­ца­тель­ные, так и по­ло­жи­тель­ные».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.