АФ­ГАН НА­ВСЕ­ГДА

AiF Tambov - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

КНИ­ГА «ПАНДЖШЕР НА­ВСЕ­ГДА» ЮРИЯ МЕЩЕРЯКОВА ВЫ­ШЛА В ОД­НОМ ИЗ КРУП­НЫХ ИЗ­ДА­ТЕЛЬСТВ, СЕЙ­ЧАС ЕЕ ПРО­ДА­ЮТ НЕ ТОЛЬ­КО В ГО­РО­ДАХ РОС­СИИ, НО И ЗА РУ­БЕ­ЖОМ. АВ­ТОР ПО­СТА­РАЛ­СЯ ОСМЫС­ЛИТЬ ТЕ­МУ ВОЙ­НЫ, СО­СТО­Я­НИЕ ДУ­ШИ, ПЕ­РЕ­ЖИ­ВА­Ю­ЩЕЙ ТЯ­ЖЕ­ЛЫЕ ПО­ТРЯ­СЕ­НИЯ. В РО­МАНЕ БО­ЛЕЕ ШЕ­СТИ­СОТ СТРА­НИЦ. КА­КИЕ ТАЙ­НЫ ОНА ОТ­КРЫ­ВА­ЕТ ЧИ­ТА­ТЕ­ЛЮ?

ПЫ­ТА­ЯСЬ ОСМЫС­ЛИТЬ

- Юрий Аль­бер­то­вич, как вы ре­ши­ли на­пи­сать кни­гу об Аф­ган­ской войне?

- В те­че­ние двух лет, с мар­та 1984 г. по ап­рель 1986 г. я слу­жил в Аф­га­ни­стане в 682 мо­то­стрел­ко­вом пол­ку в долж­но­стях ко­ман­ди­ра взво­да, ро­ты. Участ­во­вал во мно­гих бо­е­вых опе­ра­ци­ях, в ос­нов­ном в уще­лье Панджшер. По­сле, ко­гда вер­нул­ся с вой­ны, то да­ле­ко не сра­зу взял­ся за кни­гу. На­вер­ное, нуж­но бы­ло со­зреть до по­ни­ма­ния произошедших со­бы­тий, их важ­но­сти. Я не сра­зу по­нял, а по­том убе­дил­ся: они со мной на­все­гда. Пер­вый мой ли­те­ра­тур­ный опыт от­но­сит­ся к 1999 го­ду, ко­гда ми­ну­ло уже 13 лет с мо­мен­та мо­е­го воз­вра­ще­ния с вой­ны. Несколь­ко эпи­зо­дов сло­жи­лись в от­дель­ные рас­ска­зы, и, ра­бо­тая над ни­ми, я ре­шил со­еди­нить вос­по­ми­на­ния в ро­ман. Я был да­лек от ли­те­ра­ту­ры, един­ствен­ное, что ме­ня под­сте­ги­ва­ло к ра­бо­те - это не дать со­бы­ти­ям, фактам, а глав­ное - лю­дям, погибшим то­ва­ри­щам по­те­рять­ся в па­мя­ти. Ра­бо­та над книгой дли­лась семь лет, и ро­ман был за­вер­шен в 2006 го­ду.

- Кни­га ос­но­ва­на на до­ку­мен­таль­ных со­бы­ти­ях?

- Клю­че­вые мо­мен­ты я по­ста­рал­ся из­ло­жить мак­си­маль­но до­сто­вер­но, не при­укра­ши­вая и не до­ду­мы­вая что-то. То есть, фак­ту­ра кни­ги пол­но­стью ос­но­ва­на на до­ку­мен­таль­ном ма­те­ри­а­ле. Дру­гое де­ло мои ге­рои – они име­ют ре­аль­ных про­то­ти­пов, но всё же это со­би­ра­тель­ные об­ра­зы. Ино­гда чи­та­те­ли спра­ши­ва­ют: глав­ный ге­рой кни­ги Ре­ми­зов – это я сам? От­ве­чу сло­ва­ми классика: лю­бое твор­че­ство в той или иной сте­пе­ни ав­то­био­гра­фич­но. Я не вы­би­рал се­бя про­то­ти­пом, мне хо­те­лось со­здать об­раз сви­де­те­ля то­го вре­ме­ни со сво­ей па­мя­тью, пе­ре­жи­ты­ми эмо­ци­я­ми, но ко- по при­чине недо­стат­ка ин­фор­ма­ции не мог разо­брать­ся, по­че­му стра­на ввя­за­лась в вой­ну, что на са­мом де­ле про­ис­хо­ди­ло в Аф­га­ни­стане.

