НЕОКОНЧЕННЫЙ РО­МАН

Он встре­тил первую лю­бовь в до­ме пре­ста­ре­лых

AiF Smolyensk - - СУДЬБЫ РУБРИКА СМОЛЕНСК -

СПУ­СТЯ 20 ЛЕТ ПО­СЛЕ РАС­СТА­ВА­НИЯ ГЕН­НА­ДИЙ КАРПИЛОВСКИЙ НА­ШЕЛ СВОЮ ВОЗЛЮБЛЕННУЮ, ЧТО­БЫ СКО­РО ПО­ТЕ­РЯТЬ ЕЕ СНО­ВА - УЖЕ НА­ВСЕ­ГДА.

Исто­рия 77-лет­не­го жи­те­ля Смо­лен­ска Ген­на­дия Аб­ра­мо­ви­ча Кар­пи­лов­ско­го до­стой­на стать сю­же­том для ме­ло­дра­мы. По­сле 35 лет сов­мест­ной жиз­ни он вы­нуж­ден был рас­стать­ся с лю­би­мой жен­щи­ной, не на­де­ясь ко­гда-ли­бо встре­тить­ся с ней вновь. Од­на­ко судь­ба по­да­ри­ла им та­кую встре­чу. Быв­шие су­пру­ги уви­де­лись 20 лет спу­стя в до­ме для пре­ста­ре­лых, по­ми­ри­лись и ре­ши­ли сно­ва быть вме­сте. Прав­да, в их ис­то­рии люб­ви хеп­пи-эн­да не слу­чи­лось.

ДЕНЬ­ГИ И ПОЦЕЛУИ

По­жи­лой муж­чи­на при­нес на встре­чу бе­лый кон­верт, в ко­то­ром ле­жа­ло все­го од­но фото - фото пер­вой же­ны - Та­ма­ры Ва­си­льев­ны Рож­ко­вой. Не­чет­кая лю­би­тель­ская карточка и вос­по­ми­на­ния - вот, по­жа­луй, и все, что оста­лось от пер­вой люб­ви и мо­ло­до­сти.

Ген­на­дий и Та­ма­ра по­зна­ко­ми­лись в кон­це 1950-х в Смо­лен­ске. Де­ре­вен­ский па­рень успел к то­му вре­ме­ни по­слу­жить в ар­мии. Про него го­во­ри­ли: «Зо­ло­тые ру­ки и доброе серд­це». Тру­дил­ся на строй­ке сто­ля­ром. Кра­са­ви­ца Та­ма­ра ра­бо­та­ла там же - шту­ка­ту­ром­ма­ля­ром. Ему бы­ло чуть за 20, она - на 8 лет стар­ше, рас­ти­ла сы­на од­на.

Мо­ло­дой че­ло­век был оча­ро­ван и сра­жен. Ген­на­дия не сму­ти­ло ни про­шлое, ни воз­раст из­бран­ни­цы. Он сде­лал ей пред­ло­же­ние, услы­шал за­вет­ное «да», и мо­ло­дые скром­но рас­пи­са­лись в го­род­ском ЗАГСе. По­тек­ли обыч­ные буд­ни ря­до­вой со­вет­ской се­мьи - дом, ра­бо­та, да­ча.

На во­прос, ка­кой са­мый необыч­ный по­да­рок он сде­лал сво­ей су­пру­ге, Ген­на­дий Аб­ра­мо­вич бес­хит­рост­но от­ве­ча­ет: «Я ей день­ги да­рил». «А она вам?» - спра­ши­ваю. «Поцелуи», - при­зна­ет­ся, улы­ба­ясь, мой со­бе­сед­ник. Лю­бовь и де­ти скре­пи­ли их со­юз, как то­гда ка­за­лось, на­все­гда. Та­ма­ри­но­го сы­на Во­ло­дю Ген­на­дий Аб­ра­мо­вич по­лю­бил как сво­е­го. В бра­ке ро­ди­лась еще и дочь. Де­воч­ку на­зва­ли На­та­шей, од­на­ко судь­ба ее сло­жи­лась тра­ги­че­ски. По сло­вам Ген­на­дия Кар- пи­лов­ско­го, На­та­лья по­гиб­ла, успев по­ра­до­вать ро­ди­те­лей внуч­кой.

ЗА РАССТАВАНЬЕМ

БУ­ДЕТ ВСТРЕ­ЧА

Спу­стя 35 лет сов­мест­ной жиз­ни се­мей­ная лод­ка да­ла тре­щи­ну. Та­ма­ра встре­ти­ла дру­го­го.

