ВЛА­ДИ­МИР КОСТИН: «КНИГОЧЕИ ЖИ­ВУТ В ПРОВИНЦИИ»

Тра­ди­ции чте­ния на Ру­си еще оста­лись

AiF Tomsk - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Та­ма­ра ДРОЗДОВА

НЕ­ДАВ­НО В АЛ­ТАЙ­СКОМ КРАЕ СОСТОЯЛИСЬ ТРА­ДИ­ЦИ­ОН­НЫЕ ШУКШИНСКИЕ ДНИ, УЧАСТ­НИ­КОМ КО­ТО­РЫХ СТАЛ ТОМСКИЙ ПИ­СА­ТЕЛЬ ВЛА­ДИ­МИР КОСТИН. МЫ ВСТРЕТИЛИСЬ С АВ­ТО­РОМ, ЧТО­БЫ ВЫ­ЯС­НИТЬ, КТО В НАШ ВЕК ЭЛЕК­ТРО­НИ­КИ ВСЕ- ТА­КИ ЕЩЕ ЧИ­ТА­ЕТ КНИ­ГИ.

ЧИ­ТА­ТЕ­ЛИ – ЗА­МЕ­ЧА­ТЕЛЬ­НЫЕ

- Вла­ди­мир Ми­хай­ло­вич, всё про­хо­ди­ло на ро­дине Шук­ши­на, в Срост­ках?

– И в Срост­ках, и в Бар­нау­ле, и Бий­ске, и мно­гих дру­гих ме­стах юга Ал­тай­ско­го края. Про­грам­ма бы­ла до­ста­точ­но плот­ной, но всё ис­ку­па­лось хо­ро­шей рит­мич­ной ор­га­ни­за­ци­ей. С на­ми ра­бо­та­ли при­вет­ли­вые ин­тел­ли­гент­ные люди, низ­кий по­клон ал­тай­цам.

Я по­бы­вал на Ал­тае вто­рой раз с до­ста­точ­но боль­шим про­ме­жут­ком, и за­мет­но, что от­но­ше­ние к ис­кус­ству, куль­ту­ре там бо­лее ува­жи­тель­ное, чем во мно­гих дру­гих ре­ги­о­нах Рос­сии. Это вид­но по то­му, как ра­бо­та­ют клу­бы, биб­лио­те­ки в сё­лах Ал­тай­ско­го края, это вид­но и по верх­не­му слою на­род­но­го твор­че­ства.

Сам фе­сти­валь - пол­ные аудитории в ки­но­за­лах, мно­го лю­дей при­хо­ди­ли на встре­чи с пи­са­те­ля­ми в биб­лио­те­ки, по 200-300 че­ло­век, и за­вер­ше­ние – на го­ре Пи­кет, где со­бра­лось око­ло 15 ты­сяч че­ло­век! И ко­гда я вы­шел к мик­ро­фо­ну в са­мом на­ча­ле це­ре­мо­нии за­кры­тия, под­нял гла­за и уви­дел, что 15 ты­сяч пар глаз на те­бя смот­рят и ждут, что ты ска­жешь… К сча­стью, у ме­ня есть опыт вы­ступ­ле­ния пе­ред ауди­то­ри­ей, и я спра­вил­ся с вол­не­ни­ем… По -сво­е­му гран­ди­оз­но бы­ло…

- За­ме­ча­тель­ные впе­чат­ле­ния!

- И чи­та­те­ли за­ме­ча­тель­ные! Ко мне в Бар­нау­ле по­до­шёл мо­ло­дой че­ло­век лет 30, ис­то­рик по об­ра­зо­ва­нию, и го­во­рил о мо­их кни­гах так, как буд­то он сам их на­пи­сал! Пред­ла­гал об­су­дить, бы­ли ли дру­гие ре­ше­ния од­но­го эпи­зо­да, дру­го­го! Это вос­хи­ща­ет, и очень хо­чет­ся уго­дить та­ким мо­ло­дым лю­дям. По­доб­но­го ро­да ве­щи бы­ли и с дру­ги­ми пи­са­те­ля­ми во вре­мя на­ше­го турне по Ал­таю.

НУЖ­НО СМОТ­РЕТЬ

В БУ­ДУ­ЩЕЕ

- То есть пу­те­ше­ствие на Ал­тай по­ка­за­ло, что люди чи­та­ют…

- Да, люди в Ал­тай­ском се­ле чи­та­ют! Ме­ня, на­при­мер, ру­га­ли за то, что в биб­лио­те­ках нет мо­их книг. Ка­ким-то чу­дом у чи­та­те­лей ока­за­лось несколь­ко книг, оче­вид­но, их чи­та­ли, пе­ре­да­вая из рук в ру­ки, и со­сто­ял­ся ин­те­рес­ный раз­го­вор.