ПО­СЛЕД­НЯЯ ВОЙ­НА

- До сих пор к этой войне в на­шем об­ще­стве про­ти­во­ре­чи­вое от­но­ше­ние. Да­же пред­ста­ви­те­ли ру­ко­вод­ства стра­ны не склон­ны да­вать оцен­ки тем со­бы­ти­ям. По­че­му так?

-Я не уве­рен, долж­ны ли вла­сти спу­стя столь­ко лет за­ни­мать ка­кую-то офи­ци­аль­ную по­зи­цию в от­но­ше­нии ре­ше­ний, при­ня­тых в дру­гом го­су­дар­стве. Но власть вы­ра­жа­ет по­зи­цию, ока­зы­вая по­мощь участ­ни­кам и осо­бен­но ин­ва­ли­дам аф­ган­ской вой­ны, как, соб­ствен­но, и дру­гих войн, а это очень су­ще­ствен­ный факт. Что ка­са­ет­ся от­но­ше­ния, сло­жив­ше­го­ся в об­ще­стве, то здесь со­вер­шен­но яс­но, что ввод круп­но­го кон­тин­ген­та войск в со­сед­нюю стра­ну, охва­чен­ную граж­дан­ской вой­ной, был по­ли­ти­че­ской ошиб­кой. Лю­ди по­ни­ма­ют, что вой­на при­ве­ла к боль­шим жерт­вам и, мяг­ко го­во­ря, со­всем не при­нес­ла ав­то­ри­те­та го­су­дар­ству. Аф­ган­ская вой­на окон­ча­тель­но на­до­рва­ла мо­раль­ные си­лы об­ще­ства. Стра­на на про­тя­же­нии де­ся­ти лет нес­ла ко­лос­саль­ные людские и фи­нан­со­вые по­те­ри, при этом об­ще­ство не мог­ло до­сту­чать­ся до ру­ко­вод­ства и по­вли­ять на ход со­бы­тий. Вой­на ста­ла важ­ным зве­ном в це­пи при­чин кру­ше­ния СССР.

АФ­ГАН­СКИЙ СИН­ДРОМ

- Участ­ни­ки аф­ган­ской вой­ны очень ча­сто бы­ва­ют за­мкну­ты­ми людь­ми, и слож­но от них услы­шать рас­сказ о тех со­бы­ти­ях. Вы всё же ре­ши­ли пи­сать и рас­ска­зы­вать. Но по­че­му же мно­гие мол­чат?

- Во­прос непро­стой. Есть мас­са при­чин, ко­гда участ­ни­ки во­ен­ных со­бы­тий ухо­дят от раз­го­во­ров. Роль каж­до­го от­дель­но­го сол­да­та и офи­це­ра на войне неод­но­знач­на. Вой­на – это вой­на. Кто-то про­явил сла­бость ха­рак­те­ра, или про­сто не успел во­вре­мя по­ста­вить пле­чо дру­гу и ви­нит се­бя в его ги­бе­ли. Дру­гие не мо­гут рас­ска­зать сво­ей прав­ды, по­то­му уве­ре­ны: окру­жа­ю­щие их не пой­мут, не по­ве­рят. У каж­до­го сол­да­та, и не толь­ко аф­ган­ской вой­ны, есть свои при­чи­ны и пра­во хра­нить мол­ча­ние.

- Это и есть «аф­ган­ский син­дром», ко­гда невоз­мож­но пе­ре­жить, спра­вить­ся с тя­же­лы­ми вос­по­ми­на­ни­я­ми?

