НА­ЧАЛЬ­НИК ШТИРЛИЦА

AiF Saratov - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

», - вспо­ми­нал Па­вел Ми­хай­ло­вич о том, ка­кое «хо­зяй­ство» ему при­шлось при­нять. Фи­тин бук­валь­но ре­ани­ми­ро­вал служ­бу. Ему уда­лось вер­нуть в строй мно­гих опыт­ных раз­вед­чи­ков и най­ти та­лант­ли­вых но­вич­ков.

ПРЕ­ДУ­ПРЕ­ЖДАЛ СТА­ЛИ­НА

Раз­вед­чи­ки Фи­ти­на ра­бо­та­ли как ча­сы: они за­дол­го до 22 июня 1941 г. сла­ли в Моск­ву тре­вож­ные шифровки с до­ка­за­тель­ства­ми то­го, что Гит­лер

В го­ды вой­ны раз­вед­ке Павла Фи­ти­на уда­лось узнать о пла­нах ос­нов­ных опе­ра­ций и на­прав­ле­ни­ях глав­ных уда­ров вер­мах­та на Во­сточ­ном фрон­те и уста­но­вить кон­так­ты с за­пад­ны­ми спец­служ­ба­ми. Ве­те­ран СВР ге­не­рал-май­ор в от­став­ке Лев СОЦКОВ го­во­рит, что пе­ред Фи­ти­ным сто­я­ли 3 за­да­чи: со­брать ин­фор­ма­цию о про­ис­хо­дя­щем в Гер­ма­нии, у со­юз­ни­ков и по­нять ка­кой ви­дят со­юз­ни­ки по­ли­ти­че­скую кар­ту мира по­сле вой­ны. Эти за­да­чи он вы­пол­нил. Так, све­де­ния о пе­ре­го­во­рах о се­па­рат­ном ми­ре Гер­ма­нии с Ан­гли­ей и США бы­ли по­лу­че­ны раз­вед­кой и ста­ли при­чи­ной письма Ста- ли­на Ру­звель­ту и Чер­чил­лю. А при под­го­тов­ке к кон­фе­рен­ци­ям в Ял­те, Потс­да­ме и Те­ге­ране Ста­лин бла­го­да­ря раз­вед­ке «в де­та­лях знал, где мож­но на­ста­и­вать, до­би­вать­ся, а где ид­ти на ком­про­мисс». «Пре­де­лом меч­та­ний лю­бой разведки мира» на­звал ди­рек­тор ЦРУ Ал­лен Дал­лес до­бы­ва­е­мые со­вет­ски­ми раз­вед­чи­ка­ми све­де­ния в хо­де уни­каль­ных опе­ра­тив­ных ком­би­на­ций во вре­мя вой­ны.

ЯДЕРНЫЙ ЩИТ

Но, по­жа­луй, са­мой фан­та­сти­че­ской ра­бо­той раз­вед­чи­ков Фи­ти­на ста­ла опе­ра­ция «Энор­моз», в ре­зуль­та­те ко­то­рой уда­лось до­быть тай­ну со­зда­ния ядер­но­го ору­жия. «25 сен­тяб­ря 1941 г. из лон­дон­ской ре­зи­ден­ту­ры при­шло спец­со­об­ще­ние о со­сто­яв­шем­ся 16 сен­тяб­ря за­се­да­нии Ура­но­во­го ко­ми­те­та, - рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандр Бондаренко. - Из него сле­до­ва­ло, что «ура­но­вая бом­ба мо­жет быть со­зда­на в те­че­ние двух лет», что при­ня­то «ре­ше­ние о немед­лен­ном на­ча­ле стро­и­тель­ства в Ве­ли­ко­бри­та­нии за­во­да по про­из­вод­ству ура­но­вых атом­ных бомб». Фи­тин об­ра­тил вни­ма­ние на это со­об­ще­ние, ин­фор­ма­цию до­ло­жи­ли Бе­рии. Есть ле­ген­да, что зло­ве­щий нар­ком эти дан­ные «от­верг как дез­ин­фор­ма­цию». На са­мом же де­ле он рас­по­ря­дил­ся на­пра­вить по­лу­чен­ные све­де­ния на экс­пер­ти­зу в 4-й спец­от­дел НКВД, где не без ого­во­рок, но под­твер­ди­ли их до­сто­вер­ность».

В мар­те 1942 г. ру­ко­вод­ство разведки под­го­то­ви­ло спец­со­об­ще­ние Ста­ли­ну, в ко­то­ром не толь­ко оце­ни­ва­лась пер­спек­ти­ва со­зда­ния на­ши­ми со­юз­ни­ка­ми атом­но­го ору­жия, но и пред­ла­га­лось ор­га­ни­зо­вать спе­ци­аль­ный НИИ. В сен­тяб­ре Ста­лин про­вёл со­ве­ща­ние с ака­де­ми­ка­ми А. Иоф­фе, Н. Се­мё­но­вым, В. Хло­пи­ным и П. Ка­пи­цей. По­сле че­го бы­ло при­ня­то по­ста­нов­ле­ние «Об ор­га­ни­за­ции ра­бот по ура­ну». Ма­те­ри­а­лы раз­вед­чи­ков пря­мым хо­дом шли к со­вет­ским ядер­щи­кам. В мар­те 1943 г. ака­де­мик Игорь Кур­ча­тов, из­вест­ный как отец со­вет­ской атом­ной бом­бы, пи­сал Бе­рии: «

