УХО­ДЯ­ЩАЯ НА­ТУ­РА

Её спе­шит со­хра­нить на по­лот­нах Вик­тор Ко­ше­лев

AiF Tambov - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Ев­ге­ний ПИСАРЕВ

ЕЩЁ В ПРО­ШЛОМ ГО­ДУ ХУ­ДОЖ­НИК ВИК­ТОР КО­ШЕ­ЛЕВ ОТ­МЕ­ТИЛ 70-ЛЕТ­НИЙ ЮБИ­ЛЕЙ, В ДЕ­КАБ­РЕ ПРО­ШЛА ЕГО ПЕР­СО­НАЛЬ­НАЯ ВЫ­СТАВ­КА. «АИФ - ТАМ­БОВ» ДАВ­НО ХО­ТЕЛ ПРИ­ГЛА­СИТЬ ЖИ­ВО­ПИС­ЦА К СЕ­БЕ В ГО­СТИ. НО ПО РАЗ­НЫМ ПРИ­ЧИ­НАМ ЭТО НЕ УДА­ВА­ЛОСЬ. СЕ­ГОД­НЯ МЫ ИС­ПРАВ­ЛЯ­ЕМ ЭТУ ОПЛОШ­НОСТЬ.

ИЗ АР­ХИ­ТЕК­ТО­РА В

ХУ­ДОЖ­НИ­КИ

- Вик­тор Ти­мо­фе­е­вич, как слу­чи­лось, что вы, ар­хи­тек­тор по об­ра­зо­ва­нию, из цар­ства чет­ких ли­ний и пря­мых уг­лов, при­шли в жи­во­пись?

- Путь был дол­гим, из­ви­ли­стым. Сред­нюю шко­лу за­кон­чил в Мин­ске, где жи­ли ро­ди­те­ли. Отец был офи­це­ром, а се­мьи во­ен­ных по­сто­ян­но ме­ня­ли дис­ло­ка­цию. В Мин­ске же по­сту­пил в по­ли­тех­ни­че­ский ин­сти­тут на фа­куль­тет ар­хи­тек­ту­ры, и уже с ди­пло­мом ар­хи­тек­то­ра пе­ре­ехал в Там­бов, где мно­го лет за­ни­мал­ся про­ек­ти­ро­ва­ни­ем, вы­пол­нял ди­зай­нер­ские за­ка­зы. А ин­те­рес к жи­во­пи­си у ме­ня по­явил­ся ещё в школь­ные го­ды, ко­гда на­пря­мую по­зна­ко­мил­ся с ра­бо­та­ми бе­ло­рус­ских ху­дож­ни­ков. Ри­со­вать лю­бил с дет­ства, а уже по­сле ин­сти­ту­та за­ни­мал­ся ак­ва­ре­лью, офор­том, участ­во­вал в рес­пуб­ли­кан­ских вы­став­ках. Да и в Со­юз ху­дож­ни­ков Рос­сии всту­пил как гра­фик. В жи­во­пи­си стал про­бо­вать се­бя поз­же, уже в кон­це 70-х го­дов. Пер­вое вре­мя при­смат­ри­вал­ся к ра­бо­там Алек­сея Крас­но­ва, Ев­ге­ния Соловьёва, то­гдаш­них мэтров. Ино­гда они за­хо­ди­ли ко мне в ма­стер­скую, смот­ре­ли, а по­рой да­же остав­ля­ли на по­лотне свой за­ви­ток ма­сте­ра. Мне эти за­вит­ки до­ро­го об­хо­ди­лись - при­хо­ди­лось бежать за бу­тыл­кой, что­бы от­ме­тить этот факт по­се­ще­ния и свое­об­раз­но­го при­зна­ния. В 1998 го­ду зна­ме­на­тель­ным со­бы­ти­ем для ме­ня ста­ло уча­стие в сов­мест­ной вы­став­ке ху­дож­ни­ков Рос­сии и Бе­ло­рус­сии. На ней я уже на рав­ных встре­тил­ся с ху­дож­ни­ка­ми из Мин­ска, у ко­то­рых в ран­ней юно­сти учил­ся ма­стер­ству.

- Пе­ред на­шей бе­се­дой раз­го­ва­ри­вал с ва­ши­ми кол­ле­га­ми о ва­ших ра­бо­тах, и все они оце­ни­ва­ли их вы­со­ко. И не из кор­по­ра­тив­ной со­ли­дар­но­сти, а со зна­ни­ем де­ла. При этом срав­ни­ва­ли с ра­бо­та­ми ра­но ушед­ше­го из жиз­ни жи­во­пис­ца Вик­то­ра Ше­мя­ки­на.