«Ко­гда мы хо­ди­ли с ней в го­сти, я оста­вал­ся си­деть один за сто­лом, а Та­ма­ра шла тан­це­вать с дру­гим муж­чи­ной, - про­дол­жа­ет рас­сказ Ген­на­дий Аб­ра­мо­вич. - Я его ви­дел все­го несколь­ко раз. А она, как вы­яс­ни­лось, зна­ла его го­раз­до луч­ше. Они по­том по­же­ни­лись».

Отверг­ну­тый муж не стал устра­и­вать раз­бо­рок и вы­яс­нять от­но­ше­ния с со­пер­ни­ком и су­пру­гой. И умо­лять ее остать­ся то­же не стал.

«За­чем удер­жи­вать жен­щи­ну, ес­ли она по­лю­би­ла дру­го­го и ре­ши­ла уй­ти? - счи­та­ет Ген­на­дий Аб­ра­мо­вич. - Я не ви­дел в этом смыс­ла и от­пу­стил ее». Ухо­дя от му­жа, Та­ма­ра за­бра­ла из до­ма все свои фо­то­гра­фии, чу­дом оста­лась лишь од­на, ко­то­рую Ген­на­дий Аб­ра­мо­вич бе­реж­но хра­нит до сих пор.

Ген­на­дий пер­вое вре­мя злил­ся на быв­шую су­пру­гу. А по­том то­же ре­шил устро­ить свою лич­ную жизнь и же­нил­ся во вто­рой раз. Но с но­вы­ми род­ствен­ни­ка­ми най­ти об­щий язык не уда­лось. Впро­чем, об этом пе­ри­о­де сво­ей жиз­ни Ген­на­дий Аб­ра­мо­вич го­во­рит ску­по и с неохо­той. По­яс­ня­ет лишь, что все на­коп­лен­ное за го­ды жиз­ни оста­вил быв­шей вто­рой жене. Но оди­но­кое жи­тье-бы­тье ста­ло пу­ще нево­ли - воз­раст брал свое, и пен­си­о­нер по­про­сил опре­де­лить его в дом для пре­ста­ре­лых - ге­рон­то­ло­ги­че­ский центр «Ви­шен­ки», рас­по­ло­жен­ный на окра­ине Смо­лен­ска.

«Там мне бу­дет луч­ше», - ре­шил Ген­на­дий Аб­ра­мо­вич.

В «Ви­шен­ки» он пе­ре­ехал в июне 2013-го. Свой пер­вый день пре­бы­ва­ния в до­ме пре­ста­ре­лых пом­нит очень хо­ро­шо. Раз­ве та­кое за­бу­дешь! Од­ной из пер­вых, с кем он встре­тил­ся в ко­ри­до­рах цен­тра, ока­за­лась Та­ма­ра - его Та­ма­ра, ко­то­рая жи­ла здесь уже год.

ИСТО­РИЯ БЕЗ ХЕП­ПИ-ЭН­ДА

Они встре­ти­лись как ста­рые зна­ко­мые. «Я об­ра­до­вал­ся ей, ко­неч­но, не бу­ду скры­вать, - го­во­рит муж­чи­на. - Да­же несмот­ря на воз­раст, а ей уже бы­ло за 80, она вы­гля­де­ла очень хо­ро­шо. Хо­тя мы сра­зу же по­ру­га­лись. «Что ж ты на­де­ла­ла!» - упрек­нул я ее. Про­ще­ния она не про­си­ла, но свою ви­ну зна­ла и все пом­ни­ла. Она толь­ко ска­за­ла: «Да­вай не бу­дем во­ро­шить про­шлое». По рас­ска­зам Та­ма­ры, они с но­вым му­жем жи­ли в до­стат­ке, дом, да­ча, у каж­до­го бы­ла своя ма­ши­на. Но су­пруг ее умер. Ма­ши­ны и квар­ти­ры она оста­ви­ла род­ствен­ни­кам. Уж не знаю, как она ока­за­лась в «Ви­шен­ках», на­вер­ное, ста­ла ни­ко­му не нуж­на».

