СМО­ЛЕНСК ЛИЧ­НОСТЬ «ОНИ НЕС­ЛИ НАМ САЛО»

27 ян­ва­ря - 70 лет со дня осво­бож­де­ния конц­ла­ге­ря Ос­вен­цим

AiF Smolyensk - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

ВЕ­ТЕ­РАН ВЕ­ЛИ­КОЙ ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НОЙ ВОЙ­НЫ, ПОЛ­КОВ­НИК В ОТ­СТАВ­КЕ ВЛА­ДИ­МИР ДМИТ­РИ­Е­ВИЧ СА­ВЕ­ЛЬЕВ, ОСВОБОЖДАВШИЙ ФИ­ЛИ­АЛ КОНЦ­ЛА­ГЕ­РЯ ОС­ВЕН­ЦИМ ПОД ЛОДЗЬЮ, РАС­СКА­ЗАЛ «АИФ-СМО­ЛЕНСК», КАК СО­ВЕТ­СКИЙ СО­ЮЗ СПА­САЛ УЗ­НИ­КОВ ЛА­ГЕ­РЕЙ СМЕР­ТИ И ПО­ЧЕ­МУ НИ ЗА ЧТО НЕЛЬ­ЗЯ ПРЕУМЕНЬШАТЬ В ЭТОМ РОЛЬ РУС­СКИХ.

ОСКУДЕНИЕ ДУ­ШИ

В этом го­ду ве­те­ран Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич Са­ве­льев, ко­то­рый про­шел бо­е­вой путь от Ста­лин­гра­да до Бер­ли­на, встре­ча­ет день осво­бож­де­ния Ос­вен­ци­ма в гос­пи­та­ле для ве­те­ра­нов войн. Встре­чая нас, он сра­зу на­чал раз­го­вор с то­го, что не со­гла­сен с тем, что се­год­ня со всех сто­рон го­во­рят про рус­ских во­и­нов, ко­то­рые спас­ли мир от ко­рич­не­вой чу­мы.

«Ко­гда лю­ди, об­ле­чен­ные вла­стью, при­ни­жа­ют роль рус­ских в осво­бож­де­нии Ос­вен­ци­ма, ста­но­вит­ся обид­но: неуже­ли обед­не­ла на­ша Русь на здо­ро­вых лю­дей? - го­во­рит Вла­ди­мир Дмит­ри­е­вич. - А Укра­и­на - это та же са­мая Русь. Как мог этот мер­за­вец го­во­рить так? Там во­е­вал весь со­вет­ский на­род, и ни­кто не де­лил его на рус­ских, укра­ин­цев, ла­ты­шей или ев­ре­ев. Ко­гда за­кон­чи­лась вой­на, Ста­лин, вы­сту­пая пе­ред людь­ми, под­нял тост и ска­зал, что пьет преж­де все­го за рус­ских, ведь это ве­ду­щая на­ция, ко­то­рая обес­пе­чи­ла спло­че­ние всех сил и по­бе­ду над фа­шиз­мом. А се­год­ня по­лу­ча­ет­ся, что мы - вра­ги. Очень обид­но».

НА ФРОНТ - ДО

ПРИ­ЗЫ­ВА

Вла­ди­мир Са­ве­льев ро­дил­ся в Сталинградской об­ла­сти. На фронт он по­пал пят­на­дца­ти­лет­ним маль­чиш­кой.

