ЛЮ­БОВЬ К МУД­РО­СТИ

Или Что де­лать че­ло­ве­ку со сво­бо­дой?

AiF Tambov - - ТАМБОВ ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Олег АЛЁШИН Фото Ма­ри­ны КЛИМКОВОЙ

ПО­ЭТЫ И ФИ­ЛО­СО­ФЫ СЕ­ГОД­НЯ, НА­ВЕР­НОЕ, СА­МЫЕ НЕ­ВОС­ТРЕ­БО­ВАН­НЫЕ ПРО­ФЕС­СИИ. НО ИМЕН­НО ОНИ СПО­СОБ­НЫ ТОН­КО ПО­НИ­МАТЬ, ЧТО СЕЙ­ЧАС ПРО­ИС­ХО­ДИТ В ОБ­ЩЕ­СТВЕ. ГОСТЬ РЕ­ДАК­ЦИИ «АИФ-ТАМ­БОВ» - ФИ­ЛО­СОФ КОН­СТАН­ТИН СУСАКОВ.

ОСО­ЗНАН­НАЯ НЕОБ­ХО­ДИ­МОСТЬ

- Кон­стан­тин, что для те­бя есть фи­ло­со­фия?

- Ещё древ­ние го­во­ри­ли, что это лю­бовь к муд­ро­сти. Но фи­ло­со­фия име­ет раз­ные уров­ни. Кто-то рас­суж­да­ет о жиз­ни на бы­то­вом уровне, кто-то - на про­фес­си­о­наль­ном. Так и в во­про­сах ве­ры. Од­но­му че­ло­ве­ку хва­та­ет раз в год зай­ти в храм, дру­гой - ста­но­вит­ся мо­на­хом. Но мо­на­ше­ство - это, ко­неч­но, не про­фес­сия, а со­сто­я­ние ду­ха. Точ­нее, страст­ное же­ла­ние слу­жить вы­со­ко­му.

- Но мо­нах слу­жит Бо­гу. А че­му по­свя­ща­ет свою жизнь фи­ло­соф?

- Пред­мет фи­ло­со­фии дав­но из­ве­стен всем, да­же на ин­ту­и­тив­ном уровне. Лю­бой че­ло­век за­ду­мы­ва­ет­ся о смыс­ле жиз­ни, ищет от­вет на во­прос: «Для че­го че­ло­век жи­вёт?» Это нас и от­ли­ча­ет от жи­вот­но­го, ко­то­рое жи­вёт на ав­то­ма­те. Их жизнь за­про­грам­ми­ро­ва­на ин­стинк­та­ми. А у че­ло­ве­ка есть сво­бо­да вы­бо­ра, во­ли, со­ве­сти и так да­лее. Ко­гда че­ло­век до­сти­га­ет опре­де­лён­но­го со­зна­тель­но­го воз­рас­та, пе­ред ним от­кры­ва­ет­ся чи­стый лист. Там не ука­за­но, как ему жить. - А как же по­ня­тие судь­бы? - Фи­ло­со­фия это­го не от­ри­ца­ет, но, тем не ме­нее, че­ло­век не зна­ет сво­е­го пред­опре­де­ле­ния.

- Но то­гда ин­те­рес­но узнать, что же та­кое сво­бо­да?

- Трак­то­вок до­воль­но мно­го. Мне нра­вит­ся вы­ра­же­ние вре­мён ан­тич­но­сти: сво­бо­да - это осо­знан­ная необ­хо­ди­мость. Кста­ти, эта трак­тов­ка серьёзно пе­ре­кли­ка­ет­ся с хри­сти­ан­ством.

- По­лу­ча­ет­ся, что и сво­бо­ды, в смыс­ле, все­доз­во­лен­но­сти - нет. Оста­ёт­ся толь­ко дей­ство­вать в рам­ках необ­хо­ди­мо­сти.