- Ино­гда лю­ди, ко­то­рые несут в се­бе этот син­дром, не мо­гут по­нять, разо­брать­ся в сво­ем ду­шев­ном со­сто­я­нии. Во мно­гом по­это­му они на­чи­на­ют пи­сать, у ко­го-то это по­лу­ча­ет­ся луч­ше или ху­же, кто-то вы­хо­дит на ши­ро­кую пуб­ли­ку, кто-то нет, но я знаю, что пи­шу­щих сре­ди аф­ган­цев ста­но­вит­ся всё боль­ше. Не сра­зу, но воз­ни­ка­ет по­треб­ность вы­плес­нуть на бу­ма­гу всё, что несет че­ло­век в серд­це. В первую оче­редь это нуж­но для се­бя, что­бы по­нять и осо­знать слу­чив­ше­е­ся. А осо­знать необ­хо­ди­мо мно­гое. Мне, на­при­мер, бы­ло до бо­ли обид­но, ко­гда в кон­це вось­ми­де­ся­тых го­дов пред­ста­ви­те­ли во­ен­ной сре­ды, свои же, на­зы­ва­ли ме­ня убий­цей толь­ко за то, что я был на той войне. То есть, ес­ли я сре­ди во­ен­ных столк­нул­ся с та­кой оцен­кой мо­е­го слу­же­ния Ро­дине, то ка­ко­го от­но­ше­ния бы­ло ждать от граж­дан­ских? В та­кие мо­мен­ты ду­ма­ешь: так кто же ты на са­мом де­ле? Пом­ню, как на­ча­лась «от­те­пель» в об­ще­ствен­ном со­зна­нии, и лю­ди ста­ли поз­во­лять се­бе та­кие оскор­би­тель­ные суж­де­ния в от­но­ше­нии аф­ган­цев, та­кие мыс­ли, ко­то­рым они, как мне ка­жет­ся, да­же не от­да­ва­ли от­чет. Ста­ло по­ще­чи­ной для аф­ган­цев и вы­ступ­ле­ние Ан­дрея САХАРОВА. Из­вест­ный все­му ми­ру че­ло­век, пусть ав­то­ри­тет­ный и вы­со­кий в сво­их по­мыс­лах, то­гда боль­но оскор­бил нас. При­чем поз­же ни­кто не смог объ­яс­нить, на ос­но­ве ка­ких фактов Са­ха­ров де­лал за­яв­ле­ние, что на­ши сол­да­ты уби­ва­ли сво­их, лишь бы те не по­па­ли в плен. При­ве­ду при­мер. Од­на­ж­ды по­сле несколь­ких дней опе­ра­ции мы воз­вра­ща­лись в ки­шлак Ру­ха. За несколь­ко ча­сов до при­бы­тия ко­ман­дир ди­ви­зии за­про­сил у всех ба­та­льо­нов дан­ные о на­ли­чии лич­но­го со­ста­ва в строю. Ко­гда по­сту­пи­ли до­кла­ды от ни­зо­вых под­раз­де­ле­ний, вы­яс­ни­лось, что в од­ном из ба­та­льо­нов не хва­та­ет сол­да­та. Он не по­гиб, не про­пал без ве­сти, про­сто в мо­мент уточ­не­ния ин­фор­ма­ции по неяс­ной при­чине его не ока­за­лось в строю. Ко­ман­дир ди­ви­зии от­дал при­каз: ни­кто не вер­нет­ся, по­ка сол­дат не бу­дет най­ден. Мы раз­вер­ну­лись и спу­стя несколь­ко ча­сов на­шли его. Как вы­яс­ни­лось, он про­сто уснул, устав от труд­но­го пу­ти по го­рам, а сер­жант не вы­пол­нил обя­зан­но­сти по про­вер­ке лич­но­го со­ста­ва. Этот при­мер го­во­рит о цен­но­сти жиз­ни каж­до­го: мы от­пра­ви­лись пол­ком ис­кать од­но­го то­ва­ри­ща, хо­тя на тот мо­мент прак­ти­че­ски не оста­ва­лось во­ды и пи­та­ния, а бо­е­при­па­сов бы­ло на ми­ни­му­ме. Не мо­гу знать, на ос­но­ве че­го за­яв­лял Са­ха­ров, что мы, сол­да­ты, уби­ва­ли сво­их. Мы и сво­их мерт­вых не остав­ля­ли на по­ле боя, это бы­ла вой­на, в ко­то­рой важ­нее ин­тер­на­ци­о­наль­но­го дол­га для нас бы­ло на­ше во­ен­ное брат­ство.

Опе­ра­ция в уще­лье Па­д­ж­шер - од­на из зна­ко­вых стра­ниц вой­ны

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.