ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЁТ

Страш­ные со­бы­тия ав­гу­ста 1996 до сих пор в па­мя­ти близ­ких

AiF Ural (Yekaterinburg) - - ПАМЯТЬ -

Тра­ге­дия унес­ла жиз­ни де­ся­ти сверд­лов­ских лёт­чи­ков. Это бы­ли мо­ло­дые лю­ди, пол­ные сил и энер­гии. Прак­ти­че­ски у всех до­ма оста­лись жё­ны и де­ти. На раз­бив­шем­ся лай­не­ре был и бор­то­пе­ра­тор Алек­сандр Во­ро­бьёв. До­ма из ко­ман­ди­ров­ки его жда­ли су­пру­га Наталья и двое ма­лень­ких де­тей.

СТРАШ­НЫЙ ДЕНЬ

Наталья Во­ро­бьё­ва жи­вёт в Ека­те­рин­бур­ге. О со­бы­ти­ях 1996 го­да вспо­ми­на­ет сквозь слё­зы. «О Са­ше пи­ши­те, а обо мне не на­до, а то опять нач­нут­ся пе­ре­су­ды», - го­во­рит она.

Алек­сандр и Наталья по­зна­ко­ми­лись в кон­це вось­ми­де­ся­тых го­дов на сва­дьбе у дру­зей. В мае 1990 го­да по­же­ни­лись. У неё к то­му мо­мен­ту уже был ре­бё­нок от пер­во­го бра­ка. В 1991 го­ду у мо­ло­дой па­ры ро­дил­ся сын Вик­тор.

«Са­шу брат устро­ил в Коль­цо­во ме­ха­ни­ком, - вспо­ми­на­ет Наталья. - По­том он стал ра­бо­тать дис­пет­че­ром, ещё поз­же - борт­про­вод­ни­ком. В на­ча­ле де­вя­но­стых ста­ли по­яв- лять­ся неболь­шие ком­па­нии, ко­то­рые пе­ре­во­зи­ли гру­зы по Ев­ро­пе. Са­шу по­зва­ли на ра­бо­ту в «СПАЭРО». Они по все­му ми­ру ста­ли ле­тать, да­же в Аф­ри­ку ле­та­ли. Он про­шёл кур­сы ан­глий­ско­го язы­ка, вы­учил­ся на бор­то­пе­ра­то­ра. Я то­гда ра­бо­та­ла на кон­ди­тер­ской фаб­ри­ке. Вре­ме­на бы­ли непро­стые - жи­ли в скром­нень­кой квар­ти­ре. Меч­та­ли на­ко­пить, ко­неч­но, на боль­шой дом. Ра­бо­та для Са­ши все­гда бы­ла в ра­дость, по­это­му шёл на неё все­гда как на празд­ник». Тот страш­ный день в об­щем-то ни­чем не от­ли­чал­ся от дру­гих. Наталья от­ве­ла де­тей в са­дик, а са­ма за­ня­лась убор­кой. Что-то дёр­ну­ло её вклю­чить те­ле­ви­зор, а там - кадры из Бел­гра­да.

«Не хо­те­ла я его от­пус­кать в тот рейс, там во­об­ще дру­гой че­ло­век дол­жен был ле­теть, а Са­шу по­зва­ли на под­ме­ну, - го­во­рит Наталья. - Пер­вое вре­мя я ни­че­го не по­ни­ма­ла. Ко­гда узна­ла, то про­сто бе­га­ла по квар­ти­ре и ора­ла. Зво­ню в ком­па­нию, а они мне в от­вет: «Че­го ты орёшь, как ненор­маль­ная?». Пом­ню, по­том, уже по­сле по­хо­рон, иду на ра­бо­ту, а слё­зы са­ми по се­бе бе­гут - не мо­гу их оста­но­вить. Ста­ра­лась из па­мя­ти убрать все эти со­бы­тия, да ко­го там - всё рав­но всплы­ва­ют вновь».