- Но это лишь верх­ний уро­вень по­ни­ма­ния сво­бо­ды. Но ес­ли коп­нуть бо­лее глу­бо­ко, то по­лу­ча­ет­ся ин­те­рес­ная вещь. Как мы уже го­во­ри­ли, че­ло­век аб­со­лют­но сво­бо­ден, но ко­гда он на­чи­на­ет за­ду­мы­вать­ся, для че­го су­ще­ству­ет, то по­ни­ма­ет, что есть опре­де­лён­ные пра­ви­ла, цен­но­сти, в кон­це кон­цов, опыт жиз­ни, ко­то­рым со­зна­тель­но дол­жен сле­до­вать. И чем вы­ше его со­зна­ние, тем вы­ше и его уро­вень от­вет­ствен­но­сти. Это уже со­вер­шен­но иной уро­вень по­ни­ма­ния сво­бо­ды. То есть че­ло­век де­ла­ет что-то по осо­знан­ной необ­хо­ди­мо­сти, а не по­то­му, что его кто-то за­став­ля­ет. Ины­ми сло­ва­ми, это его сво­бод­ный лич­ный вы­бор. Мож­но при­ве­сти про­стой при­мер. Кто-то не пе­ре­хо­дит ули­цу на крас­ный свет толь­ко по­то­му, что неподалёку де­жу­рит со­труд­ник ГИБДД, а кто-то осо­знан­но не хо­чет на­ру­шать пра­ви­ла до­рож­но­го дви­же­ния. Вот это и есть осо­знан­ная необ­хо­ди­мость - жить чест­но.

ВО­РО­ВАТЬ - ЭТО НИ­ЖЕ ДО­СТО­ИН­СТВА

- Да, на­вер­ное, нелег­ко осо­знать, что во­ро­вать бюд­жет­ные день­ги - это ни­же че­ло­ве­че­ско­го до­сто­ин­ства. А мо­жет ли фи­ло­со­фия пе­ре­вос­пи­тать че­ло­ве­ка?

- Се­ме­на долж­ны упасть в под­го­тов­лен­ную поч­ву. Ко­гда об­ще­ство, по­ли­ти­ка и эко­но­ми­ка под­чи­не­ны толь­ко од­но­му - при­быль лю­бой це­ной, то чи­тай - не чи­тай Кан­та или Ге­ге­ля - тол­ку не бу­дет. По­это­му раз­но­го ро­да кор­руп­ци­о­не­ры се­год­ня чув­ству­ют се­бя вполне ком­форт­но. Все во­ру­ют - и я во­рую. Вот та­кой при­ми­тив­ный уро­вень фи­ло­со­фии. Кро­ме то­го, мы жи­вём в об­ще­стве по­треб­ле­ния, где в прин­ци­пе не мо­жет быть вы­со­ких це­лей. Глав­ное: дё­ше­во про­из­вёл - до­ро­го про­дал. Это ос­нов­ной кри­те­рий успеш­но­сти. По­это­му се­год­ня у нас ца­рит пси­хо­ло­гия тор­га­шей. На­прав­лен­ность на ве­щизм, по­треб­ле­ние - это уход от ду­хов­но­го пе­ре­жи­ва­ния. «Шо­по­го­лия» - бо­лезнь на­ше­го ве­ка, некая по­пыт­ка за­пол­нить ду­хов­ную пу­сто­ту ве­ща­ми, ком­фор­том и так да­лее. А со­вре­мен­ная куль­ту­ра и ци­ви­ли­за­ция сти­му­ли­ру­ет это. Да­же эко­но­ми­ка по­стро­е­на на по­треб­ле­нии. Эта тен­ден­ция хо­ро­шо отоб­ра­жа­ет­ся и на внеш­ней сре­де. Посмот­ри­те на Там­бов, сколь­ко за по­след­нее вре­мя здесь по­стро­е­но. Но пре­об­ла­да­ют раз­лич­ные без­ли­кие зда­ния, ма­га­зи­ны, по­хо­жие на скла­ды. Все это немые сви­де­те­ли эпо­хи временщиков. Лю­дей не бес­по­ко­ит, что о них ска­жут в бу­ду­щем, они жи­вут се­го­дняш­ним днём. Ны­неш­ние вла­сти пло­хо по­ни­ма­ют, за­чем нуж­на кра­со­та. Это по­ня­тие из­жи­ло се­бя. Ведь за­да­ча не пре­об­ра­зо­вать мир к луч­ше­му, а по­лу­чить при­быль. Невоз­мож­но по­стро­ить дё­ше­во и при этом кра­си­во. На кра­со­те нель­зя за­ра­бо­тать. Это по­ни­ма­ние при­хо­дит толь­ко то­гда, ко­гда об­ще­ство ста­вит пе­ред со­бой гло­баль­ные це­ли. То­гда воз­ни­ка­ет в куль­ту­ре, в част­но­сти, в ар­хи­тек­ту­ре, так на­зы­ва­е­мый боль­шой стиль. Не слу­чай­но в 50-е го­ды про­шло­го ве­ка по­явил­ся ста­лин­ский ам­пир - как сим­вол воз­рож­да­ю­щей­ся им­пе­рии. Мы остав­ля­ем за рам­ка­ми раз­го­во­ра по­ли­ти­че­ский под­текст. Но се- год­ня те же там­бов­ские «ста­лин­ки» - это не толь­ко сви­де­те­ли непро­стой эпо­хи про­шло­го ве­ка, но и укра­ше­ние го­ро­да. Ар­хи­тек­ту­ра - мощ­ный ин­стру­мент фор­ми­ро­ва­ния че­ло­ве­че­ско­го со­зна­ния.