- Ше­мя­кин, без­услов­но, ока­зал на ме­ня вли­я­ние. У каж­до­го из нас есть свои при­стра­стия, ху­дож­ни­ки по при­ро­де сво­ей рев­ни­вы. Но важ­но не толь­ко по­нять и оце­нить дру­го­го ху­дож­ни­ка, но и пре­одо­леть его вли­я­ние. Не всем это уда­ет­ся, но все к это­му стре­мят­ся. Мы вме­сте с Вик­то­ром ез­ди­ли на се­вер, в Во­ло­год­скую об­ласть в окрест­но­сти Ки­рил­лоБе­ло­зер­ско­го мо­на­сты­ря. Ра­бо­тать ря­дом с ним - это то­же сво­е­го ро­да ма­стер-класс. Бы­ва­ло, что и ссо­ри­лись, но это бы­ли, так ска­зать, ху­до­же­ствен­ные ссо­ры.

- Мо­гу да­же за­ме­тить, что по жиз­ни вы бы­ли с ним ан­ти­по­ды, а вот ва­ши ра­бо­ты ка­ким-то об­ра­зом риф­му­ют­ся, хо­тя их невоз­мож­но спу­тать. А чем во­об­ще ху­дож­ни­ков при­вле­ка­ет рус­ский се­вер?

- Ду­маю, что по­та­ён­ной кра­со­той та­мош­ней при­ро­ды, внеш­ней скуд­но­стью кра­сок, су­ро­во­стью. На се­ве­ре нет той пест­ро­ты, ко­то­рую вно­сит в мир со­вре­мен­ная ци­ви­ли­за­ция. Там цар­ство по­коя.

ЛЮБ­ЛЮ Я ЖИЗ­НИ

УВЯ­ДА­НЬЕ

- Со­вре­мен­ных ху­дож­ни­ков ча­сто при­вле­ка­ет и эсте­ти­ка за­пу­сте­ния, увя­да­ния. По­ни­маю, что осен­ние пей­за­жи, ко­то­рые пре­об­ла­да­ют на вы­став­ках, по-род­ствен­но­му свя­за­ны с пуш­кин­ской строкой «люб­лю я пыш­ное при­ро­ды увя­да­нье». Но жи­во­пис­цы идут даль­ше. По­че­му-то на их по­лот­нах пре­об­ла­да­ют за­пу­щен­ные дво­ры, по­лу­раз­ру­шен­ные до­ма, по­ко­сив­ши­е­ся из­бен­ки.

- На­вер­ное, от­то­го, что мир чет­ких ли­ний и пря­мых уг­лов утом­ля­ет. Ведь в при­ро­де нет ни пря­мых ли­ний, ни гео­мет­ри­че­ски пра­виль­ных форм. И эта «непра­виль­ность» и при­вле­ка­ет ху­дож­ни­ка. И еще хо­чет­ся успеть за­пе­чат­леть ухо­дя­щую на­ту­ру, го­род­ской пей­заж, ко­то­рый че­ло­век об­жи­вал ве­ка­ми. Бы­ва­ет, уви­дишь тихую улоч­ку в Там­бо­ве, по­ду­ма­ешь, что хо­ро­шо бы за­пе­чат­леть этот ис­то­ри­че­ски вы­дер­жан­ный по­кой на по­лот- не, а ко­гда со­бе­решь­ся - той улоч­ки уже нет, на ме­сте ста­рых об­жи­тых до­мов сто­ят вы­чур­ные скуч­ные ко­роб­ки, уве­шан­ные ре­кла­мой, ко­то­рая ста­ра­ет­ся пе­ре­кри­чать со­сед­нюю ре­кла­му. А это уже дру­гая эсте­ти­ка. Пи­шу я в ос­нов­ном с на­ту­ры, а до­во­жу уже по па­мя­ти. В ка­кой-то мо­мент на­ту­ра на­чи­на­ет ско­вы­вать. Удач­ным ча­ще все­го бы­ва­ет то, что де­ла­ет­ся быст­ро, на вдох­но­ве­нии, в со­сто­я­нии тран­са.

- Вос­при­я­тие жи­во­пи­си тре­бу­ет опре­де­лён­ной под­го­тов­ки, по­ни­ма­ния, да­же ска­зал бы при­выч­ки. Пом­ню, как в на­ча­ле 90-х го­дов жи­во­пис­цы вы­шли со сво­и­ми ра­бо­та­ми на ули­цу, «вы­шли на па­нель», как они то­гда са­ми го­во­ри­ли. Но вы­став­ки там­бов­ских ху­дож­ни­ков со вре­ме­нем ста­ли, ес­ли чест­но, уны­лы­ми, а га­стро­ли­ру­ю­щие твор­цы бе­рут де­шё­вым эпа­та­жем. Вы не под­да­лись это­му ры­ноч­но­му ис­ку­ше­нию?

- То­гда мы на­ив­но по­ла­га­ли, что твор­че­ская сво­бо­да даст и эко­но­ми­че­скую. Зна­то­ки мои ра­бо­ты на­хва­ли­ва­ли, но по­ку­пать не спе­ши­ли. Что по­де­ла­ешь - за­ко­ны рын­ка ра­бо­та­ют чет­ко, без сбо­ев лишь в мас­со­вой куль­ту­ре, ко­то­рая на­це­ле­на имен­но на мас­со­во­го по­тре­би­те­ля. Но я убеж­дён, что хо­ро­шая жи­во­пись обя­за­тель­но най­дет не толь­ко сво­е­го це­ни­те­ля, но и по­ку­па­те­ля.

