КАК СКАЗКУ СДЕ­ЛАТЬ БЫЛЬЮ

Или несо­сто­яв­ша­я­ся меч­та ре­во­лю­ци­о­не­ра

AiF Tomsk - - ИСТОРИЯ -

В НО­ВО­СИ­БИРСК ПРИ­ВЕЗ­ЛИ ПЕРЕДВИЖНУЮ ВЫ­СТАВ­КУ КРАС­НО­ЯР­СКО­ГО ЛИТЕРАТУРНОГО МУ­ЗЕЯ ИМЕ­НИ АСТАФЬЕВА «АЛЕК­СЕЙ ГАСТЕВ. ЭКС­ПРЕСС-ПАНОРАМА: МЕЧ­ТЫ СБЫВАЮТСЯ».

По­свя­ще­на она опуб­ли­ко­ван­но­му в 1916 го­ду эс­се о бу­ду­щем го­ро­дов Си­би­ри. В нём ре­во­лю­ци­о­нер Алек­сей Гастев в на­ча­ле два­дца­то­го ве­ка фан­та­зи­ро­вал, ка­ки­ми ста­нут Крас­но­ярск, Но­во­ни­ко­ла­евск, Кур­ган, Ир­кутск, и Якутск в бу­ду­щем.

СТАЛЬ-ГО­РОД И МОЗГ

СИ­БИ­РИ

Бу­ду­щий Но­во­си­бирск ав­тор на­зы­ва­ет «Сталь-го­ро­дом». Вот в том чис­ле и о нём го­во­рит­ся в эс­се «Экс­пресс. Си­бир­ская фан­та­зия», ко­то­рое ре­во­лю­ци­о­нер Алек­сей Ка­пи­то­но­вич Гастев на­пи­сал, си­дя в Том­ской ка­торж­ной тюрь­ме.

«Ре­во­лю­ци­о­нер в сво­ём эс­се го­во­рит, как си­бир­ский экс­пресс про­ез­жа­ет че­рез всю Си­бирь, на­чи­ная с Кур­га­на. И мо­де­ли­ру­ет го­ро­да», – рас­ска­зы­ва­ет за­ве­ду­ю­щая Ли­те­ра­тур­ным му­зе­ем име­ни Астафьева Оль­га Ер­ма­ко­ва.

Кур­ган по­лу­ча­ет на­зва­ние «Кух­ня ми­ра», по­то­му что он «раз­рос­ся в го­род мас­ла, хле­ба, мя­са». Имен­но в Кур­гане на­хо­дит­ся На­род­ный дом, ко­то­рый за­ни­ма­ет це­лый квар­тал: «Окна до­ма идут цель­ным непре­рыв­ным стек­лом от кры­ши до са­мой зем­ли, и дом ка­жет­ся од­но­вре­мен­но и тя­жё­лым, и лёг­ким, как всё ве­ли­кое».

В част­но­сти, Но­во­си­бирск он на­зы­ва­ет «Сталь-го­ро­дом» и опи­сы­ва­ет здеш­ние кон­струк­ти­вист­ские со­ору­же­ния, про­из­вод­ствен­ные ком­плек­сы и да­же же­лез­но­до­рож­ный мост че­рез Обь.

Даль­ше идёт Крас­но­ярск, ко­то­рый фан­та­зёр на­зна­ча­ет «Моз­гом Си­би­ри». Здесь пи­са­тель меч­тал ви­деть меж­ду­на­род­ный на­уч­ный центр: «Дом меж­ду­на­род­ных на­уч­ных кон­грес­сов. Его фа­сад укра­шен фла­га­ми го­су­дарств все­го ми­ра, те­перь там за­се­да­ет кон­гресс по улуч­ше­нию че­ло­ве­че­ско­го ти­па пу­тём де­мон­стра­тив­но­го по­ло­во­го под­бо­ра. Ес­ли нуж­но вы­ра­зить на­уч­но-сме­лую идею, то все­гда и всю­ду – в Ев­ро­пе и в Аме­ри­ке – го­во­рят: «Это что-то... крас­но­яр­ское».