По­пу­ляр­ные рос­сий­ские пи­са­те­ли Ан­дрей Ру­ба­нов и Ро­ман Сен­чин, на­пи­сав­шие мно­гом­но­го книг, дер­жа­ли от­вет пе­ред чи­та­те­ля­ми. Их спрашивали: по­че­му всё так чер­но в их кни­гах? Чи­та­те­ли го­во­ри­ли о том, что есть ещё на Ру­си тру­дя­щий­ся че­ло­век, и о том, что пра­вед­ни­ки на Ру­си не пе­ре­ве­лись, и нам нуж­но гля­деть в бу­ду­щее, а вы нас без бу­ду­ще­го остав­ля­е­те…

Ан­дрей и Ро­ман, ре­бя­та умные, от­би­ва­лись, отвечая на во­про­сы, но и за­ду­мы­ва­лись: а зна­ют ли они народ Рос­сии? С этих встреч ре­бя­та вы­хо­ди­ли со­вер­шен­но удо­вле­тво­рён­ные, во­оду­шев­лен­ные, ду­маю, что в их твор­че­стве ка­кие-то сдви­ги про­изой­дут с точ­ки зре­ния по­ис­ков све­та - хо­тя бы в окош­ке.

- А ка­ко­ва роль пи­са­те­ля в со­вре­мен­ном ми­ре?

- К со­жа­ле­нию, роль пи­са­те­ля ума­ле­на, осо­бен­но по срав­не­нию с преды­ду­щи­ми эпо­ха­ми. Дей­стви­тель­но, угро­за ли­те­ра­ту­ре, твор­че­ству очень се­рьёз­ная. Со­вре­мен­ный мир во­об­ще раз­ви­ва­ет­ся на встреч­ных кур­сах, и тот курс, что от­ве­ча­ет гло­баль­ным тен­ден­ци­ям, – он страш­ный. Я убеж­дён­ный про­тив­ник гло­ба­лиз­ма, счи­таю, он ли­ша­ет где-то че­ло­ве­ка че­ло­ве­че­ских свойств, сужа­ет его сло­варь, усред­ня­ет, за­став­ля­ет поль­зо­вать­ся че­ло­ве­че­ской жиз­нью в сти­хии фи­ло­со­фии про­сто­го по­тре­би­тель­ства.

И, ко­неч­но, на фоне всех этих но­ва­ций, со­вре­мен­но­го ин­фор­ма­ци­он­но­го вала, ко­то­рый идёт с на­ча­ла ве­ка, роль пи­са­те­ля ума­ле­на.

Очень ма­ло пи­са­те­лей, ко­то­рых мож­но на­звать ку­ми­ра­ми по­ко­ле­ния, как это бы­ло с пи­са­те­ля­ми и в ХIX, и в XX ве­ках. Очень ма­ло, это прав­да. И ес­ли в Рос­сии де­рев­ня чи­та­ет, ма­лые го­ро­да чи­та­ют, то боль­шие го­ро­да чи­та­ют вы­бо­роч­но, и вы­бор книг во мно­гом за­ви­сит от пред­по­чте­ния из­да­те­лей. А они по фи­ло­со­фии сво­ей гло­ба­ли­сты, так же как и ки­но­про­дю­се­ры. И здесь воз­ни­ка­ют очень-очень лю­бо­пыт­ные, но непри­ят­ные ве­щи: ино­гда та­лант­ли­во­го че­ло­ве­ка за­став­ля­ют де­лать шир­по­треб, по­то­му что «это луч­ше про­да­ёт­ся».

«Не про­да­ёт­ся вдох­но­ве­ние, но мож­но ру­ко­пись про­дать…» То, что зву­ча­ло в зна­ме­ни­том сти­хо­тво­ре­нии Пуш­ки­на 1824 го­да как недо­умён­ный во­прос, сей­час во­пло­ти­лось в дей­стви­тель­ность. По­то­му что да­же под­со­зна­тель­но со­вре­мен­ный пи­са­тель, же­лая по­лу­чить по­пу­ляр­ность, на­чи­на­ет ори­ен­ти­ро­вать­ся на этот за­каз, за ко­то­рым сто­ит, с од­ной сто­ро­ны, ма­ло­гра­мот­ный го­род­ской чи­та­тель, а с дру­гой - из­да­тель, ко­то­рый хо­чет «на­ха­пать по­боль­ше». И по­это­му, ко­неч­но, со­вре­мен­ным пи­са­те­лям очень труд­но: мы не мо­жем жить на на­ши ли­те­ра­тур­ные за­ра­бот­ки. Как ска­зал Ро­ман Сен­чин, в Рос­сии толь­ко 20 че­ло­век кор­мят­ся сво­им ли­те­ра­тур­ным тру­дом по ду­ше, все осталь­ные под­ра­ба­ты­ва­ют, «ка­лы­мят», пи­шут сце­на­рии и про­чее, то есть ра­бо­та­ют на про­да­жу… Это, ко­неч­но, не есть хо­ро­шо, а со­всем да­же нехо­ро­шо…

РОС­СИЯ ПРОБУЖДАЕТСЯ

Но, с дру­гой сто­ро­ны, у ме­ня всё-та­ки есть ощу­ще­ние, что Рос­сия пробуждается! Не­дав­но од­на неум­ная жен­щи­на в ка­че­стве упрё­ка нам вы­ска­за­ла, что Рос­сия от­ста­ёт от Ев­ро­пы на 150 лет. На са­мом де­ле за­ме­ча­тель­но, что от­ста­ём: мо­жем учесть ошиб­ки За­па­да и вы­брать свой путь…

