ПРО ЛЮ­БОВЬ

А так­же про ар­хи­тек­ту­ру и при­зва­ние

AiF Tambov - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

В МАЕ ЭТО­ГО ГО­ДА ВЫ­ПУСК­НИ­КИ МОС­КОВ­СКО­ГО АР­ХИ­ТЕК­ТУР­НО­ГО ИН­СТИ­ТУ­ТА 1974 ГО­ДА СО­БРА­ЛИСЬ НА ЮБИ­ЛЕЙ­НУЮ КОР­ПО­РА­ТИВ­НУЮ ВЕ­ЧЕ­РИН­КУ И ПРЕ­ДА­ЛИСЬ ВОС­ПО­МИ­НА­НИ­ЯМ... И РЕ­ШИ­ЛИ, ЧТО ИХ УСТ­НЫЕ РАССКАЗЫ ВПОЛНЕ МО­ГУТ СТАТЬ ФАК­ТОМ ЛИ­ТЕ­РА­ТУ­РЫ. И ОСЕ­НЬЮ ВЫ­ШЕЛ В СВЕТ СБОР­НИК « LOVE STORY. 148 СТРА­НИЦ ПРО ЛЮ­БОВЬ». КОН­ЦЕП­ЦИЮ СБОР­НИ­КА РАЗ­РА­БО­ТАЛ И РЕ­А­ЛИ­ЗО­ВАЛ (ЕМУ НЕ ПРИ­ВЫ­КАТЬ!) ВЫ­ПУСК­НИК ИН­СТИ­ТУ­ТА ВИК­ТОР СКРЫЛЁВ, ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ ХУ­ДОЖ­НИК-КА­РИ­КА­ТУ­РИСТ.

КО­МУ ПОКОРЯЕТСЯ

МАРХИ?

- Вик­тор, по­сле пя­ти­де­ся­ти­лет­не­го зна­ком­ства нам как-то не при­ста­ло иг­рать в офи­ци­оз, по­это­му да­вай на «ты». Да и Там­бов для те­бя не чу­жой го­род - в нём про­шла юность.

- В Там­бо­ве я окон­чил сред­нюю шко­лу и дет­скую ху­до­же­ствен­ную, а так­же три кур­са ТИХМа. Но во­вре­мя осо­знал - с хи­ми­че­ским ма­ши­но­стро­е­ни­ем на­до за­вя­зы­вать. И по­дал­ся без осо­бой на­деж­ды в МАрхИ, ко­то­рый для про­сто­го смерт­но­го счи­тал­ся непри­ступ­ным, и я то­же ко­ле­бал­ся. Но окон­ча­тель­но убе­дил ме­ня риск­нуть уже со­сто­яв­ший­ся ар­хи­тек­тор Алек­сандр Лунь­кин, вер­нув­ший­ся по­сле окон­ча­ния МАрхИ в Там­бов. В Моск­ву я при­е­хал в са­мый раз­гар всту­пи­тель­ных эк­за­ме­нов и бук­валь­но во­рвал­ся с пап­кой сво­их ри­сун­ков пря­мо к рек­то­ру. Иван Сер­ге­е­вич Ни­ко­ла­ев, из­му­чен­ный ро­ди­те­ля­ми аби­ту­ри­ен­тов и их вы­со­ки­ми про­си­те­ля­ми, сна­ча­ла ле­ни­во, а за­тем с ин­те­ре­сом пе­ре­ли­стал пап­ку с ри­сун­ка­ми, и… При­ня­ли ме­ня сра­зу на вто­рой курс с усло­ви­ем, что я сдам за­дол­жен­ность по ар­хи­тек­ту­ре за пер­вый курс. Но это уже от­дель­ная исто­рия.

ПО­ЧЕ­МУ БУ­МАЖ­НАЯ СТРОЙ­ПЛО­ЩАД­КА?

- Поз­воль мне в на­деж­де стать тво­им био­гра­фом крат­ко из­ло­жить эта­пы. При­чём на­гра­ды и зва­ния из­за огра­ни­чен­но­сти га­зет­ной пло­ща­ди пе­ре­чис­лять не бу­ду, не ста­ну ка­сать­ся и лич­ной жиз­ни. Про­ра­бо­тав несколь­ко лет глав­ным ху­дож­ни­ком ещё той «Ли­те­ра­тур­ной га­зе­ты» ты все­це­ло от­дал­ся книж­но­му и жур­наль­но­му ди­зай­ну. В част­но­сти, «одел» и вы­пу­стил в свет жур­на­лы «Ра­бот­ни­ца», «Здо­ро­вье», «Ми­ша», «Ма­ха­он», «Су­пер­мен», «Кре­стьян­ка», га­зе­ту «Мос­ков­ские но­во­сти». Я ни­че­го не про­пу­стил?

- Ещё жур­на­лов де­сять, но это неваж­но. Для каж­до­го при­ду­мал и раз­ра­бо­тал ма­кет, ди­зайн, как се­год­ня при­ня­то это на­зы­вать. Са­мой ре­а­ли­зо­ван­ной иде­ей счи­таю жур­нал «Кре­стьян­ка», а са­мым лю­би­мым - муж­ской жур­нал «Та­бач­ная лав­ка». Хоть он и был со­лид­ным из­да­ни­ем с за­па­хом до­ро­гих си­гар и ко­нья­ка, но аб­со­лют­но де­мо­кра­тич­ным. В кон­це 90- х мы бы­ли сво­бод­ны от цензуры и в вы­бо­ре тем, счаст­ли­вы ско­ро­стью ре­а­ли­за­ции идей. Но этот «слад­кий » пе­ри­од в рос­сий­ских СМИ бы­ст­ро за­кон­чил­ся, и урод­ли­вый оте­че­ствен­ный ка­пи­та­лизм бы­ст­ро отрез­вил на­ши твор­че­ские по­ры­вы.