По­том по марш­ру­ту Ир­кутск – это та­кой го­род син­ди­ка­тов. А за ним, за Якут­ском и за фан­та­сти­че­ским го­ро­дом Бе­рин­гом, по за­мыс­лу Гасте­ва, на­хо­дит­ся подземный мор­ской тоннель, че­рез ко­то­рый по­езд мчится пря­мо в Аме­ри­ку – в та­кое «свет­лое про­ле­тар­ское бу­ду­щее все­го ми­ра».

ЦАРСТВО КОНСТРУКТИВИЗМА

Что­бы со­брать вы­став­ку, крас­но­яр­ские му­зей­ные ра­бот­ни­ки нашли парт­нё­ров и по­мощ­ни­ков в Но­во­си­бир­ском кра­е­вед­че­ском му­зее, Му­зее ис­то­рии ар­хи­тек­ту­ры Ба­лан­ди­на, Му­зее ис­то­рии го­ро­да Но­во­си­бир­ска. И на сты­ке ху­до­же­ствен­но­го вы­мыс­ла и ис­то­ри­че­ских фак­тов по­яви­лась вы­став­ка, ко­то­рая те­перь са­ма ез­дит по все­му Транс­си­бу. В ней со­бра­ны ред­кие фо­то­гра­фии, предо­став­лен­ные си­бир­ски­ми му­зе­я­ми-парт­нё­ра­ми, под­лин­ные пред­ме­ты, книги, пла­ка­ты, чер­те­жи, а так­же ин­тер­ак­тив­ная кар­та марш­ру­та Гасте­ва.

Ко­гда Гастев опи­сы­ва­ет бу­ду­щее го­ро­дов, он в первую оче­редь меч­та­ет о кон­струк­ти­вист­ском ве­ли­ко­ле­пии, ли­ней­ных го­ро­дах – го­род­ских по­се­ле­ни­ях кла­стер­но­го ти­па, в ко­то­рых по­верх­ность зем­ли пред­на­зна­че­на для пе­ше­хо­дов и зе­лё­ных рас­те­ний, а транс­порт­ные, энер­ге­ти­че­ские и ин­фор­ма­ци­он­ные ком­му­ни­ка­ции раз­ме­ще­ны над зем­лёй на «вто­ром уровне» и сто­ят на спе­ци­аль­ных опо­рах.

«То есть, по су­ти, он пред­вос­хи­ща­ет все ар­хи­тек­тур­ные нов­ше­ства 20–30-х го­дов, – го­во­рит Оль­га Ер­ма­ко­ва. – Как ему это уда­лось? Мо­жет, по­то­му что у него та­кая про­фес­сия – ре­во­лю­ци­о­нер. Он так по тре­уголь­ни­ку и пу­те­ше­ство­вал: в цен­тре Рос­сии что-то на­тво­рит – его от­сы­ла­ют в Си­бирь. По­том едет в Ев­ро­пу, где ви­дит мно­го раз­ных ар­хи­тек­тур­ных новинок. И по­том это всё опи­сы­ва­ет в сво­ём ли­те­ра­тур­ном эс­се. И ещё в этой ис­то­рии про­сле­жи­ва­ет­ся од­на очень ин­те­рес­ная ли­те­ра­тур­ная ли­ния. Пи­са­тель Ев­ге­ний За­мя­тин, ко­гда про­чи­тал про­из­ве­де­ние Гасте­ва, так ужас­нул­ся ве­ли­кой пер­спек­ти­ве устра­ша­ю­ще­го бу­ду­ще­го, что да­же на­пи­сал ро­ман «Мы», где как раз и рас­ска­зы­ва­ет про «че­ло­ве­ков-но­ме­ров» и про­чие чу­де­са тех­ни­че­ско­го про­грес­са. Как раз про то, чем очень вос­хи­щал­ся Гастев. И ис­то­рия на­шей вы­став­ки о том, как меч­ты превращаются в ли­те­ра­тур­ный текст, а ли­те­ра­тур­ный текст – в ре­аль­ность и как эта ре­аль­ность вы­гля­дит. Ино­гда фар­со­во. Ино­гда тра­ги­че­ски. Ино­гда очень дра­ма­ти­че­ски».

«…ПОДЗЕМ НЫЙ ТОННЕЛЬ, ПО КО­ТО­РО­МУ ПО­ЕЗД МЧИТСЯ В АМЕ­РИ­КУ».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.