ЧИ­ТАТЬ НЕ ВРЕД­НО!

AiF Saratov - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

«СЛАВА БО­ГУ, ЧТО КРО­МЕ НЕФТИ И ГА­ЗА У НАС ЕСТЬ ВЕ­ЛИ­КАЯ РУС­СКАЯ ЛИ­ТЕ­РА­ТУ­РА И ВЕ­ЛИ­КИЙ РУССКИЙ ЯЗЫК», - УТВЕР­ЖДА­ЕТ ПИ­СА­ТЕЛЬ

СЕР­ГЕЙ ШАРГУНОВ. КРАС­НЫЙ? БЕ­ЛЫЙ? ГЕНИАЛЬНЫЙ!

- Сер­гей, в рус­ской куль­ту­ре есть пер­со­ны оче­вид­ные - Ле­нин, Ма­я­ков­ский, Пастер­нак. А вот Ка­та­ев, на мой взгляд, - пер­со­на неоче­вид­ная. Тем не ме­нее имен­но его вы вы­бра­ли в ге­рои. Почему?

- Чем неоче­вид­нее, тем ин­те­рес­нее. На мой взгляд, дра­ма на­ше­го об­ще­ства со­сто­ит как раз в утра­те пред­став­ле­ний о луч­ших. А Ка­та­ев, без­услов­но, от­но­сит­ся к луч­шим: мощ­ный мастер, на­сто­я­щий ху­дож­ник сло­ва. И мне ста­но­ви­лось всё бо­лее до­сад­но и обидно, что его за­бы­ва­ют. И что нет пол­но­цен­ной био­гра­фии че­ло­ве­ка, ко­то­рый на­хо­дил­ся в цен­тре и ли­те­ра­ту­ры, и ис­то­рии на­шей стра­ны в ХХ в.

У нас же очень ма­ло зна­ют о Ка­та­е­ве. Был ли он в ре­во­лю­цию крас­ным или бе­лым, про его жён, про его встре­чи с Бу­ни­ным, Де­ни­ки­ным, Ста­ли­ным, Хру­щё­вым. Как тол­стые жур­на­лы от­ка­зы­ва­лись пе­ча­тать его ве­щи и как ему по­мо­гал его по­кро­ви­тель Суслов, а Ан­дро­пов за­пре­щал ре­цен­зии на его кни­ги.

- Это прав­да, что вас с Ка­та­е­вым свя­зы­ва­ют чуть ли не род­ствен­ные от­но­ше­ния? - Нет, не род­ствен­ные (

Но связь - да, опре­де­лён­ная есть. Он жил в од­ном до­ме с мо­ей ба­буш­кой. Это был знаменитый Дом пи­са­те­лей в Лавру­шин­ском пе­ре­ул­ке. Там жи­ли Пастер­нак, Оле­ша, Ильф, Ка­ве­рин. И дети Ка­та­е­ва - Же­ня и Пав­лик, ко­то­рых пи­са­тель сде­лал ге­ро­я­ми сво­ей сказ­ки «Цве­тик-се­ми­цве­тик» - рос­ли в од­ном дво­ре с мо­ей ма­мой.

- Вы ска­за­ли, что в судь­бе Ка­та­е­ва очень часто со­еди­ня­лось несо­еди­ни­мое. Как это воз­мож­но?

