«МА­МА, Я ВЕР­НУЛ­СЯ!»

Спец­на­зо­вец Са­мир Аса­нов вы­жил в аф­ган­ском пек­ле

AiF Tambov - - 23 ФЕВРАЛЯ -

ЭТО « ЧЁР­НАЯ СТРА­НИ­ЦА » В ИС­ТО­РИИ СПЕЦ­НА­ЗА ГРУ ГЕН­ШТА­БА ВС СССР, ВО­Е­ВАВ­ШЕ­ГО В АФ­ГА­НИ­СТАНЕ. крос­сов­ки. Са­мир Аса­нов уже хо­дил в до­зо­ры, ко­гда ком­бат раз­ре­шил ему от­пу­стить бо­ро­ду - уж боль­но крым­ский та­та­рин по­хо­дил на душ­ма­на. К то­му же знал уз­бек­ский и та­джик­ский язы­ки и при встре­че с аф­ган­ца­ми мог так их за­бол­тать, что его при­ни­ма­ли за сво­е­го.

Неза­дол­го до кро­ва­во­го боя в ки­шла­ке Кобай ко­ман­до­вать спец­на­зов­ца­ми на­зна­чи­ли комбата - за­нос­чи­во­го штаб­но­го офи­це­ра, без бо­е­во­го опы­та. Он при­ни­мал ре­ше­ния сам, не со­ве­ту­ясь ни с кем. По вос­по­ми­на­ни­ям ве­те­ра­нов 173-го от­ря­да, имен­но он от­пра­вил на вер­ную ги­бель от­ряд 3-й ро­ты, не пе­ре­про­ве­рив ин­фор­ма­цию, по­сту­пив­шую из ХАДа (аф­ган­ской служ­бы без­опас­но­сти). Стар­шим на­зна­чи­ли май­о­ра Удо­ви­чен­ко (по­зыв­ной Удав).

«При под­хо­де к Ко­баю, - вспо­ми­на­ет Са­мир, за­ку­ри­вая, - на­ша груп­па раз­де­ли­лась - стар­ший лей­те­нант Са­ша Тур за­кре­пил­ся на со­сед­ней гор­ке. Мы ока­за­лись в за­бро­шен­ном за­гоне для ско­та с гли­ня­ны­ми сте­на­ми тол­щи­ной в метр. На рас­све­те ти­хо сня­ли пер­вый ду­хов­ский до­зор, за­тем вто­рой, тре­тий. Чет­вёр­тый, на ве­ло­си­пе­дах, уже знал, где мы пря­чем­ся. Один из «ве­ло­си­пе­ди­стов» по­дал сиг­нал к ата­ке ос­нов­ных сил. С кри­ка­ми «Ал­лах ак­бар!» 300 ду­хов ри­ну­лись на нас. Мы зна­ли, что в плен по­па­дать нель­зя, там нас ждёт ад (в 1986 г. бой­цам Аса­даб­ад­ско­го ба­та­льо­на душ­ма­ны вы­ко­ло­ли гла­за, от­ре­за­ли нос и уши, мо­ты­га­ми раз­би­ли го­ло­вы)». по­те­рял 9 бой­цов, 11 бы­ли тя­же­ло ра­не­ны. Но и бо­лее 100 душ­ма­нов в этом бою от­пра­ви­лись к Ал­ла­ху.

Ко­гда в гос­пи­та­ле мед­сёст­ры снимали с Са­ми­ра окро­вав лен­ную одеж­ду, он, несмот­ря на боль, чуть не сго­рел со сты­да. Крым­ский та­та­рин кри­чал на всю хи­рур­гию: «Род­нень­кие, сест­рич­ки! Оставьте хоть тру­сы!»

Ныне сер­жант Са­мир Аса­нов, ка­ва­лер двух ор­де­нов Крас­но­го Зна­ме­ни, то­гда на дем­бель по­лу­чил и фи­нан­со­вое воз­на­граж­де­ние за вой­ну в Аф­га­ни­стане - 150 со­вет­ских руб­лей.

- Сна­ча­ла я по­счи­тал се­бя мил­ли­о­не­ром, - сме­ёт­ся Са­мир. - Но ко­гда до род­но­го до­ма таш­кент­ский так­сист «за­ря­дил» 200 руб­лей, по­чув­ство­вал се­бя ни­щим. Вме­сте с од­но­пол­ча­на­ми (я при­гла­сил в го­сти 8 дру­зей) мы влез­ли в од­ну «Волгу», и че­рез несколь­ко ча­сов ез­ды я уже сту­чал в ро­ди­тель­ское окош­ко с кри­ком: «Ма­ма, я вер­нул­ся!» На сле­ду­ю­щий день Са­мир, про­во­жая сво­их од­но­пол­чан, по­нял, что это са­мый пло­хой день в его жиз­ни. Де­сант­ник в фор­ме при ор­де­нах сто­ял на од­ной из стан­ций таш­кент­ско­го мет­ро и пла­кал от осо­зна­ния то­го, что в мир­ной жиз­ни ему бу­дет силь­но не хва­тать фрон­то­во­го брат­ства. Вла­ди­мир СВАРЦЕВИЧ,

Ев­па­то­рия - Москва

Са­мир Аса­нов хо­дил в раз­вед­ку в одеж­де аф­ган­ских мод­жа­хе­дов. 1987 год.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.