НО­ВАЯ ГЛА­ВА «КОЛИЗЕЯ»

Сер­гей Фе­дя­ков ­ о ки­но без поп­кор­на, ве­чер­нем про­ме­на­де и лёг­ких день­гах

AiF Ural (Yekaterinburg) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

ЧЕМ СЕРД­ЦЕ УСПОКОИТСЯ?

- На ми­нув­шей неде­ле лен­ты но­во­стей пест­ри­ли за­го­лов­ка­ми: «Ека­те­рин­бург про­ща­ет­ся с Ко­ли­зе­ем», «По­след­ний се­анс в ста­рей­шем ки­но­те­ат­ре»… Сер­гей Ва­лен­ти­но­вич, вас не удру­ча­ет тра­ур­ная ат­мо­сфе­ра?

- Нет, я уже при­вык, что в Рос­сии нема­ло непро­фес­си­о­наль­ных лю­дей, и не толь­ко в жур­на­ли­сти­ке. Но это не долж­но ме­шать жить и раз­ви­вать­ся.

На са­мом де­ле за­кон­чи­лась не очень успеш­ная в ны­неш­нем ре­жи­ме эко­но­ми­ки де­я­тель­ность ор­га­ни­за­ции, за­ни­ма­ю­щей­ся ки­но­про­ка­том в зда­нии «Колизея». Не бу­ду ком­мен­ти­ро­вать со­дер­жа­ние ре­пер­ту­а­ра, по­то­му что оно бы­ло та­кое же, как вез­де.

- Это что бы­ло. А что бу­дет, чем, как го­во­рит­ся, серд­це успокоится?

- Успокоится воз­вра­ще­ни­ем ис­то­ри­че­ской спра­вед­ли­во­сти. Этот объ­ект дол­жен быть ин­те­рес­ным и как ар­хи­тек­тур­ный па­мят­ник, и как сви­де­тель ис­то­рии го­ро­да, и он дол­жен быть, пре­жде все­го, ат­мо­сфер­ным. Со­бы­тий­ным мы его сде­лать не мо­жем, по­сколь­ку со­бы­ти­ем в куль­тур­ном ми­ре се­го­дня ста­но­вят­ся ме­ро­при­я­тия, при­вле­ка­ю­щие ты­ся­чи лю­дей, же­ла­ю­щих быть к это­му при­част­ным. Ма­лень­кий зал «Колизея» не под­хо­дит для это­го с точ­ки зре­ния эко­но­ми­че­ской мо­де­ли - нет столь до­ро­гих би­ле­тов, ко­то­рые бы оправ­да­ли та­кие зна­чи­тель­ные со­бы­тия.

По­это­му я чёт­ко по­ни­маю: нуж­но со­хра­нить объ­ект как па­мят­ник, но наполнить его куль­тур­ной жиз­нью. И это бу­дет ки­но­про­кат. Ни те­атр, ни кон­цер­ты не поз­во­лят с точ­ки зре­ния биз­нес-пла­на ра­бо­тать. Сло­во «при­быль» всё рав­но нуж­но под­ра­зу­ме­вать под ра­бо­той это­го куль­тур­но­го объ­ек­та. Ки­но­по­каз же се­го­дня са­мая тех­но­ло­гич­ная об­ласть в куль­ту­ре. В ки­но­про­ка­те ме­сто лю­дей, вы­пол­ня­ю­щих функ­ции «ро­бо­та», за­ня­ли тех­но­ло­гии, про­грам­мы, ма­ши­ны. По­это­му се­бе­сто­и­мость ки­но­со­бы­тия ста­но­вит­ся низ­кой, то­гда как се­бе­сто­и­мость со­бы­тия те­ат­раль­но­го, кон­церт­но­го апри­о­ри вы­со­кая. Вот и не бу­дем об­ма­ны­вать се­бя - в «Ко­ли­зее» ни на чём дру­гом, кро­ме ки­но­про­ка­та, не за­ра­бо­та­ешь.

- То есть бу­де­те ме­нять ши­ло на мы­ло?

- Ни в ко­ем слу­чае! Ки­но то­же мо­жет быть куль­тур­ным со­бы­ти­ем, ес­ли оно пра­виль­ное. Не ком­мер­че­ское.

