ДЯГИЛЕВ. ТРИУМФ «БАНДИТА»

Рус­скую куль­ту­ру сде­ла­ли мод­ной хит­рость и на­пор Сер­гея Дя­ги­ле­ва.

AiF Tambov - - ЗВЁЗДНЫЙ СЛЕД -

145 ЛЕТ НА­ЗАД, 31 МАР­ТА 1872 Г., В ДЕРЕВНЕ СЕЛИЩИ НОВ­ГО­РОД­СКОЙ ГУБЕРНИИ ПО­ЯВИ­ЛИСЬ НА СВЕТ: ПЁТР ВЕ­ЛИ­КИЙ, НЕРОН, КРЕСТОНОСЕЦ КРА­СО­ТЫ И ЛУЧЕЗАРНОЕ СОЛН­ЦЕ. ИМЕН­НО ТА­КИ­МИ ПРОЗВИЩАМИ ВПО­СЛЕД­СТВИИ НА­ГРА­ДЯТ СЕРЁЖУ - СЫ­НА ШТАБ-РОТМИСТРА КАВАЛЕРГАРДСКОГО ПОЛКА ПАВЛА ДЯ­ГИ­ЛЕ­ВА.

Ко­гда несколь­ко лет на­зад у нас на го­су­дар­ствен­ном уровне об­суж­да­ли про­бле­мы меж­ду­на­род­но­го ими­джа со­вре­мен­ной Рос­сии, об­ще­ствен­ность со­гла­си­лась, что де­ло это важ­ное, и углу­би­лась в де­та­ли: ка­кой долж­ны ви­деть на­шу стра­ну? Пре­об­ла­да­ли от­ве­ты - «ве­ли­кой», «гроз­ной», «мо­гу­чей». Чуть от­ста­ва­ли опре­де­ле­ния вро­де «бо­га­той и про­цве­та­ю­щей». Но до глав­но­го так и не до­бра­лись.

Меж­ду тем за сто лет до то­го один-един­ствен­ный че­ло­век су­мел не толь­ко сфор­му­ли­ро­вать это «глав­ное», но и пре­тво­рить в жизнь. Сер­гею Пав­ло­ви­чу Дя­ги­ле­ву уда­лось сде­лать Рос­сию мод­ной. На­столь­ко мод­ной, что во всём мире ей вне­зап­но за­хо­те­ли под­ра­жать, а её до­сти­же­ния - ко­пи­ро­вать.

ПРОРОК В ОТЕЧЕСТВЕ

Нечто по­доб­ное про­изо­шло, ко­гда рус­ская ар­мия, по­бе­ди­тель­ни­ца На­по­лео­на, в 1814 г. во­шла в Па­риж. То­гда на ко­рот­кое вре­мя в Ев­ро­пе уста­но­ви­лась мо­да на всё a la Russe.

Прав­да, в Оте­че­ствен­ной войне 1812 г. по­гиб­ли сот­ни ты­сяч че­ло­век. Дягилев же обо­шёл­ся без уве­чий и тру­пов, но до­стиг, по­жа­луй, боль­ше­го. До­ста­точ­но ска­зать, что мать ны­неш­ней ко­ро­ле­вы Ве­ли­ко­бри­та­нии вы­хо­ди­ла за­муж в пла­тье с от­чёт­ли­вы­ми «рус­ски­ми» мо­ти­ва­ми и при­зна­ва­лась, что при­чи­ной то­му - её впе­чат­ле­ния от ба­ле­тов Дя­ги­ле­ва «Жар-пти­ца», «Пет­руш­ка» и «Вес­на свя­щен­ная».