«В июле 1944 го­да мы до­ста­точ­но лег­ко вы­би­ли нем­цев из неболь­шо­го поль­ско­го го­ро­да Люб­ли­на, они не ожи­да­ли та­ко­го на­тис­ка от нас и от­сту­пи­ли, -вспо­ми­на­ет Вла­ди­мир Са­вель- ев. - Ря­дом с этим го­ро­дом рас­по­ла­гал­ся пер­вый конц­ла­герь, ко­то­рый мне при­шлось уви­деть, - Май­да­нек. Так слу­чи­лось, что нем­цы оста­ви­ли его до на­ше­го при­хо­да. Ко­гда мы вхо­ди­ли ту­да, с вы­шек еще не успе­ли слезть над­зи­ра­те­ли, ко­то­ры­ми во всех ла­ге­рях слу­жи­ли в ос­нов­ном поль­ские и укра­ин­ские на­ци­о­на­ли­сты. Впо­пы­хах они пы­та­лись пе­ре­одеть­ся в фор­му уз­ни­ков, что­бы сой­ти за сво­их. За­клю­чен­ные рас­ска­зы­ва­ли, что имен­но их они бо­я­лись боль­ше все­го: за­ча­стую имен­но нем­цы жа­ле­ли уз­ни­ков, а боль­ше все­го необос­но­ван­ной же­сто­ко­сти про­ис­хо­ди­ло от этих над­зи­ра­те­лей. Имен­но в Май­да­не­ке я впервые уви­дел си­сте­му ра­бо­ты конц­ла­ге­рей, все они бы­ли по­стро­е­ны по фаб­рич­но-за­вод­ско­му ти­пу. Сна­ча­ла лю­дей от­прав­ля­ли вро­де бы на взве­ши­ва­ние. По­том рас­стре­ли­ва­ли, а тру­пы до­став­ля­лись к пе­чам кре­ма­то­ри­ев с по­мо­щью шне­ков. Их за­гру­жа­ли ту­да дру­гие за­клю­чен­ные.

В 1945 ГО­ДУ ВЛА­ДИ­МИ­РУ САВЕЛЬЕВУ БЫ­ЛО 18 ЛЕТ.

ДЕТ­СКИЙ ЛА­ГЕРЬ

При­мер­но че­рез пол­го­да полк, в со­ста­ве ко­то­ро­го во­е­вал Ва­си­лий Дмит­ри­е­вич, с бо­я­ми за­нял поль­ский го­род Лодзь. Как ока­за­лось, ря­дом с ним так­же на­хо­дил­ся боль­шой конц­ла­герь.

«Он счи­тал­ся фи­ли­а­лом Ос­вен­ци­ма, как я поз­же узнал, имен­но там на­хо­ди­лась из­вест­ная в Смо­лен­ске быв­шая уз­ни­ца Нел­ли Под­лес­ная. Но то­гда я ви­дел лишь мно­же­ство из­мож­ден­ных де­тей, ко­то­рых, осво­бо­див, сра­зу уво­зи­ли на ле­че­ние. На­чаль­ство за­пре­ща­ло нам «об­ни­мать­ся и це­ло­вать­ся» с уз­ни­ка­ми, по­сколь­ку мно­гие из них бы­ли пред­на­ме­рен­но за­ра­же­ны опас­ны­ми за­бо­ле­ва­ни­я­ми, - вспо­ми­на­ет Вла­ди­мир Са­ве­льев. - По­об­щав­шись с уз­ни­ка­ми, я узнал, что это был осо­бый ла­герь. Там сор­ти­ро­ва­ли де­тей: на тех, кто спо­со­бен да­вать кровь для немец­ких сол­дат, на тех, кто мо­жет быть ис­поль­зо­ван в ка­че­стве ла­бо­ра­тор­но­го па­ци­ен­та, и на тех, кто был по­хож на арий­цев, их от­прав­ля­ли в без­дет­ные немец­кие се­мьи. Осталь­ных от­во­зи­ли в Ос­вен­цим».

«Ко­неч­но, в каж­дой на­ции бы­ли пре­да­те­ли, но в каж­дой стране нас встре­ча­ли цве­та­ми, а укра­ин­цы нес­ли нам сало и хлеб, - го­во­рит Вла­ди­мир Са­ве­льев. - Я ни­ко­гда не за­бу­ду, как мы осво­бож­да­ли боль­шой ко­стел в Позна­ни. Мест­ный свя­щен­ник бла­го­да­рил нас, об­ни­мал. Це­ло­вал, чи­тал мо­лит­вы и го­во­рил: «Вы, рус­ские, - луч­шие лю­ди в ми­ре, я вас люб­лю...»

Ми­ха­ил ЕФИМКИН Фото ав­то­ра и из ар­хи­ва Вла­ди­ми­ра СА­ВЕ­ЛЬЕ­ВА

Вла­ди­мир Са­ве­льев и быв­шая уз­ни­ца Нел­ли Под­лес­ная.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.