Эту мо­дель мы для се­бя за­кры­ва­ем. За­бе­жал, по­смот­рел, во­семь се­ан­сов в день - нет. В «Ко­ли­зее» боль­ше не бу­дет поп­кор­на. К по­хо­ду в ки­но те­перь нуж­но бу­дет го­то­вить­ся как к се­рьёз­но­му куль­тур­но­му со­бы­тию. Ес­ли хо­ти­те, это бу­дет но­вая мо­дель по­се­ще­ния ки­но­те­ат­ра.

Нач­нём с то­го, что мы не бу­дем ни­че­го пред­ла­гать для по­ощ­ре­ния при­выч­ки го­ро­жан подъ­е­хать на ма­шине «пря­мо в зал». Пробле­ма пар­ков­ки - это пробле­ма го­ро­да, а не «Колизея». Это во-пер­вых. А во-вто­рых, лю­ди долж­ны по­ни­мать, что они идут на куль­тур­ное со­бы­тие, поэ- то­му мы де­кла­ри­ру­ем «но­вое ми­ро­вое ки­но в ве­чер­них пла­тьях».

- Дресс-код вве­дё­те?

- Имен­но. В Ека­те­рин­бур­ге есть де­сят­ки ки­но­те­ат­ров, ку­да мож­но схо­дить в крос­сов­ках и три­ко. Мы бу­дем при­дер­жи­вать­ся сво­е­го по­ни­ма­ния цен­но­стей. И, из­ви­ни­те, за­га­дить объ­ект не хо­тим. По­это­му у нас не бу­дет вось­ми се­ан­сов. А бу­дет один ве­чер­ний глав­ный се­анс. Ко­то­ро­му (воз­вра­ща­ясь к во­про­су пар­ков­ки) бу­дет пред­ше­ство­вать ве­чер­ний про­ме­над. Пре­крас­ная воз­мож­ность «вы­гу­лять» ве­чер­нее пла­тье, шуб­ку (Сме­ёт­ся.Ред.). В «Ко­ли­зее» же вас встре­тит жи­вой ор­кестр, в за­ле по­да­дут ко­фе…

У нас да­же гар­де­роб­щик бу­дет не про­стой. Мы ре­ши­ли пре­вра­тить гар­де­роб в ин­фор­ма­ци­он­но-ту­ри­сти­че­ский пункт, в ко­то­ром го­сти го­ро­да смо­гут узнать всё что угод­но. По­это­му не ис­клю­чаю, что бу­дем ис­кать гар­де­роб­щи­ка со зна­ни­ем трёх­че­ты­рёх язы­ков.

ВЗРАЩИВАТЬ ЗРИ­ТЕ­ЛЯ

- Та­ко­му ан­ту­ра­жу долж­но со­от­вет­ство­вать внут­рен­нее со­дер­жа­ние.

- Мы бу­дем ра­бо­тать толь­ко в ре­жи­ме экс­клю­зи­ва! И на экране бу­дут толь­ко уни­каль­ные филь­мы. Филь­мы, ко­то­рые пой­дут в «Ко­ли­зее», не бу­дут ид­ти боль­ше ни­где. Это бу­дет арт­ха­ус­ное, ав­тор­ское, фе­сти­валь­ное ки­но. Лю­бое, кро­ме ком­мер­че­ско­го. Бо­лее то­го, мы хо­тим со­про­вож­дать пре­мье­ры при­ез­дом ре­жис­сё­ра и ак­тё­ров.

Мы пла­ни­ру­ем сфор­ми­ро­вать об­ще­ствен­ный со­вет по ре­пер­ту­а­ру ки­но­те­ат­ра. В него вой­дут Фе­дор­чен­ко, Си­га­рев, Сокуров… То есть ре­пер­ту­ар не бу­дет вы­би­рать­ся по прин­ци­пу: «Я так ре­шил, при­хо­ди­те, я раз­би­ра­юсь». Сло­вом, «Ко­ли­зей» бу­дет ра­бо­тать в фор­ма­те Клу­ба лю­би­те­лей ки­но.

- Уве­ре­ны, что най­дё­те сво­е­го зри­те­ля?