То, что со­вет­ская атом­ная бом­ба бы­ла из­го­тов­ле­на в 1949-м, а не в 1956 г., как рас­счи­ты­ва­ли аме­ри­кан­цы, пол­но­стью за­слу­га со­труд­ни­ков Фи­ти­на. Кста­ти, в сво­их вос­по­ми­на­ни­ях Па­вел Ми­хай­ло­вич пи­сал, что «

ОПАЛА

В июне 1946 г. Фи­ти­на от­пра­ви­ли в от­став­ку и на­пра­ви­ли в со­вет­скую ок­ку­па­ци­он­ную зо­ну Гер­ма­нии за­мом упол­но­мо­чен­но­го МГБ. «Неод­но­крат­но пи­са­лось, что Фи­ти­на «ску­шал» не то Бе­рия, не то Хру­щёв. На са­мом де­ле Па­вел Ми­хай­ло­вич оста­вил свой пост по­сле сме­ны «ко­манд», ко­гда Аба­ку­мов сменил Мер­ку­ло­ва на по­сту ми­ни­стра гос­бе­зо­пас­но­сти, - рас­ска­зы­ва­ет Алек­сандр Бондаренко. - Как пи­сал сам Па­вел Ми­хай­ло­вич, по­сле вой­ны ему «

». Фи­тин неко­то­рое вре­мя ра­бо­тал в Гер­ма­нии (немец­кие учёные бы­ли вы­ве­зе­ны в Со­юз и при­ня­ли уча­стие в советском атом­ном про­ек­те), за­тем был зам­на­чаль­ни­ка Управ­ле­ния МГБ в Сверд­лов­ске - имен­но на Ура­ле на­хо­ди­лись те самые за­кры­тые го­ро­да, о со­зда­нии ко­то­рых он пи­сал Ста­ли­ну. С 1951 по 1953 г. он был ми­ни­стром гос­бе­зо­пас­но­сти Ка­зах­ской ССР, где на­хо­дил­ся Се­ми­па­ла­тин­ский ядерный по­ли­гон.

29 но­яб­ря 1953 г., по­сле аре­ста Бе­рии, Павла Фи­ти­на в воз­расте 45 лет уво­ли­ли из ор­га­нов гос­бе­зо­пас­но­сти с фор­му­ли­ров­кой «по слу­жеб­но­му несо­от­вет­ствию», без пен­сии, так как он не имел необ­хо­ди­мой вы­слу­ги лет. По­том бы­ла ра­бо­та на до­ста­точ­но скром­ных долж­но­стях - кон­тро­лё­ром в Ми­ни­стер­стве гос­кон­тро­ля СССР и ди­рек­то­ром фо­то­ком­би­на­та. «Со­жа­ле­ние бы­ло, что сил столь­ко по­тра­тил и при­шлось всё оста­вить, - го­во­рит внук Павла Ми­хай­ло­ви­ча Ан­дрей ФИ­ТИН. - Но ни­ка­кой оби­ды дед не та­ил. Од­на­ж­ды толь­ко ска­зал: «Прав­да най­дёт се­бе путь».

Сам Па­вел Фи­тин да­же на­мё­ка­ми не рас­ска­зы­вал вну­ку, что ра­бо­тал в раз­вед­ке. «Ко­гда я был в 10-м клас­се, мне об этом рас­ска­зал отец, ко­то­рый то­же ра­бо­тал в ор­га­нах гос­бе­зо­пас­но­сти. На се­мей­ном со­ве­те ре­ши­ли, что я дол­жен про­дол­жать ди­на­стию. Дед да­же на­пи­сал мне письмо о том, на что я дол­жен об­ра­тить се­рьёз­ное вни­ма­ние - преж­де все­го на ино­стран­ные язы­ки. Прав­да, по­том мои пла­ны из­ме­ни­лись», - вспо­ми­на­ет Ан­дрей Фи­тин. А в дет­стве он иг­рал с де­дов­ски­ми ор­де­на­ми: «Ко­гда мне бы­ло 6 лет, я втайне от родителей до­ста­вал все эти на­гра­ды и на­де­вал их. У де­да был че­хо­сло­вац­кий ор­ден Бе­ло­го ль­ва. Там долж­на бы­ла быть лен­та, но её не ока­за­лось, и по­это­му я до­ста­вал ре­зин­ку от тру­сов и с её по­мо­щью на­де­вал ор­ден на се­бя. На­град­ная ко­лод­ка у ме­ня да­же на гру­ди не по­ме­ща­лась - очень боль­шая, и при­хо­ди­лось на­де­вать её от пле­ча до пле­ча».

Па­вел Фи­тин ушёл из жиз­ни в де­каб­ре 1971-го. Имя его, неко­гда за­сек­ре­чен­ное, ока­за­лось за­бы­то на де­ся­ти­ле­тия.

31 В ГОД ВОЗ­ГЛА­ВИЛ ВНЕШ­НЮЮ РАЗВЕДКУ СССР.

Да­же уволь­не­ние «по слу­жеб­но­му несо­от­вет­ствию» не за­ста­ви­ло П. Фи­ти­на по­жа­леть о ра­бо­те в раз­вед­ке.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.