- Дей­стви­тель­но, судь­ба у него по­тря­са­ю­щая. В ней был и бро­не­по­езд «Но­во­рос­сия» Доб­ро­воль­че­ской армии, на ко­то­ром он слу­жил ар­тил­ле­ри­стом и «ко­сил» пет­лю­ров­цев. И тиф, ко­то­рый ско­сил его са­мо­го, из-за че­го Ва­лен­тин Пет­ро­вич не смог от­плыть вме­сте с Ива­ном Бу­ни­ным в сто­ро­ну Кон­стан­ти­но­по­ля. И арест одес­ской ЧК, где Ка­та­ев ждал рас­стре­ла в тём­ной ка­ме­ре смерт­ни­ка. И он же, Ка­та­ев, ко­то­ро­го чуть не рас­стре­ля­ли как бе­ло­го офи­це­ра, поз­же в Крем­ле по­лу­чит зо­ло­тую звез­ду Ге­роя соц­тру­да, ста­нет ла­у­ре­а­том Ста­лин­ской пре­мии. Всё это и есть дра­ма­тич­ный, ин­те­рес­ней­ший ХХ в., ко­то­рый я ис­сле­до­вал че­рез судь­бу Ка­та­е­ва.

- И что вы по­ня­ли про этот век?

- Я по­нял главное: очень важ­но по­ни­мать вре­мя че­рез лю­дей. Что не толь­ко дья­вол, но, мо­жет быть, и ан­гел кро­ет­ся в де­та­лях. Уви­деть и пра­виль­ное, и ма­ло­душ­ное, и тра­ги­че­ское, и ве­ли­кое мож­но не че­рез громкие сло­ва, а по­гру­зив­шись в тон­чай­шие де­та­ли, раз­би­рая кру­пи­цы вре­ме­ни.

Ведь ХХ в. - уди­ви­тель­ней­ший пе­ри­од. Это и продолжение ты­ся­че­лет­ней рос­сий­ской ис­то­рии. И по­пыт­ка по­стро­ить со­вер­шен­но но­вый мир, ко­то­рую пред­при­ня­ли осо­бые люди.

В СПОРАХ О ПРО­ШЛОМ

- Мы прак­ти­че­ски весь прошлый год чи­та­ли, спо­ри­ли, сни­ма­ли филь­мы, про­во­ди­ли кон­фе­рен­ции и вы­став­ки с един­ствен­ной це­лью: разо­брать­ся, чем же ста­ла для Рос­сии Ок­тябрь­ская революция. Зву­ча­ла фра­за «На­до из­влечь уро­ки из ис­то­рии». Но ни­ка­ко­го при­ми­ре­ния до­стиг­ну­то не бы­ло - до­ста­точ­но вспомнить скан­дал во­круг филь­ма «Ма­тиль­да». Почему? Мы настолько ис­пор­че­ны,

что ни­ко­гда не смо­жем пре­одо­леть раз­но­гла­сия? - Я бы с ва­ми по­спо­рил. Не ду­маю, что об­ще­ство по-преж­не­му раз­де­ле­но на крас­ных и бе­лых. Оно ско­рее раз­де­ле­но по ка­ким­то дру­гим при­зна­кам: к при­ме­ру, Крым наш или не наш? Этот рас­кол ре­аль­ный, кро­во­то­ча­щий. Но я - за вра­че­ва­ние лю­бых ран. А луч­ший спо­соб это­го вра­че­ва­ния - че­ло­веч­ность, вер­ность эле­мен­тар­ным нрав­ствен­ным прин­ци­пам, стрем­ле­ние к вза­и­мо­по­мо­щи и устрем­лён­ность в будущее.

Да, мы всё вре­мя спо­рим о про­шлом, сви­де­те­ля­ми ко­то­ро­го не бы­ли. Споры эти - зачастую по­вод для то­го, что­бы не за­ни­мать­ся на­сто­я­щим и бу­ду­щим. Ко­неч­но, очень важ­но ин­те­ре­со­вать­ся сво­ей ис­то­ри­ей. Но «ин­те­ре­со­вать­ся» не зна­чит ру­бить шаш­кой на­го­ло. Это зна­чит - узна­вать её лучше и че­рез это лучше по­ни­мать дру­гих лю­дей. Осо­зна­вать, что у нас сей­час, в на­шем дне, всё очень слож­но, за­пу­тан­но. Но ведь так бы­ло все­гда! А по­это­му на­до по­пы­тать­ся най­ти то луч­шее, что бы­ло в том или ином вре­ме­ни. Воз­вра­ща­ясь к Ка­та­е­ву. Почему он мой ге­рой? Да по­то­му, что при всех ре­жи­мах и во все вре­ме­на он оста­вал­ся пре­крас­ным пи­са­те­лем, к кни­гам ко­то­ро­го, я на­де­юсь, бу­дут воз­вра­щать­ся но­вые чи­та­те­ли.