- Мы бу­дем взращивать сво­е­го зри­те­ля. И по­том: пред­ло­же­ние рож­да­ет спрос. Я бы, призна­юсь, сам пошёл в та­кой ки­но­те­атр. Мне бы нра­ви­лось си­деть в до­ро­гом крес­ле, где на сто­ли­ке ча­шеч­ка ко­фе, бо­кал ви­на. Нра­ви­лось бы смот­реть экс­клю­зив­ный фильм. В кон­це кон­цов, нра­ви­лось бы слу­шать жи­вую му­зы­ку - клас­си­ку, джаз…

- Вы так и до та­пё­ров дой­дё­те.

- Не ис­клю­чаю та­кую воз­мож­ность. Мож­но неко­то­рые филь­мы де­лать и с та­пё­ра­ми, тем бо­лее что та­кой опыт име­ем. Зрители с удо­воль­стви­ем смот­ре­ли фильм Ли­ли Брик 1928 го­да «Стек­лян­ный глаз» и слу­ша­ли му­зы­каль­ную его ин­тер­пре­та­цию Сергея Летова.

По­ни­ма­е­те, все тра­ди­ци­он­ные мо­де­ли, ко­то­рые се­го­дня пред­ло­же­ны, пре­тер­пят из­ме­не­ния. По­тре­би­тель­ско­му рын­ку свой­ствен­ны кри­зи­сы, и кри­зис на­сту­пит ес­ли не зав­тра, то по­сле­зав­тра. Уже есть нема­ло лю­дей, ко­то­рым хо­чет­ся схо­дить на пра­виль­ное, хо­ро­шее ки­но, а не на бес­смыс­лен­ный блок­ба­стер.

ЦЕН­НО­СТИ ПРО­ДА­ЮТ­СЯ

- Сер­гей Ва­лен­ти­но­вич, мы го­во­рим с ва­ми о куль­ту­ре, но, так или ина­че, зву­чит: «при­быль», «сред­ства», «воз­мож­ность за­ра­бо­тать».

- Это необ­хо­ди­мость, в ко­то­рую мы по­став­ле­ны. И не счи­таю, что это пло­хо. Это но­вый вид эко­но­ми­ки. В ми­ре и так уже пе­ре­из­бы­ток га­за, неф­ти и ме­тал­ла. И лю­ди на­учи­лись про­да­вать дру­гое. Ве­ли­ко­бри­та­ния, ска­жем, про­да­ёт зна­ния, Аме­ри­ка - то же са­мое ки­но. Они про­да­ют цен­но­сти. Цен­ность по­си­деть утром по­пить ко­фе и по­чи­тать га­зе­ту, сфор­ми­ро­ван­ная во Фран­ции, се­го­дня про­да­на все­му ми­ру.

Куль­тур­ные мо­де­ли эко­но­ми­ки со­сре­до­то­че­ны се­го­дня в го­ро­дах, в ме­га­по­ли­сах. В сель­ской мест­но­сти непо­пу­ляр­ны по­тре­би­тель­ские мо­де­ли. По­про­буй уго­во­рить там че­ло­ве­ка схо­дить в ки­но за день­ги! За­чем ему это - он жи­вёт по солн­цу, в гар­мо­нии с при­ро­дой. А го­ро­да - это цен­тры по­треб­ле­ния, и в них ста­но­вит­ся глав­ным потребление куль­тур­ное.

Вот чем мы се­го­дня гор­дим­ся? Ра­ди че­го я, на­при­мер, дол­жен ку­пить би­лет в Бер­лине и при­ле­теть в Ека­те­рин­бург?

- Фе­сти­валь «Бе­зум­ные дни», Ураль­ский фе­сти­валь рос­сий­ско­го ки­но, Фе­сти­валь до­ку­мен­таль­но­го ки­но «Рос­сия»…

- Это ме­ро­при­я­тия. Но се­го­дня сто­ит за­да­ча со­здать объ­ект, в ко­то­рый обя­за­тель­но нуж­но зай­ти.