ВЛАСТЬ ХУД­ШИХ

- А как из­ме­нить век­тор раз­ви­тия все­го об­ще­ства? Мо­жет быть, ви­ной все­му чи­нов­ни­ки?

- Не сто­ит все на­ши бе­ды ва­лить на чи­нов­ни­ков и бю­ро­кра­тию. Чи­нов­ник не спо­со­бен ге­не­ри­ро­вать идеи - это лишь ин­стру­мент в ру­ках го­су­дар­ства, он дол­жен быть хо­ро­шим ис­пол­ни­те­лем. Это не­кий, ес­ли хо­ти­те, без­душ­ный винт в го­су­дар­ствен­ной ма­шине. Толь­ко здоровое граж­дан­ское об­ще­ство спо­соб­но из­ме­нить мир к луч­ше­му. Но граж­дан­ские ин­сти­ту­ты у нас раз­ви­ты до­воль­но сла­бо. За при­ме­ра­ми хо­дить да­ле­ко не нуж­но. Посмот­ри­те, в ка­ком се­год­ня со­сто­я­нии па­мят­ни­ки ис­то­рии и куль­ту­ры. Они про­дол­жа­ют мед­лен­но, но уве­ре­но раз­ру­шать­ся, неко­то­рые без­дум­но сно­сят­ся. Пол­но­цен­ных пар­ков и скве­ров по­чти не оста­лось в го­ро­де. Но по­че­му-то мол­чат ху­дож­ни­ки, пи­са­те­ли, ак­тё­ры, ар­хи­тек­то­ры… Все они вхо­дят в твор­че­ские со­ю­зы, ко­то­рые и долж­ны быть ко­стя­ком гражданского об­ще­ства. Но они жи­вут са­ми по се­бе, там­бов­чане - са­ми по се­бе. Их ин­те­ре­сы не пе­ре­се­ка­ют­ся. Есть от­дель­ные нерав­но­душ­ные лю­ди с граж­дан­ской по­зи­ци­ей,

СТРАСТЬ К ШО­ПИН­ГУ  БО­ЛЕЗНЬ НА­ШЕ­ГО ВЕ­КА.

но их ни­кто не слы­шит. За­ча­стую их вос­при­ни­ма­ют, как «го­род­ских су­ма­сшед­ших».

