КО­ГДА ГО­ВО­РЯТ КАМ­НИ

AiF Tambov - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

ПЯТЬ ЛЕТ НА­ЗАД АК­ТИ­ВИ­СТЫ, НЕРАВ­НО­ДУШ­НЫЕ К ИЗУ­ЧЕ­НИЮ ПРО­ШЛО­ГО, СО­ЗДА­ЛИ ТАМБОВСКОЕ ОБ­ЩЕ­СТВО ЛЮ­БИ­ТЕ­ЛЕЙ КРА­Е­ВЕ­ДЕ­НИЯ (ТОЛК). ИХ ОБЪ­ЕДИ­НИЛ КОЛ­ЛЕК­ЦИ­О­НЕР МИ­ХА­ИЛ СЕ­МЕ­НОВ, ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ В ГО­РО­ДЕ КАК ОР­ГА­НИ­ЗА­ТОР ПО­СТО­ЯН­НЫХ И ПЕ­РЕ­ДВИЖ­НЫХ ВЫ­СТА­ВОК. ЧТО ЖЕ ЭТО ЗА СТРАСТЬ - СО­БИ­РА­НИЕ ДРЕВ­НО­СТЕЙ?

ОС­НО­ВА - КУЛЬ­ТУ­РА

- Ми­ха­ил Ива­но­вич, кто та­кие «лю­би­те­ли» кра­е­ве­де­ния?

- Каж­дый че­ло­век по­сво­е­му кра­е­вед. С дет­ства, со­зна­тель­но или нет, мы хо­тим най­ти се­бя в род­ном, близ­ком про­стран­стве, по­нять, как жи­ли, чем за­ни­ма­лись пра­де­ды. Ин­те­ре­су­ясь этим, мы в первую оче­редь изучаем куль­ту­ру, она непод­власт­на вре­ме­ни. В про­шлом бы­ло нема­ло ци­ви­ли­за­ций, ко­то­рые, не оста­вив па­мя­ти о во­ен­ных и по­ли­ти­че­ских ли­де­рах, на­ве­ки со­хра­ни­лись в куль­ту­ре. Се­го­дня важ­но за­ду­мать­ся об этом: мы мо­жем бес­ко­неч­но спо­рить о по­ли­ти­ке, о состоянии на­ших до­рог, о бюд­же­те, о но­вой го­род­ской и об­ласт­ной вла­сти. Со­вре­мен­ная об­ще­ствен­ная жизнь да­ет мно­го воз­мож­но­стей, что­бы мы рас­ко­ло­лись на груп­пы, пар­тии и вы­яс­ня­ли, кто прав. И толь­ко куль­ту­ра не мо­жет быть фак­то­ром разъ­еди­не­ния. В пе­ри­од кри­зи­сов имен­но она по­мо­га­ет ду­ма­ю­щим лю­дям со­хра­нить един­ство.

- Как у вас ро­ди­лась тяга к кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­нию?

- Это был ко­нец се­ми­де­ся­тых го­дов. Я рос в обык­но­вен­ной со­вет­ской се­мье, в до­ме не бы­ло ка­ких-то осо­бен­ных «ярких пя­тен», ко­то­рые мог­ли бы удо­вле­тво­рить лю­бо­зна­тель­ность. Не пом­ню точ­но, воз­мож­но, это бы­ла ка­кая-то ста­тья или пе­ре­да­ча о гео­ло­гах, но что-то спо­до­би­ло ме­ня со­би­рать кам­ни. В то вре­мя толь­ко за­стра­и­вал­ся Ок­тябрь­ский район, до­ро­ги про­ек­ти­ро­ва­лись. Ту­да за­во­зи­ли бу­лыж­ник, ще­бень, сре­ди ко­то­ро­го неред­ко встре­ча­лись по­ле­вой шпат, гра­нит с вкрап­ле­ни­я­ми, а по­рой и горный хру­сталь. Я хо­дил, смот­ря под но­ги, и всем этим многообразием за­по­ло­нил неболь­шой бал­кон ко­опе­ра­тив­ной квар­ти­ры.

- Кол­лек­ция кам­ней со­хра­ни­лась?