ГРОШИ ОТ АВИАКОМПАНИИ

По но­чам Наталья дол­го не мог­ла уснуть, а уснув - ви­де­ла сво­е­го Са­шу. Рас­ска­зы­ва­ет, что зва­ла его к се­бе и про­сы­па­лась в жут­ком со­сто­я­нии. А по­том по­те­ря­ла об­ру­чаль­ное коль­цо, и сны сра­зу по­че­му-то пре­кра­ти­лись. «Ме­ня то­гда по­сле авиа­ка­та­стро­фы ни­кто не под­дер­жал, - го­во­рит она. - Оста­лась од­на с дву­мя детьми. Толь­ко один раз при­шли двое пья­ных Са­ши­ных дру­зей, хо­те­ли по­мя­нуть его. Устро­и­ли пря­мо в квар­ти­ре скан­дал. Моя ма­ма вы­про­во­ди­ла их. Я, ко­неч­но, на всех в оби­де. Осо­бен­но на ру­ко­вод­ство авиакомпании. Они то­гда 1700 дол­ла­ров так и не вер­ну­ли, ко­то­рые Са­ша чест­но за­ра­бо­тал. Вы­пла­ти­ли ка­ки­е­то гроши. Лёт­чи­ки раз­ви­ва­ли ком­па­нию, жиз­нью рис­ко­ва­ли, а с ни­ми так обо­шлись. Как то­гда уда­лось вы­жить, са­ма те­перь не по­ни­маю. На­зна­чи­ли скром­ную пенсию по по­те­ре кор­миль­ца. Де­нег, ко­неч­но, ни на что не хва­та­ло».

Стар­ший сын На­та­льи, ко­гда немно­го под­рос, устро­ил­ся ра­бо­тать на сто­ян­ку, охра­нял ма­ши­ны. А она спать но­чью не мог­ла.

«При­хо­жу к на­чаль­ни­ку сто­ян­ки, - вспо­ми­на­ет она. - Спра­ши­ваю, что бу­дет, ес­ли про­па­дёт ав­то­мо­биль. А он мне так наг­ло от­ве­ча­ет: «Ты пла­тить бу­дешь». Я го­во­рю, что у ме­ня нет та­ких де­нег. В от­вет: «Зна­чит, квар­ти­ру про­дашь». В об­щем, я ему ска­за­ла, что пусть сы­на уволь­ня­ет ли­бо я иду в по­ли­цию и го­во­рю, что он при­вле­ка­ет к ра­бо­там несо­вер­шен­но­лет­не­го».

Се­го­дня оба сы­на На­та­льи уже окон­чи­ли Ураль­ский го­су­дар­ствен­ный ле­со­тех­ни­че­ский уни­вер­си­тет. Стар­ший от­крыл своё пред­при­я­тие, под­тя­нул к се­бе в по­мощь брата. Ре­бя­та за­ни­ма­ют­ся из­го­тов­ле­ни­ем ме­бе­ли. У На­та­льи несколь­ко вну­ков. По­мо­га­ет, как мо­жет, сы­но­вьям, не так дав­но выш­ла на пенсию.

«Несколь­ко лет на­зад уви­де­ла фо­то­гра­фию, сде­лан­ную в пар­ке Ма­я­ков­ско­го, - го­во­рит она. - На ней че­ло­век, ко­то­рый очень по­хож на Са­шу. Как бы вот те­перь его най­ти?»…

НЕДА­ЛЕ­КО ОТ БЕЛГРАДСКОГО АЭРО­ПОР­ТА СУРЧИН 21 ГОД НА­ЗАД СЛУ­ЧИ­ЛАСЬ ОД­НА ИЗ СА­МЫХ УЖАСНЫХ КАТАСТРОФ В ИС­ТО­РИИ СВЕРД­ЛОВ­СКОЙ АВИА­ЦИИ. РАЗБИЛСЯ РОС­СИЙ­СКИЙ ТРАНСПОРТНЫЙ СА­МО­ЛЁТ ИЛ­76Т ЕКАТЕРИНБУРГСКОЙ АВИАКОМПАНИИ «СПАЭРО».

Алек­сандр Во­ро­бьёв с же­ной и детьми в 1992 го­ду. По­след­няя за­пис­ка пе­ред вы­ле­том в зло­по­луч­ный рейс.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.