За раз­ви­ти­ем их ро­ма­на на­блю­да­ли все жиль­цы и со­труд­ни­ки цен­тра. Ген­на­дий и Та­ма­ра, как в мо­ло­до­сти, про­во­ди­ли все вре­мя вме­сте, не об­ра­щая вни­ма­ния ни на ко­го, хо­ди­ли кру­га­ми по до­рож­кам дво­ро­вой тер­ри­то­рии «Ви­ше­нок», дер­жась за ру­ки, неж­но смот­ре­ли друг на дру­га и не мог­ли на­го­во­рить­ся, слов­но же­лая за­пол­нить про­бел в 20 лет.

Прав­да, Ген­на­дий Аб­ра­мо­вич уве­ря­ет, что о люб­ви они не раз­го­ва­ри­ва­ли, про­сто вспо­ми­на­ли, как жи­ли се­мьей, как ра­бо­та­ли, от­ды­ха­ли, как ез­ди­ли за гри­ба­ми. Несмот­ря на вспых­нув­шие вновь чув­ства, ид­ти в ЗАГС быв­шие су­пру­ги не пла­ни­ро­ва­ли. Но уже ре­ши­ли точ­но - нуж­но съе­хать­ся, по­лу­чить от­дель­ную ком­нат­ку в ре­а­би­ли­та­ци­он­ном цен­тре и быть вме­сте до кон­ца. Но этим меч­там не суж­де­но бы­ло сбыть­ся. Та­ма­ра Ва­си­льев­на тя­же­ло за­бо­ле­ла и слег­ла - ска­за­лись воз­раст и ста­рые бо­лез­ни. Жен­щи­на по­лу­чи­ла по­вре­жде­ние по­зво­ноч­ни­ка еще в мо­ло­до­сти, во вре­мя ра­бо­ты на строй­ке, ко­гда на нее рух­ну­ли ле­са.

«В по­след­ние дни ее жиз­ни я не остав­лял ее од­ну, на­ве­щал, кор­мил, при­но­сил го­стин­цы и си­дел ря­дом с ее кро­ва­тью. Неза­дол­го до смер­ти она ста­ла бре­дить и уже ме­ня не узна­ва­ла, ей все вре­мя ка­за­лось, что в ком­на­те еще кто-то есть, - вспо­ми­на­ет Ген­на­дий Карпиловский. - Кто там к нам при­шел, спра­ши­ва­ла. Мне очень бы­ло жал­ко ее. Я не мог сдер­жать слез».

У него и сей­час это не по­лу­ча­ет­ся - кап­ли сте­ка­ют по мор­щи­ни­стым ще­кам.

ОНИ ВСТРЕ­ТИ­ЛИСЬ СПУ­СТЯ 20 ЛЕТ, ЧТО­БЫ РАС­СТАТЬ­СЯ.

НА­ЕДИНЕ С СО­БОЙ

Ген­на­дий Аб­ра­мо­вич, хо­тя и не оста­ет­ся в «Ви­шен­ках» без жен­ско­го вни­ма­ния, при­зна­ет­ся, что но­вые ро­ма­ны за­во­дить не на­ме­рен. Про­дол­жа­ет дер­жать связь с быв­шей вто­рой су­пру­гой - зво­нит ей и да­же при­ез­жа­ет на­ве­щать. С сы­ном Та­ма­ры, Во­ло­дей, пен­си­о­нер не ви­дел­ся очень дав­но и о его судь­бе ни­че­го не зна­ет. Не на­ве­ща­ет де­душ­ку и род­ная внуч­ка, у ко­то­рой своя взрос­лая жизнь.

«Ко­гда я был мо­ло­дым, ду­мал, что встре­чу ста­рость в кру­гу се­мьи - де­тей, вну­ков, но не слу­чи­лось. Та­ко­ва уж, вид­но, моя судь­ба», - горь­ко взды­ха­ет по­жи­лой муж­чи­на. И до­бав­ля­ет, что, оста­ва­ясь с со­бой один на один, все ча­ще и ча­ще возвращается к вос­по­ми­на­ни­ям - в го­ло­ве воз­ни­ка­ют кар­тин­ки из мо­ло­до­сти: ря­дом - дочь, лю­би­мая су­пру­га, а впе­ре­ди - дол­гая и счаст­ли­вая жизнь.

Оле­ся ТОМАШОВА Фото Алек­сандра ГУБАРЕВА

Ген­на­дий Аб­ра­мо­вич в сво­ей ком­на­те в Ви­шен­ках.

Все, что оста­лось Ген­на­дию Аб­ра­мо­ви­чу на па­мять о его люб­ви и мо­ло­до­сти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.