ПЕР­СО­НА

AiF Tambov - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Бе­се­до­ва­ла Оль­га ШАБЛИНСКАЯ

ВСЕ­МИР­НО ЗНА­МЕ­НИ­ТЫЙ ХО­РЕО ГРАФ, БО­ЛЕЕ 30 ЛЕТ РУ­КО­ВО­ДИВ­ШИЙ БА­ЛЕ­ТОМ БОЛЬ­ШО­ГО ТЕ­АТ­РА, ОТ­ВЕ­ТИЛ НА ВО­ПРО­СЫ «АИФ».

У НАС ЕСТЬ МИС­СИЯ

- Юрий Ни­ко­ла­е­вич, се­го­дня мно­гие но­сталь­ги­ру­ют: в со­вет­ское вре­мя бы­ла об­щая идея - стра­на друж­но шла «к свет­ло­му ком­му­ни­сти­че­ско­му бу­ду­ще­му», и это спла­чи­ва­ло на­цию...

- У ме­ня ни­ка­кой но­сталь­гии по со­вет­ским го­дам нет. Я знаю, что на­до про­сто тру­дить­ся в том вре­ме­ни, в ко­то­ром ты жи­вёшь. И по­ни­мать - неза­ви­си­мо от строя, по­ли­ти­че­ской и эко­но­ми­че­ской си­ту­а­ции: ес­ли каж­дый из нас бу­дет хо­ро­шо де­лать своё де­ло, улуч­шит­ся и жизнь. Любовь к стране долж­на быть де­я­тель­ной. А ес­ли го­во­рить о на­ци­о­наль­ной идее... «От нас ни­че­го не за­ви­сит» - это неправ­да.

Я став­лю спек­так­ли в России, не­дав­но вот был в Якут­ске. Ви­жу раз­ные те­ат­ры. Да­же при оди­на­ко­вом бюд­же­те труп­пы на­хо­дят­ся на раз­ном уровне про­фес­си­о­на­лиз­ма. Од­ни яв­но сла­бые, дру­гие, на­обо­рот, де­ла­ют успе­хи. Ес­ли у ру­ля на­сто­я­щие пат­ри­о­ты сво­е­го де­ла - те­атр (за­вод, фаб­ри­ка - что угод­но возь­ми­те) бу­дет раз­ви­вать­ся. От лю­дей за­ви­сит. Де­лом до­ка­зы­вать пре­дан­ность сво­ей стране на­до, а не сло­ва­ми.

- А с вос­пи­та­ни­ем мо­ло­до­го по­ко­ле­ния что де­лать? Мэт­ры куль­ту­ры с го­ре­чью го­во­рят: ны­неш­нюю мо­ло­дёжь толь­ко день­ги и ин­те­ре­су­ют.

- Но­вей­шая ис­то­рия го­су­дар­ства учит нас всех но­во­му от­но­ше­нию к день­гам, они фор­ми­ру­ют об­раз жиз­ни. По­нят­но, лю­ди долж­ны на­ко­нец жить хо­ро­шо в на­сто­я­щем вре­ме­ни. Но ста­вить это во гла­ву уг­ла, де­лать жиз­нен­ной це­лью, сно­сить рам­ки мо­ра­ли в по­гоне за рей­тин­гом, де­неж­ным до­воль­стви­ем?.. Нет и нет! Как при­вить мо­ло­до­му по­ко­ле­нию ду­хов­ность, нрав­ствен­ные иде­а­лы? Ду­маю, се­го­дня - как, впро­чем, и рань­ше - толь­ко се­рьёз­ное искус­ство спо­соб­но ко­го-то вос­пи­тать. В со­вет­ское вре­мя куль­ту­ре уде­ля­лось боль­шое вни­ма­ние. И се­го­дня уде­ля­ет­ся. Но как-то по-дру­го­му... Про­па­ган­ди­ро­вать нуж­но имен­но се­рьёз­ное искус­ство, а по­пса и са­ма себе до­ро­гу про­бьёт.