Од­на­ко по­ка за гра­ни­цей не при­зна­ли его успе­ха, на Ро­дине для мно­гих Дягилев был шу­том го­ро­хо­вым. Вот от­зыв 1898 г.: «Тря­пич­ник, со­би­ра­ю­щий на му­сор­ной свал­ке от­бро­сы де­ка­дент­ско­го ис­кус­ства». Вот ста­тья 1903 г.: «Без­вкус­ный крив­ля­ка, за­ни­ма­ю­щий­ся наг­лым са­мо­вос­хва­ле­ни­ем». Вот 1907 г.: «Са­мо­зва­нец рус­ско­го ис­кус­ства, про­ка­жён­ный, бан­дит». И лишь несколь­ко лет спу­стя, ко­гда в Па­ри­же уже гре­ме­ли зна­ме­ни­тые ба­лет­ные «Рус­ские се­зо­ны», в пе­ча­ти по­яв­ля­ет­ся осто­рож­ное: «Дягилев - вид­ный ху­до­же­ствен­ный и му­зы­каль­ный де­я­тель». Но да­же это «при­зна­ние» со­про­вож­да­лось гром­ким оби­жен­ным кри­ком его кон­ку­рен­тов: «По­верь­те, не гос­по­дин Дягилев со­здал успех рус­ско­му те­ат­ру за гра­ни­цей!»

От­ча­сти это прав­да. Друг Сер­гея Пав­ло­ви­ча ху­дож­ник Алек­сандр Бе­нуа пи­сал: «Не Ша­ля­пин, не Ре­рих, не Дягилев бы­ли три­ум­фа­то­ра­ми в Па­ри­же, а вся рус­ская культура, вся осо­бен­ность рус­ско­го ис­кус­ства».

ПРО­ДЮ­СЕР ОТ БО­ГА

Од­на­ко без Дя­ги­ле­ва триумф этот мог бы не со­сто­ять­ся. У со­вре­мен­ных про­дю­се­ров в хо­ду ци­нич­ное вы­ра­же­ние: «Звез­да мо­жет си­деть на кухне, пить де­шё­вую вод­ку и не знать, что она звез­да». Вряд ли сам Сер­гей Пав­ло­вич опе­ри­ро­вал та­ки­ми сло­ва­ми, но дей­ство­вал как са­мый про­жжён­ный про­дю­сер. Ра­ди тор­же­ства сво­ей един­ствен­ной звез­ды - рус­ско­го ис­кус­ства - он де­лал всё: рис­ко­вал ре­пу­та­ци­ей, уни­жал­ся, лгал и да­же... го­во­рил прав­ду. Фран­цуз­ская ари­сто­крат­ка гра­фи­ня Эли­за­бет Греф­фюль вспо­ми­на­ла, как Дягилев до­бы­вал день­ги на пер­вый «Рус­ский се­зон»: «Он по­ка­зал­ся мне ка­ким-то про­хо­дим­цем, аван­тю­ри­стом. Но, ко­гда он сел за ро­яль и за­иг­рал ве­щи рус­ских ком­по­зи­то­ров, ко­то­рых я до то­го со­вер­шен­но не зна­ла, я всё по­ня­ла. Это бы­ло так ново и так изу­ми­тель­но чу­дес­но… Ко­гда он стал го­во­рить о том, что хо­чет на сле­ду­ю­щий год устроить фе­сти­валь рус­ской му­зы­ки, я тот­час же, без вся­ких со­мне­ний и ко­ле­ба­ний, обе­ща­ла ему сде­лать всё, что толь­ко в мо­их си­лах».

С по­ис­ти­не про­дю­сер­ской рев­но­стью он от­но­сил­ся и к сво­им под­чи­нён­ным. Вот как об од­ном ин­ци­ден­те го­во­рил ком­по­зи­тор Вла­ди­мир Ду­кель­ский: «Дягилев все­гда бо­ял­ся, что опе­ре­точ­ные короли пе­ре­ма­нят его со­труд­ни­ков, по­су­лив зо­ло­тые го­ры. Его по­до­зре­ния оправдались - я пре­льстил­ся фун­та­ми стер­лин­гов и под­пи­сал кон­тракт. Дягилев при­шёл в ди­кий раж и, к ве­ли­ко­му ужа­су при­сут­ство­вав­ших, рас­топ­тал мой но­вень­кий ци­линдр, взвизг­нув при этом: «Б…!»