- Всё хо­ро­шо в своё вре­мя. Ко­гда я ушел в ар­мию, отец вы­бро­сил их. За­од­но на свал­ке ока­за­лась и ста­рин­ные са­мо­ва­ры: хо­тя они бы­ли с от­би­ты­ми бо­ка­ми, но с цар­ски­ми ме­да­ля­ми, сей­час они це­нят­ся вы­со­ко. По­сле кам­ней я со­би­рал спи­чеч­ные эти­кет­ки. Им на сме­ну при­шли знач­ки, марки, вкла­ды­ши от жва­чек, мо­не­ты. В то вре­мя бла­го­да­ря кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­нию сре­ди нас, под­рост­ков, сло­жил­ся сво­е­го ро­да социум. У ко­го-то очень ред­ко встре­ча­лись ино­стран­ные мо­не­ты, за них мож­но бы­ло по­лу­чить ку­чу на­ших род­ных до­ре­во­лю­ци­он­ных ме­дя­ков. Сей­час, кста­ти, по­ло­же­ние из­ме­ни­лось, ино­стран­ные мо­не­ты, да­же се­реб­ря­ные, не сто­ят хо­ро­ше­го цар­ско­го пол­тин­ни­ка. Се­го­дня, ко­гда я по­ка­зы­ваю мо­не­ты ро­ди­те­лям, то го­во­рю: то­гда я ку­пил их за ко­пей­ки, а сей­час они сто­ят хо­ро­ших де­нег, в то вре­мя как на­коп­ле­ния со­вет­ских лю­дей мо­мен­таль­но обес­це­ни­лись. Так что ис­то­ри­че­ская ценность в бук­валь­ном смыс­ле оста­ет­ся цен­но­стью непре­хо­дя­щей. По­том страсть к кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­нию не мог­ла про­явить се­бя - ра­бо­та по­гло­ща­ла как ми­ни­мум де­вя­но­сто про­цен­тов вре­ме­ни. И толь­ко по­сле де­ся­ти лет в та­ком рит­ме я стал со­зда­вать хорошие кол­лек­ции - ко­ло­коль­чи­ков, древ­ней пла­сти­ки, фин­но-угор­ских древ­но­стей, пу­го­виц, иг­ру­шек, ке­ра­ми­че­ских со­су­дов, до­ре­во­лю­ци­он­ных от­кры­ток, сред­не­ве­ко­вых ве­щей бул­гар­ско­го про­из­вод­ства, кир­пи­чей там­бов­ских про­из­во­ди­те­лей и так да­лее. Мно­гие из них се­го­дня оформ­ле­ны как вы­став­ки, их мож­но уви­деть в зда­ни­ях го­род­ской и об­ласт­ной ад­ми­ни­стра­ций, в об­ласт­ной ду­ме, в ма­га­зи­нах и му­зе­ях.

СКВОЗ­НЯК В ДУ­ШЕ

- Как ду­ма­е­те, по­че­му очень ча­сто де­ти рас­про­да­ют ве­ли­ко­леп­ные кол­лек­ции ро­ди­те­лей?