- А вот тут уже я с ва­ми по­спо­рю. Это мы, рождённые в СССР, в шко­ле чи­та­ли и ка­та­ев­ский «Бе­ле­ет па­рус оди­но­кий», и «Цве­тик-се­ми­цве­тик». А ны­неш­ние школь­ни­ки на­вер­ня­ка да­же фамилии та­кой не слы­ша­ли - Ка­та­ев! А вы говорите: «чи­тать, пе­ре­чи­ты­вать...»

- Го­во­рю, как отец 11-лет­не­го ре­бён­ка: «Сын пол­ка» Ка­та­е­ва идёт как вне­класс­ное чте­ние. Но во­об­ще это от­вра­ти­тель­но - то, что слу­чи­лось с на­шим об­ра­зо­ва­ни­ем, ко­гда из школь­ной про­грам­мы вы­ма­ра­ли за­ме­ча­тель­ных пи­са­те­лей. А школь­ни­ки долж­ны, хо­тя бы вы­бо­роч­но, чи­тать и «Ти­хий Дон» Шо­ло­хо­ва, и «Дет­ство Ни­ки­ты»

Алек­сея Тол­сто­го, и «Дет­ство» и «В лю­дях» Максима Горь­ко­го, и «Сын пол­ка» Ка­та­е­ва. Со­вре­мен­ные дети уже не зна­ют, кто та­кой Ма­ре­сьев и ка­кой по­двиг он со­вер­шил, по­то­му что «По­весть о на­сто­я­щем че­ло­ве­ке» По­ле­во­го из про­грам­мы то­же изъ­яли.

- За­то они пре­крас­но зна­ют, кто та­кой Че­ло­век-па­ук, Су­пер­мен и про­чие ге­рои ко­мик­сов.

- Ну, дети зна­ют мно­го то­го, че­го не зна­ем мы. Они зна­ют ещё и всех популярных бло­ге­ров (зачастую ту­пых и от­вяз­ных), со­би­ра­ю­щих мил­ли­о­ны про­смот­ров. А хо­чет­ся на­де­ять­ся на то, что кто-то оза­да­чит­ся и тем, что­бы в том же Юту­бе бло­ге­ры не толь­ко рассказывали о том, как «хайп ло­вить», но и чи­та­ли бы сти­хи, рас­ска­зы. Ведь стра­на на­ша по­преж­не­му ли­те­ра­ту­ро­цен­трич­ная. И хо­тя мне груст­но от то­го, что про­ис­хо­дит се­го­дня с об­ра­зо­ва­ни­ем, я ве­рю, что всё бу­дет нор­маль­но.

- Да, на­ша стра­на ли­те­ра­ту­ро­цен­трич­на. И нас вос­пи­ты­ва­ли не толь­ко ро­ди­те­ли, но и ге­рои книг, ко­то­рым хо­те­лось под­ра­жать.

- Да, бы­ли «Два ка­пи­та­на» Ка­ве­ри­на (кста­ти, мой пре­док мо­ре­пла­ва­тель Вла­ди­мир Ру­са­нов стал про­то­ти­пом ка­пи­та­на Та­та­ри­но­ва), бы­ли Петь­ка и Гав­рик… Но и се­го­дня по­яв­ля­ют­ся ин­те­рес­ные ве­щи - кни­ги За­ха­ра При­ле­пи­на, Дмитрия Бы­ко­ва, Алек­сея Ива­но­ва. Я с ин­те­ре­сом про­чи­тал «Заххок» Вла­ди­ми­ра Мед­ве­де­ва о граж­дан­ской войне 1990-х в Та­джи­ки­стане и рус­ских лю­дях, ко­то­рые там ока­за­лись по­сре­ди все­го это­го кош­ма­ра. Во всей этой про­зе есть боль, есть нерв.