Ко­неч­но, ме­ро­при­я­тия то­же необ­хо­ди­мы. Мне, на­при­мер, очень нра­вит­ся при­ду­ман­ная Ев­ге­ни­ем Го­рен­бур­гом «Ночь му­зы­ки». Это эмо­ци­о­наль­ный ка­пи­тал, ко­то­рый го­род дол­жен на­ко­пить. Но и куль­тур­ные объ­ек­ты долж­ны быть в го­сте­вом марш­ру­те, и я не о му­зе­ях сей­час ве­ду речь. Куль­тур­ные объ­ек­ты фор­ми­ру­ют имидж го­ро­дов.

ОЧЕ­РЕД­НАЯ ГЛА­ВА ИС­ТО­РИИ ЗДА­НИЯ «КОЛИЗЕЯ», ПОСТРОЕННОГО В 1845 ГО­ДУ, ЗА­ВЕР­ШЕ­НА. «ЧИ­СТЫЙ ЛИСТ» ДА­НО ПРА­ВО ЗА­ПОЛ­НИТЬ ДИ­РЕК­ТО­РУ КИ­НО­ТЕ­АТ­РА «СА­ЛЮТ» СЕР­ГЕЮ ФЕДЯКОВУ, В УПРАВ­ЛЕ­НИЕ КО­ТО­РО­ГО ПЕРЕДАЁТСЯ ПЕР­ВЫЙ В ЕКА­ТЕ­РИН­БУР­ГЕ КИНОЗАЛ. С ЧЕ­ГО ОН НАЧ­НЁТ НО­ВУЮ ГЛА­ВУ?

А се­го­дня у нас в ос­нов­ном го­во­рят о про­мыш­лен­но­сти. Но кто по­едет в про­мыш­лен­ный го­род? За­чем это на­до? Об этом во­об­ще не на­до го­во­рить. За­ни­ма­е­тесь про­мыш­лен­но­стью? Де­лай­те это скром­но, не кри­чи­те: «Мы про­мыш­лен­ная сто­ли­ца!». За­чем пу­гать лю­дей?

По­это­му, вер­нусь, всё, что в об­ла­сти куль­ту­ры сде­ла­но про­фес­си­о­наль­но, про­да­ёт­ся. И это пра­виль­но. Бо­лее то­го, ни­что не сто­ит так до­ро­го, как культура.

- Дру­гой во­прос, сколь­ко в куль­ту­ру вкла­ды­ва­ет­ся?

- Нель­зя на это рас­счи­ты­вать. Рас­счи­ты­вать нуж­но толь­ко на соб­ствен­ные си­лы, по прин­ци­пу: «Бу­дем ро­жать, кро­ме нас неко­му». Не на­до смот­реть на «ис­точ­ни­ки фи­нан­си­ро­ва­ния». Ме­ня это все­гда уби­ва­ет: кто бли­же к вла­сти, тот и по­лу­чил боль­ше де­нег. Это во­все не га­рант ка­че­ства.

- Хо­ти­те ска­зать, что лёг­кие (читай, бюд­жет­ные) день­ги рас­хо­ла­жи­ва­ют?

- Ко­неч­но. Ес­ли бы я по­лу­чал та­кие день­ги, у ме­ня, на­вер­ное, бы­ла бы другая кон­цеп­ция. Я бы ду­мал, что дол­жен сде­лать та­кую кра­со­ту, ко­то­рая бы по­нра­ви­лась ко­му-то, и этот кто­то дал бы мне де­нег. Но я рас­суж­даю с дру­гих по­зи­ций: я дол­жен сде­лать та­кую кра­со­ту, за ко­то­рую при­шед­шие лю­ди от­да­ли бы день­ги. Есть раз­ни­ца, вер­но? Ни­ко­го не осуж­даю, но у каж­до­го своя до­ро­га, и на­до по ней дви­гать­ся. У ме­ня есть план. Хо­ро­шо, ес­ли власть ока­жет­ся в мо­их пла­нах. Пло­хо, ес­ли я ока­жусь в пла­нах вла­сти.

- При та­ких ам­би­ци­ях не бо­и­тесь про­слыть сно­бом?

- А что здесь та­ко­го? Тут ведь глав­ное не про­слыть, а быть кем-то.

«Ко­ли­зей»: воз­вра­ще­ние ис­то­ри­че­ской спра­вед­ли­во­сти и дам в ве­чер­них пла­тьях.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.