- Кста­ти, на­счёт се­рьёз­но­го ис­кус­ства... Сей­час нам объ­яв­ле- ны санк­ции, об­струк­ция мно­ги­ми стра­на­ми. Об­ста­нов­ка очень на­по­ми­на­ет хо­лод­ную вой­ну. По­ли­ти­че­ски слож­ней­шая си­ту­а­ция уда­ри­ла по куль­ту­ре?

- В куль­ту­ре ни­ка­ких санк­ций по от­но­ше­нию к России вро­де бы быть не мо­жет. Боль­шое искус­ство нель­зя за­пре­тить, это то, что уже свя­зы­ва­ет нас всех - лю­дей, да­же жи­ву­щих по раз­ные сто­ро­ны гра­ни­цы. По край­ней ме­ре, так бы­ло все­гда. Посмот­ри­те, из ка­ких стран при­ез­жа­ют в Боль­шой те­атр на на­ши ба­лет­ные кон­кур­сы - московский и со­чин­ский «Мо­ло­дой ба­лет ми­ра»: Ита­лия, Фран­ция, Гер­ма­ния, Ве­ли­ко­бри­та­ния, Но­р­ве­гия... Дол­го пе­ре­чис­лять. (

- Ред.) И мы сво­их вос­пи­тан­ни­ков от­прав­ля­ем по все­му ми­ру. Боль­шой те­атр имел успех на За­па­де, на Во­сто­ке, за оке­а­ном вез­де и все­гда - и в раз­гар хо­лод­ной вой­ны, и сей­час. Так бы­ло, есть и, хо­чет­ся ду­мать, бу­дет. На­ши ар­ти­сты - боль­шие про­фес­си­о­на­лы, при­ез­жа­ю­щие не про­сто по за­про­су пуб­ли­ки по­ве­се­лить её, - у нас все­гда бы­ла Мис­сия. В России очень силь­ная шко­ла ба­ле­та. Тот класс ис­пол­не­ния, ко­то­рый мы по­ка­зы­ва­ем в спек­так­лях клас­си­че­ско­го ре­пер­ту­а­ра, ма­ло кто в ми­ре мо­жет по­вто­рить. Во мно­гих дру­гих стра­нах шко­ла уте­ря­на.

- А как вы от­но­си­тесь к то­му, что ми­нистр куль­ту­ры пред­ла­га­ет сно­ва вве­сти худ­со­ве­ты?

- Он дей­стви­тель­но так счи­та­ет? Ска­жу од­но: я про­тив.

- Бла­го­да­ря вам у труп­пы Боль­шо­го бо­лее 30 лет бы­ло звёзд­ное вре­мя, ва­ши спек­так­ли гре­ме­ли во всём ми­ре - «Спартак», «Щел­кун­чик», «Жи­зель»... А что вы счи­та­е­те ос­нов­ной про­бле­мой се­го­дняш­не­го те­ат­ра?

- Очень важ­но, что­бы в ис­кус­стве не бы­ло ме­ша­ни­ны. Клас­си­че­ский ба­лет и со­вре­мен­ный ба­лет не на­до по­ка­зы­вать в од­ном те­ат­ре! Это раз­ные пу­ти в ис­кус­стве и во­об­ще куль­ту­ра раз­ная. Сим­фо­ни­че­ский ор­кестр не дол­жен иг­рать блю­зы, а джа­зо­вый - сим­фо­ни­че­скую му­зы­ку. Я за опре­де­лён­ность. Был МХАТ Ста­ни­слав­ско­го и Не­ми­ро­ви­ча-Дан­чен­ко, а ря­дом те­ат­ры Вах­тан­го­ва, Та­и­ро­ва, Мей­ер­холь­да, по­том Тов­сто­но­го­ва. Они сто­я­ли на раз­ных эс­те­ти­че­ских плат­фор­мах, но у каж­до­го бы­ло своё ли­цо. Сей­час не у каж­до­го те­ат­ра ли­цо раз­гля­дишь...