- В свое вре­мя ве­ли­кий фи­ло­лог Юрий ЛОТМАН ска­зал, что куль­ту­ра - это из­бы­точ­ность. Ко­гда у че­ло- ве­ка - внут­рен­няя недо­ста­точ­ность, он счи­та­ет, что всё ре­ша­ет­ся день­га­ми, быст­ро и эф­фек­тив­но. Та­ко­му че­ло­ве­ку по­сто­ян­но нуж­ны день­ги, это - един­ствен­ная ценность. Та­кие лю­ди смот­рят на ста­рин­ную вещь толь­ко как на пред­мет, ко­то­рый мож­но про­дать, на этом их го­ри­зон­ты за­кан­чи­ва­ют­ся. Ра­ди них идут «под нож» кол­лек­ции от­цов и де­дов, рас­про­да­ет­ся ста­ри­на, дол­гие го­ды хра­нив­ша­я­ся в до­ме. Но это ре­а­лии не толь­ко на­ше­го дня. Всё это - тра­ге­дия вы­хо­ла­щи­ва­ния цен­но­стей, ко­гда сквоз­няк вы­но­сит теп­ло из до­ма, вы­но­сит суть, смыс­лы, ис­то­ри­че­ские корни. Но че­ло­век, ко­то­рый не от­но­сит­ся бе­реж­но к ве­щам в сво­ем до­ме, ни­ко­гда не бу­дет бе­речь что-то и вне его стен. Пу­стой че­ло­век остав­ля­ет по­сле се­бя пу­стое ме­сто. Ведь рань­ше, ко­гда хо­те­ли сгла­зить, так и го­во­ри­ли: что­бы пу­сто те­бе бы­ло! Пу­сто­та и есть тот са­мый сглаз, мы по­лу­чи­ли его в ре­зуль­та­те ис­то­ри­че­ских невзгод. По­это­му смысл кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ния, ко­неч­но, не в стя­жа­нии ве­щей. Ес­ли не ин­те­ре­со­вать­ся их про­шлым, не по­ка­зы­вать и не рас­ска­зы­вать лю­дям - они, не­смот­ря на древ­ность, то­же оста­нут­ся пу­сты­ми. Об­раз­но го­во­ря, ко­гда ты на­чи­на­ешь го­во­рить с кам­ня­ми, кам­ни от­ве­ча­ют те­бе. Они рас­ска­зы­ва­ют о том, что бы­ло, кто их со­би­рал и кто их раз­бра­сы­вал, они при­но­сят мысли, по­мо­га­ют по­нять со­вре­мен­ность. В этом и смысл кол­лек­ци­о­ни­ро­ва­ния - в со­хра­не­нии и пе­ре­да­че ис­то­ри­че­ской ин­фор­ма­ции, ко­то­рая ис­хо­дит от ве­щей. Ве­щи - это толь­ко свое­об­раз­ные на­рез­ки смыс­лов, ко­то­рые нуж­но уло­вить и осо­знать. Ко­гда я ви­жу ка­кую-ни­будь цен­ный пред­мет, моя пер­вая мысль: «Я хо­чу с ним жить!» В бук­валь­ном смыс­ле хо­чу ви­деть его каж­дый день, и что­бы он во мне что- то ме­нял. Та­кие пред­ме­ты на­сы­ща­ют ду­шу, и ты сам ста­но­вишь­ся бо­га­че. Не бо­га­че в ма­те­ри­аль­ном смыс­ле из-за то­го, что у те­бя хра­нит­ся ста­ри­на, а по­то­му, что ты мо­жешь с ней об­щать­ся.

- И по­мочь дру­гим стать бо­га­че ду­хов­но? Как вы ду­ма­е­те, вы­став­ки и му­зеи по­мо­га­ют в этом?

- Да, но, бо­гат не тот, кто по­се­тил мно­го му­зеев, а тот, кто вы­хо­дит из му­зея с улыб­кой, с го­ря­щи­ми гла­за­ми и пе­ре­жи­ва­ет всё то, что он уви­дел, что «про­чи­тал» от ста­рин­ных ве­щей. Так, кста­ти, и воз­ни­ка­ет по­треб­ность бы­вать в му­зе­ях. Жаль, что она се­го­дня есть толь­ко у неболь­шо­го чис­ла лю­дей, и в том нема­лая ви­на са­мих му­зеев, но это - те­ма от­дель­но­го раз­го­во­ра. Опять же хо­чу вер­нуть­ся к мысли: бо­гат­ство опре­де­ля­ет­ся куль­ту­рой. Су­ще­ству­ет ста­ти­сти­ка, что ко­ли­че­ство кол­лек­ци­о­не­ров пря­мо про­пор­ци­о­наль­но бо­гат­ству об­ще­ства. Неда­ром их мно­го в раз­ви­тых стра­нах.

- Но на­ша куль­ту­ра все­гда стра­да­ла от недо­стат­ка средств, по­мо­щи…

- Еще со вре­мен Сред­не­ве­ко­вья до­шло вы­ра­же­ние «от­цы го­ро­да», у от­ца все­гда долж­ны быть сред­ства на ре­ше­ние тех за­дач, ко­то­рые он счи­та­ет при­о­ри­тет­ны­ми. Ес­ли ис­то­рия, куль­тур­ное насле­дие - не в при­о­ри­те­те, то на них ни­ко­гда не бу­дет де­нег, а на фейерверки, фур­ше­ты и ми­тин­ги най­дут­ся. Так что нуж­но по­ни­мать непре­хо­дя­щую ценность ис­то­рии - ведь ни од­но де­ре­во не рас­тет и не раз­ви­ва­ет­ся, ес­ли не по­ли­вать и не да­вать си­лы кор­ням.

7ВЫСТАВОК ТОЛК  ОТ­КРЫ­ТО В ТАМ­БО­ВЕ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.