Дру­гое де­ло, что ге­ро­изм - это же не толь­ко рат­ный по­двиг. Это ещё и труд учи­те­ля, вра­ча - лю­бо­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый на­хо­дит­ся на сво­ём ме­сте. Цен­ность тру­да - это то, что ока­за­лось, к со­жа­ле­нию, очень ума­ле­но, по­ни­же­но в на­шем ми­ре. И очень многие, к со­жа­ле­нию, со­всем юные да­ро­ва­ния уве­ре­ны, что им всё долж­но при­над­ле­жать апри­о­ри. И это, на­вер­ное, глав­ный изъ­ян, ко­то­рый при­вно­сит со­вре­мен­ная мас­со­вая культура.

- Его воз­мож­но как-то по­бо­роть?

- Да. Нуж­но объяснять, что важ­ны раз­ные про­фес­сии. А для это­го долж­на нор­маль­но ра­бо­тать и раз­ви­вать­ся про­мыш­лен­ность. Что­бы люди ви­де­ли, что не толь­ко бан­ки­ры, де­ве­ло­пе­ры или мер­чан­дай­зе­ры вос­тре­бо­ва­ны в этом ми­ре. Тем бо­лее что это дав­но уже не так. Но вос­тре­бо­ва­ны и обыч­ные ра­бо­чие спе­ци­аль­но­сти. У нас огром­ная стра­на, у нас огром­ная и, к со­жа­ле­нию, ча­стич­но скры­тая без­ра­бо­ти­ца. И это, а не гла­мур­ные ро­ли­ки на Юту­бе, же­сто­кая ре­аль­ность. Мы до сих пор пе­ре­жи­ва­ем за­тя­нув­ший­ся пост­со­вет­ский, при­няв­ший ка­кие-то аф­ри­кан­ские чер­ты пост­мо­дер­низм, ко­гда всё пе­ре­ме­ша­но со всем, от­сут­ству­ют цен­но­сти, прин­ци­пы, и это на­саж­да­ет­ся как норма. Но го­су­дар­ство, силь­ное го­су­дар­ство, долж­но стро­ить­ся на цен­но­стях. Эти цен­но­сти долж­ны при­сут­ство­вать в шко­ле. Но и за по­ро­гом школы, во взрос­лой жиз­ни, нуж­ны ка­кие-то ори­ен­ти­ры, ина­че все учи­тель­ские рас­ска­зы у школь­ной доски пре­вра­тят­ся в пу­стое бла-бла. Имен­но по­это­му очень важ­ным ста­но­вит­ся вос­пи­та­ние че­ло­ве­че­ско­го до­сто­ин­ства.

- Ины­ми сло­ва­ми, книж­ки нуж­но чи­тать?

- Да! По­то­му что кро­ме нефти и га­за, слава бо­гу, у нас есть ве­ли­кая рус­ская ли­те­ра­ту­ра. У нас есть чу­дес­ный русский язык, об­ра­зы, крас­ки, ме­та­фо­ры. Я ве­рю в то, что люди се­го­дня ис­тос­ко­ва­лись и по смыс­лу, и по цен­но­стям вне­вре­мен­ным, и по тем пи­са­те­лям, ко­то­рые ока­за­лись ото­дви­ну­ты в тра­ву за­бве­ния. И я рад по­участ­во­вать в вос­кре­ше­нии на­шей большой ли­те­ра­ту­ры.

Фото novate.ru

Лю­бовь к чте­нию в раз­ные вре­ме­на вос­пи­ты­ва­ли по-раз­но­му: и че­рез та­кие ло­те­реи, и пре­вра­щая биб­лио­те­ки в арт-объ­ек­ты.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.