ИНО­СТРАН­ЦЫ ЕДУТ

НА... КУ­БАНЬ

- Мно­го лет на­зад вы ушли из Боль­шо­го и бы­ли при­гла­ше­ны в Крас­но­дар, в никому не из­вест­ный те­атр. А те­перь «Гри­го­ро­вич-ба­лет», как на­зы­ва­ют ва­шу труп­пу во всём ми­ре, штур­му­ют ино­стран­цы...

- Да, по­сто­ян­но по­лу­ча­ем при­гла­ше­ния, в том чис­ле ту­да, где уже бы­ли, и не один раз. Не­дав­но от­кры­ва­ли зна­ме­ни­тый Афин­ский фе­сти­валь в ан­тич­ном те­ат­ре у под­но­жия Акро­по­ля, ме­сто, где вы­сту­па­ли и Ма­рия Кал­лас, и Па­ва­рот­ти... Неод­но­крат­но бы­ли в Япо­нии, Тур­ции, Ис­па­нии, Ве­ли­ко­бри­та­нии. Се­го­дня, по про­ше­ствии 20 лет, я мо­гу ска­зать, что нас зна­ют, труп­па при­об­ре­ла са­мо­сто­я­тель­ное имя и зна­че­ние. Мы со­бра­ли до­воль­но боль­шой ре­пер­ту­ар. Я вос­ста­но­вил неко­то­рые ба­ле­ты Ми­ха­и­ла Фо­ки­на из дя­ги­лев­ской ан­тре­при­зы: «Пет­руш­ку», «Жар-пти­цу», «По­ло­вец­кие пляс­ки», «Кар­на­вал» и др. В об­щем, нам есть чем встре­тить соб­ствен­ное 20-ле­тие.

- Юрий Ни­ко­ла­е­вич, вы про­жи­ли дол­гую жизнь... Ка­ким прин­ци­пам вер­ны с мо­ло­до­сти?

- У ме­ня вправ­ду бы­ла очень бур­ная, на­сы­щен­ная со­бы­ти­я­ми жизнь. Мне че­рез пол­то­ра го­да 90! Шут­ка ли? И столь­ко раз­но­го бы­ло… О ка­ких-то пе­ри­о­дах вспо­ми­на­ешь свет­ло, о дру­гих ме­ня­ешь своё мне­ние. Са­мые яр­кие впе­чат­ле­ния, ко­неч­но, от ве­ли­ких лю­дей, с ко­то­ры­ми встре­чал­ся или ра­бо­тал. С ком­по­зи­то­ром Иго­рем Стра­вин­ским в ЛосАн­дже­ле­се мы два дня про­ве­ли в очень ин­те­рес­ных и ве­сё­лых раз­го­во­рах. Ну ге­ний! По­го­во­ри­ли о его зна­ме­ни­той «Весне свя­щен­ной». Я спро­сил: она идёт в раз­ных вер­си­ях во всём ми­ре, по­сле Ни­жин­ско­го кто, с его точ­ки зре­ния, бли­же всех по­до­шёл к сущ­но­сти про­из­ве­де­ния? Он по­ду­мал, по­том ска­зал: «Ни­жин­ский всё-та­ки». Я ему: «Но вы са­ми пи­са­ли, я чи­тал, вы ру­га­ли его». Он го­во­рит: «Да, но зна­е­те, в чём де­ло, я ме­няю с го­да­ми мне­ние о мно­гом. Что-то в 20 лет мне нра­ви­лось. А в 76 уже не нра­вит­ся». Ме­ня то­гда, в 40 лет, это по­ра­зи­ло. А сей­час мо­гу ска­зать то же са­мое. Так что - ни­ко­гда не го­во­ри «ни­ко­гда». Жи­вой че­ло­век на то и жи­вой, что­бы ме­нять­ся. Что оста­лось с мо­ло­до­сти неиз­мен­ным - вер­ность про­фес­сии, её власть на­до мной....

В КУЛЬ­ТУ­РЕ САНК­ЦИЙ К РОССИИ БЫТЬ НЕ МО­ЖЕТ.

Класс рос­сий­ско­го ба­ле­та ма­ло кто в ми­ре мо­жет по­вто­рить.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.