- А как сей­час жи­вет­ся ху­дож­ни­ку?

- По-раз­но­му жи­вет­ся. Ма­стер­ски­ми мы ху­до-бед­но обес- пе­че­ны, а осталь­ное за­ви­сит от уда­чи. Сво­бод­но­му ху­дож­ни­ку, ес­ли он не при­двор­ный жи­во­пи­сец, во все вре­ме­на при­хо­ди­лось труд­но. По­яви­лись со­би­ра­те­ли жи­во­пи­си, ко­то­рые по­ку­па­ют на­ши ра­бо­ты, в Со­ю­зе ху­дож­ни­ков по­сто­ян­но от­крыт вы­ста­воч­ный зал, где мож­но при­смот­реть се­бе ра­бо­ту по вку­су. Ре­гу­ляр­но про­хо­дят пер­со­наль­ные вы­став­ки, в го­ро­де сло­жи­лась опре­де­лён­ная куль­тур­ная сре­да.

ОЩУ­ЩЕ­НИЕ СЛУ­ЧАЙ­НО­СТИ

- Ва­ша «ко­ря­вая», гу­сто за­ме­шан­ная жи­во­пись не вя­жет­ся с ва­шим об­ра­зо­ва­ни­ем, с ар­хи­тек­ту­рой, где по ва­шим же сло­вам ца­рят пря­мые уг­лы и чет­кие ли­нии. Но все-та­ки, ду­маю, вы смот­ри­те на го­род и как ар­хи­тек­тор. Ка­ким вам ви­дит­ся со­вре­мен­ный Там­бов?

- Ны­неш­няя гра­до­стро­и­тель­ная по­ли­ти­ка ме­ня удру­ча­ет. Од­но вре­мя я пре­по­да­вал на ар­хи­тек­тур­ном фа­куль­те­те Там­бов­ско­го тех­ни­че­ско­го уни­вер­си­те­та. Пре­по­да­вал, хо­тя знал, что мои ны­неш­ние сту­ден­ты че­рез несколь­ко лет нач­нут раз­ру­шать, а не со­хра­нять. Страш­но смот­реть на кри­ча­щий дис­со­нанс цер­ков­ной и свет­ской ар­хи­тек­ту­ры при от­сут­ствии об­ще­го про­ек­та. Го­род утра­чи­ва­ет оба­я­ние, уют, но­вые по­строй­ки остав­ля­ют ощу­ще­ние слу­чай­но­сти. Разрушительные про­цес­сы не под­да­ют­ся ра­ци­о­наль­но­му объ­яс­не­нию, ду­маю, что дик­ту­ют­ся они ис­клю­чи­тель­но ком­мер­че­ски­ми ин­те­ре­са­ми, при­чем сию­ми­нут­ны­ми. Но­вые зда­ния воз­во­дят­ся на из­но­шен­ных ком­му­ни­ка­ци­ях, го­род­ское про­стран­ство за­пол­ня­ет­ся не зе­лё­ны­ми ост­ров­ка­ми, а вре­мен­ны­ми по­строй­ка­ми.

- Но ведь они по­яв­ля­ют­ся не вдруг, кто-то да­ёт раз­ре­ше­ние на их строительство?

- Ду­маю, да­ю­щим раз­ре­ше­ния чи­нов­ни­кам не по­ме­ша­ло бы до ре­а­ли­за­ции про­ек­тов по­со­ве­то­вать­ся с ар­хи­тек­то­ра­ми, не свя­зан­ны­ми долж­ност­ны­ми обя­зан­но­стя­ми. Мо­жет, уда­лось бы из­бе­жать то­го дис­со­нан­са, ко­то­рый мы на­блю­да­ем в ны­неш­нем об­ли­ке го­ро­да. Ведь ар­хи­тек­тур­ную ошиб­ку, во­пло­щён­ную в ма­те­ри­а­ле, ла­сти­ком не со­трешь. Хо­те­лось, что­бы пред­ста­ви­те­ли го­род­ских вла­стей ча­ще бы­ва­ли на на­ших вы­став­ках, при­слу­ши­ва­лись к мне­нию ху­дож­ни­ков, ко­то­рые, по­верь­те, пло­хо­го не по­со­ве­ту­ют. Наш го­род, на мой взгляд, ста­но­вит­ся враж­де­бен че­ло­ве­ку. По­ни­маю, что мно­гие утра­ты неиз­беж­ны. Необ­хо­ди­мо сно­сить вет­хое жи­льё, со­зда­вать для лю­дей нор­маль­ные усло­вия. Нор­маль­ные. И что­бы этим за­ни­ма­лись не вре­мен­щи­ки, а лю­ди спо­соб­ные ви­деть даль­ше сию­ми­нут­ной вы­го­ды.

НЕПРА­ВИЛЬ НО­СТИ ПРИ­ВЛЕ­КА­ЮТ ХУ­ДОЖ­НИ­КА.

Неред­ко ху­дож­ник воз­вра­ща­ет­ся к ста­рым этю­дам, что­бы вер­нуть к жиз­ни ушед­шую на­ту­ру.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.