БУНТ ЮРИ­СТА

Дей­стви­тель­но, ес­ли не бан­дит, то очень близ­ко. Не­да­ром зна­ко­мый Дя­ги­ле­ва ар­тист и ба­лет­мей­стер Серж Ли­фарь го­во­рил о его сти­ле по­ве­де­ния: «В ари­сто­кра­ти­че­ски-бар­ской при­ро­де Дя­ги­ле­ва где-то под­спуд­но та­и­лось и рус­ско-бун­тар­ское на­ча­ло, рус­ский анар­хизм, го­то­вый взо­рвать всю ве­ко­вую куль­ту­ру».

А ведь че­ло­век, в ко­то­ром си­де­ло всё это без­за­ко­ние, был са­мым что ни на есть за­кон­ни­ком. А имен­но вы­пуск­ни­ком юри­ди­че­ско­го фа­куль­те­та Пе­тер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та. Пи­тер­ский юр­фак ру­бе­жа XIX-XX вв. во мно­гом опре­де­лил тот куль­тур­ный взрыв, что мы на­зы­ва­ем Се­реб­ря­ным ве­ком. Вот несколь­ко имён Мсти­слав До­бу­жин­ский, Алек­сандр Бе­нуа, Ни­ко­лай Ре­рих, Иван Би­ли­бин. И да­же гроз­ный ис­то­ри­че­ский фон три­ум­фу рус­ской куль­ту­ры обес­пе­чи­ли два та­мош­них вы­пуск­ни­ка - Алек­сандр Ке­рен­ский и сдав­ший эк­за­ме­ны экс­тер­ном Вла­ди­мир Ле­нин.

Ра­зу­ме­ет­ся, зна­ние пра­во­вых кол­ли­зий и за­ко­нов ев­ро­пей­ских стран не мог­ло не по­мо­гать Дя­ги­ле­ву в осу­ществ­ле­нии рус­ско­го про­ры­ва на За­пад. Од­на­ко не­ко­то­рые чер­ты, необ­хо­ди­мые про­дю­се­ру, - ура­ган­ный на­пор, оба­я­ние, хит­рость, уме­ние нра­вить­ся - бы­ли врож­дён­ны­ми. Его дво­ю­род­ная пле­мян­ни­ца Зи­на­и­да Ка­ме­нец­кая оста­ви­ла лю­бо­пыт­ные вос­по­ми­на­ния о том, как со­всем юный Дягилев до­би­вал­ся по­бе­ды в дет­ских со­рев­но­ва­ни­ях: «Иска­лись ли гри­бы, а их бы­ла без­дна в пар­ке, сей­час же на­чи­на­лась кон­ку­рен­ция. Од­но вре­мя по­бе­ди­те­лем был Се­рё­жа, по­ка не был ули­чён - он ску­пал гри­бы у баб». А вот её зна­ком­ство с бу­ду­щим три­ум­фа­то­ром: «Че­рез ми­ну­ту ещё весь пыль­ный от да­лё­кой до­ро­ги во­рвал­ся в сто­ло­вую ка­кой-то мо­ло­дой че­ло­век и на­чал без раз­бо­ра по­ла и воз­рас­та всех целовать и об­ни­мать! Мы с ужа­сом по­чув­ство­ва­ли, как нас под­ня­ли на воз­дух силь­ные ру­ки и оста­ви­ли в по­кое, толь­ко что­бы за­су­нуть в огром­ную пасть на­ши любимые изю­мин­ки». При­мер­но так ве­ла се­бя Ев­ро­па под на­тис­ком рус­ской куль­ту­ры, ко­то­рый воз­гла­вил Сер­гей Пав­ло­вич Дягилев.

Сер­гей Дягилев и хо­рео­граф «Рус­ских се­зо­нов» Лео­нид Мя­син.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.