Да, Рос­сия пробуждается, а то, что по­ли­ти­че­ски не очень ак­тив­на, - мо­жет быть, это и здо­ро­во… Народ стал осто­ро­жен, народ стал спо­ко­ен, народ луч­ше пе­ре­ждёт, чем недо­ждёт. И во­об­ще, мы зна­ем, что та­кое был в на­шей ис­то­рии XX век. Народ по­ло­ма­ли очень хо­ро­шо, из­мель­чи­ли… то­ро­пить­ся нам неку­да, по­то­му что впе­ре­ди дол­гая- дол­гая жизнь, ес­ли, ко­неч­но, ни­че­го не произойдёт, по­то­му что по­ли­ти­че­ская об­ста­нов­ка на пла­не­те очень непро­стая- нечто кош­мар­ное… Но недаром есть за­ме­ча­тель­ное рус­ское сло­во «авось»… Будем на­де­ять­ся! Как го­во­рил Фолк­нер: по­ка по­след­ний че­ло­век оста­ёт­ся на зем­ле, он сто­ит на ска­ле, пе­ред бу­шу­ю­щим мо­рем ог­ня, он дол­жен вы­сто­ять, обя­зан на­де­ять­ся и ве­рить. Так вот, на­де­ем­ся и ве­рим!

ЧУДИКИ - ЭТО ХО­РО­ШО

- А в на­ше вре­мя воз­мо­жен фе­но­мен Шук­ши­на: при­е­хал че­ло­век из провинции и во­шёл сна­ча­ла в ки­но, за­тем и в ли­те­ра­ту­ру?

- На от­кры­тии фе­сти­ва­ля я го­во­рил о том, что Шук­шин со­вер­шен­но ор­га­нич­но слит со сво­ей эпо­хой. Он са­мый до­сто­вер­ный сын эпо­хи от­те­пе­ли, по­то­му что от­те­пель да­ла на­ро­ду го­лос, это был вто­рой огром­ный куль­тур­ный взрыв в ис­то­рии СССР, вто­рой бли­ста­тель­ный по­сле 20-х го­дов. Народ, осо­бен­но кре­стьян­ство, об­ре­ло го­лос, а го­ро­жане, вче­раш­ние по­том­ки кре­стьян, по­ня­ли, что это их го­лос то­же. И Шук­шин - это клас­си­че­ское во­пло­ще­ние все­го луч­ше­го, что бы­ло в от­те­пе­ли. Это пе­ри­од на­дежд, по­лё­та в кос­мос, это вре­мя, ко­гда люди с за­дран­ны­ми го­ло­ва­ми смот­ре­ли в не­бо…

По­сколь­ку на­деж­ды воз­вра­ща­ют­ся по­не­мно­гу, неспеш­но - мы дол­го за­пря­га­ем, по­столь­ку воз­вра­ща­ет­ся и Шук­шин. В Бар­нау­ле во вре­мя ин­тер­вью вы­ска­зал нечто по­доб­ное, а жур­на­лист сра­зу наз­вал мне фа­ми­лию ки­но­ре­жис­сё­ра Юрия Бы­ко­ва и его фильм «Ду­рак» - со­вер­шен­но шук­шин­ский. Я ещё не ви­дел фильм, но по при­ез­ду в Срост­ки спро­сил кол­лег, и Ро­ман Сен­чин ска­зал, что да, со­вер­шен­но за­ме­ча­тель­ный фильм и что есть и дру­гие. Ко­неч­но, вто­ро­го Шук­ши­на нам не нуж­но, как не нуж­но вто­ро­го Пуш­ки­на (мно­го раз­ве­лось Брод­ских – ни о чем хо­ро­шем это не го­во­рит). Ра­дост­но, что для Шук­ши­на сно­ва на­хо­дит­ся ме­сто. Мо­ло­дые ки­не­ма­то­гра­фи­сты об­ра­ща­ют вни­ма­ние на лю­дей со­ве­сти, на чу­ди­ков - это хо­ро­шо, то есть сно­ва на­чи­на­ем ви­деть че­ло­ве­ка. У Шук­ши­на что бы­ло уни­каль­но: он умел раз­гля­деть че­ло­ве­ка и бук­валь­но в несколь­ко аб­за­цев опре­де­лить его, мо­раль­но по­нять или оправ­дать, или вы­не­сти при­го­вор. Глав­ное - вни­ма­ние к от­дель­но­му че­ло­ве­ку, мы – бра­тья.

Шук­шин­ское по­ти­хонь­ку воз­вра­ща­ет­ся, и это за­ме­ча­тель­но! И Шук­ши­на сно­ва чи­та­ют, как и дру­гих пи­са­те­лей его ро­да в их луч­ших ве­щах - Бе­ло­ва, Рас­пу­ти­на…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.