- Но из­вест­ность сре­ди чи­та­те­лей ты об­рёл как ка­ри­ка­ту­рист. В 2010 го­ду в се­рии «Ма­сте­ра ка­ри­ка­ту­ры» вы­шел аль­бом тво­их ри­сун­ков. Но твоя гро­тес­ко­вая гра­фи­ка - это от­дель­ная те­ма. Ска­жу лишь, что все ка­ри­ка­ту­ри­сты де­лят­ся на уме­ю­щих смеш­но ри­со­вать и уме­ю­щих мыс­лить па­ра­док­саль­но. У те­бя эти два ка­че­ства гар­мо­нич­но пе­ре­пле­та­ют­ся. Есть да­же ка­ри­ка­ту­ры, гля­дя на ко­то­рые пла­кать хо­чет­ся, как над «Мёрт­вы­ми ду­ша­ми» Го­го­ля. Свою пер­со­наль­ную вы­став­ку в Цен­траль­ном до­ме ар­хи­тек­то­ров, про­шед­шую в 2008 го­ду к 60-ле­тию, ты на­звал «Ка­ри­ка­ту­ра, от ко­то­рой не смеш­но».

- Ко­кет­ни­чал пе­ред вступ­ле­ни­ем в пен­си­он­ный воз­раст…

КО­МУ ПО­ДО­БЕН

ЧЕОВЕК?

- И по­это­му да­вай без ко­кет­ства оста­но­вим­ся на се­рьёз­ном во­про­се, ко­то­рый вы­зы­ва­ет мно­го спо­ров у там­бов­чан. Ты не был в на­шем го­ро­де чет­верть ве­ка, за это вре­мя он здо­ро­во из­ме­нил­ся. Не мог бы ты по­де­лить­ся про­фес­си­о­наль­ны­ми впе­чат­ле­ни­я­ми о ны­неш­нем ар­хи­тек­тур­ном об­ли­ке Там­бо­ва? Так ска­зать, невзи­рая на ли­ца…

- Спу­стя мно­го лет Там­бов для ме­ня от­крыл­ся по-но­во­му. Он по­ка­зал­ся мне плос­ким и неин­те­рес­ным по ре­лье­фу. Со­бо­ры и но­вые ко­ло­коль­ни немно­го раз­би­ва­ют мо­но­тон­ность по­стро­ек, но да­же по­чти 100-мет­ро­вая ко­ло­коль­ня «не дер­жит» про­стран­ства. В 50-е го­ды го­род укра­сил­ся ред­ки­ми ста­лин­ски­ми пя­ти­этаж­ка­ми, а се­год­ня - ба­наль­ны­ми 9- 14- этаж­ны­ми ко­роб­ка­ми. Сей­час я хо­ро­шо ви­жу, что за про­шед­шие сто­ле­тия так и не сло­жил­ся ви­зу­аль­ный центр го­ро­да, нет да­же его об­ра­за. Им мог бы стать боль­шой со­бор с мо­на­сты­рём и пло­ща­дью, ры­ноч­ная пло­щадь с тор­го­вы­ми ря­да­ми или по­строй­ка со­вре­мен­но­го цен­тра. Пло­щадь Ле­ни­на с драм­те­ат­ром и при­мкнув­ши­ми к ним новостройками на эту роль не тя­нет. Центр мог бы раз­ви­вать­ся на пе­ре­кре­стьи Со­вет­ской и Ин­тер­на­ци­о­наль­ной, а даль­ше с вы­хо­дом на дру­гой бе­рег

90- БЫ­ЛИ СВО­БОД­НЫ В ВЫ­БО­РЕ ТЕМ.

Цны че­рез пе­ше­ход­ный мост. Уси­лить грун­ты - и впе­рёд! Здесь са­мое ме­сто для эт­но­пар­ка - му­зея под от­кры­тым не­бом. А се­год­ня под ро­кот буль­до­зе­ров тор­же­ству­ет «мос­ков­ский стиль» или, как ты од­на­жды вы­ра­зил­ся, «цы­ган­ское ба­рок­ко».

- Су­ро­во, но, на мой взгляд, спра­вед­ли­во. Но ты ещё не зна- ешь, что в этом го­ду в цен­тре го­ро­да за­сы­па­ли рус­ло Сту­ден­ца и стро­ят на этом ме­сте…

- Неуже­ли оче­ред­ной тор­го­вый центр? - Ра­зу­ме­ет­ся! - Но ведь это ме­сто сво­им ре­лье­фом на­пра­ши­ва­лось на двух­уров­не­вый парк. По­ни­маю, Там­бов с давних вре­мён

- Да, с юмо­ром нын­че про­ис­хо­дят стран­ные ве­щи, а чи­нов­ни­кам яв­но не хва­та­ет са­мо­иро­нии. Ты толь­ко пред­ставь се­бе: едешь в трол­лей­бу­се по Ин­тер­на­ци­о­наль­ной, смот­ришь, - а Козь­мы и нет. Это под по­ры­вом вет­ра он по­вер­нул­ся в про­филь. Ве­тер сме­нил на­прав­ле­ние - вот он…

Суть со­вре­мен­ной ар­хи­тек­ту­ры.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.