- У те­бя до­воль­но боль­шой опыт ра­бо­ты с мо­ло­дё­жью. Их от­но­ше­ние к граж­дан­ско­му об­ще­ству?

- Мо­ло­дёжь, ко­неч­но, раз­ная, но в ос­нов­ном - это уже но­вое по­ко­ле­ние, вос­пи­тан­ное в об­ще­стве по­треб­ле­ния. Они хо­тят кра­си­во жить и ни­че­го при этом не де­лать. Да­же по­ли­ти­ка их ин­те­ре­су­ет с точ­ки зре­ния лишь ка­рьер­но­го ро­ста - не бо­лее то­го.

- Всё так без­на­дёж­но, или мож­но ожи­вить ак­тив­ность про­стых го­ро­жан?

- Ко­неч­но, мож­но оздо­ро­вить граж­дан­ское об­ще­ство. Бы­ло бы же­ла­ние. Для это­го есть до­воль­но­го мно­го спо­со­бов, на­чи­ная от де­мо­кра­ти­че­ских вы­бо­ров и по­вы­ше­ния по­ли­ти­че­ской куль­ту­ры. Но лю­бая си­сте­ма долж­на ра­бо­тать так, что­бы на­верх вы­хо­ди­ли луч­шие в нрав­ствен­ном, ин­тел­лек­ту­аль­ном и куль­тур­ном от­но­ше­нии лю­ди. Мы се­год­ня не го­во­рим об ари­сто­кра­тии как о со­ци­аль­ной про­слой­ке. Это в про­шлом. Аристократия - это власть луч­ших. Ох­ло­кра­тия, на­про­тив, власть худ­ших. Ны­неш­няя си­сте­ма, к со­жа­ле­нию, ге­не­ри­ру­ет неред­ко при­спо­соб­лен­цев и про­хо­дим­цев.

Я не скло­нен при­ни­жать или воз­ве­ли­чи­вать СССР, но там бы­ла со­зда­на опре­де­лён­ная си­сте­ма от­бо­ра и фор­ми­ро­ва­ния эли­ты. Да, она бы­ла, мо­жет быть, несо­вер­шен­ной, но она бы­ла. Лю­ди про­дви­га­лись на­верх, ес­ли они об­ла­да­ли опре­де­лён­ны­ми спо­соб­но­стя­ми и че­ло­ве­че­ски­ми ка­че­ства­ми. На­при­мер, ма­стер то­го или ино­го про­из­вод­ствен­но­го участ­ка мог стать и ми­ни­стром. Се­год­ня это­го нет. Ку­мов­ство и день­ги - ос­нов­ной фак­тор ка­рьер­но­го ро­ста. В 90-е го­ды про­изо­шла ещё од­на ма­ло­при­ят­ная вещь. С раз­ва­лом про­мыш­лен­но­сти ис­чез тон­кий ин­тел­лек­ту­аль­ный слой ин­же­не­ров и тех­ни­че­ских ра­бот­ни­ков. А это бы­ла, ес­ли хо­ти­те, пе­ре­до­вая часть на­ше­го об­ще­ства. Се­год­ня мы по­жи­на­ем пло­ды той без­дум­ной по­ли­ти­ки. Ду­маю, что с раз­ви­ти­ем вы­со­ко­тех­но­ло­ги­че­ских и ин­но­ва­ци­он­ных про­из­водств у нас по­явит­ся шанс вновь об­ре­сти ин­тел­лек­ту­аль­ную эли­ту, ко­то­рая спо­соб­на твор­че­ски мыс­лить. Но и без по­вы­ше­ния об­щей по­ли­ти­че­ской куль­ту­ры нам не обой­тись. В про­тив­ном слу­чае, мы так и бу­дем по уров­ню раз­ви­тия стра­ной тре­тье­го ми­ра.

Есть нерав­но­душ­ные лю­ди. Но кто их слы­шит?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.