ОТ РОЗОГ ДО СОСОК

Ре­во­лю­ция 1917 го­да кар­ди­наль­но из­ме­ни­ла от­но­ше­ние к вос­пи­та­нию и со­дер­жа­нию де­тей

AiF Ural (Yekaterinburg) - - ИСТОРИЯ - Ра­да БОЖЕНКО

КАК СИДОРОВЫХ КОЗ

Сун­дук вме­сто кро­ва­ти, ро­го­жа, на­би­тая со­ло­мой вме­сто мат­ра­са, боль­шая се­мья в неболь­шой из­бе с зем­ля­ным по­лом, по­кры­тым всё той же со­ло­мой, тут же по­рой сви­ньи с при­пло­дом, те­ля­та… Бы­то­вые усло­вия жиз­ни кре­стьян­ских де­тей до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии бы­ли, мяг­ко го­во­ря, да­ле­ки от со­вер­шен­ства. Усло­вия вос­пи­та­ния то­же. Да, в кре­стьян­ских се­мьях те­лес­ные на­ка­за­ния бы­ли не в че­сти, до 7 лет ре­бя­ти­шек во­об­ще не лу­пи­ли - не из ча­до­лю­бия, про­сто счи­та­лось, что в неж­ном воз­расте де­ти на­столь­ко глу­пы, что учить их уму­ра­зу­му бес­смыс­лен­но. Од­на­ко для до­маш­ней ра­бо­ты они вполне го­ди­лись. С 4-5 лет де­ти уже бы­ли нянь­ка­ми для млад­ших бра­тьев и се­стёр. В шесть лет де­воч­ки уже лов­ко управ­ля­лись с прял­кой с вы­вод­ком до­маш­ней пти­цы, а к 10 го­дам вы­пол­ня­ли боль­шую часть ба­бьей ра­бо­ты. Маль­чиш­ки же тру­ди­лись на­равне с му­жи­ка­ми. Ес­ли, ко­неч­но, до­жи­ва­ли до тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та.

В кре­стьян­ских се­мьях по­рой не со­блю­да­лись эле­мен­тар­ные пра­ви­ла ги­ги­е­ны. «Как, на­при­мер, до­карм­ли­ва­ли и успо­ка­и­ва­ли мла­ден­цев? Со­ва­ли им «жов­ку» - в пла­то­чек за­во­ра­чи­ва­ли на­жё­ван­ный хлеб, ча­сто с лу­ком, - рас­ска­зы­ва­ет за­ве­ду­ю­щая Му­зе­ем ги­ги­е­ны Го­род­ско­го цен­тра ме­ди­цин­ской про­фи­лак­ти­ки Ека­те­рин­бур­га Та­тья­на КАРТАВЕНКО. - При­чём на­же­вать хлеб мог кто угод­но. А с ги­ги­е­ной по­ло­сти рта то­гда бы­ло всё пло­хо. Или дру­гой ва­ри­ант. Из вы­су­шен­но­го вы­ме­ни ко­ро­вы или

ко­зы де­ла­ли ро­жок и за­ли­ва­ли ту­да мо­ло­ко. Ан­ти­са­ни­та­рия и бо­лез­ни уно­си­ли жиз­ни де­тей, они уми­ра­ли от по­но­сов сплошь и ря­дом. В Перм­ской гу­бер­нии (к ко­то­рой в то вре­мя от­но­си­лась тер­ри­то­рия на­шей об­ла­сти), ска­жем, до трёх лет до­жи­ва­ло все­го 10% де­тей. Впро­чем, к утра­там то­гда от­но­си­лись фи­ло­соф­ски: «Бог дал - Бог взял».

По сло­вам Та­тья­ны Картавенко, дво­рян­ское дет­ство то­же не бы­ло та­ким зо­ло­тым, как при­ня­то счи­тать. Ре­бя­тиш­кам в дво­рян­ских се­мьях не при­хо­ди­лось де­лить «лич­ное про­стран­ство» со ско­ти­ной - они име­ли свои ком­на­ты. Но, во­пер­вых, за­ча­стую они не про­вет­ри­ва­лись, неча­сто уби­ра­лись, и вся­кая «нечисть» вро­де вшей, кло­пов и та­ра­ка­нов пло­ди­лась там и раз­мно­жа­лась в своё удо­воль­ствие. А во- вто­рых, дет­ские ком­на­ты бы­ли для их оби­та­те­лей чем-то вро­де изо­ля­то­ров от взрос­ло­го ми­ра, ко­то­рый, как счи­та­лось, мог на­не­сти неокреп­шим ду­шам непо­пра­ви­мый урон.

На са­мом де­ле этим са­мым ду­шам урон на­но­си­ло оди­но­че­ство и де­фи­цит ро­ди­тель­ской лас­ки. «К ма­мень­ке и па­пень­ке де­тей вы­во­ди­ли ред­ко и нена­дол­го, так, «руч­ку по­це­ло­вать», - рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на Картавенко. - Боль­шую часть вре­ме­ни они про­во­ди­ли в об­ще­стве ня­нек, учи­те­лей и гу­вер­нан­ток. Вы за­ме­ти­ли, у Алек­сандра Сер­ге­е­ви­ча Пуш­ки­на есть сти­хо­тво­ре­ния, по­свя­щён­ные ня­нюш­ке? А ма­ме - ни од­но­го».

К сло­ву, дво­рян­ских де­тей, в от­ли­чие от кре­стьян­ских, лу­пи­ли за ма­лей­шую про­вин­ность как сидоровых коз. «Дра­ли ме­ня за каж­дые пу­стя­ки, чуть не каж­дый день», - вспо­ми­нал о сво­ем дет­стве, на­при­мер, Иван Тур­ге­нев.

Спра­вед­ли­во­сти ра­ди надо ска­зать, что ис­клю­че­ния, ко­неч­но же, бы­ли. Од­но из них - ин­тел­ли­гент­ная до мозга костей се­мья Улья­но­вых, ис­по­ве­ду­ю­щая культ дет­ства. Не уди­ви­тель­но, что вы­рос­ший в хо­ле и неге вождь ре­во­лю­ции ини­ци­и­ро­вал и ре­во­лю­цию дет­ства.

СВОБОДА ДВИ­ЖЕ­НИЯ

На­ча­лось всё, как ча­сто бы­ва­ет, с пе­ре­ги­ба. Но­во­го че­ло­ве­ка но­вая власть на пер­вых по­рах ре­ши­ла вос­пи­ты­вать са­ма. «За­бо­та о де­тях бу­дет сня­та с ро­ди­те­лей, а об­ще­ство обес­пе­чит ре­бён­ку всё необ­хо­ди­мое для то­го, что­бы он мог пол­но и все­сто­ронне раз­ви­вать­ся», - де­кла­ри­ро­ва­ла Круп­ская. По­го­ря­чи­лась. «Об­ще­ство» быст­ро по­ня­ло, что с та­кой обу­зой не спра­вит­ся. Дай Бог, с огром­ным ко­ли­че­ством си­рот и бес­при­зор­ни­ков разо­брать­ся. По­то­му де­тей «вер­ну­ли в се­мью». Но их вос­пи­та­ние власть взя­ла под кон­троль. Те­лес­ные на­ка­за­ния «от­ме­ни­ли», а за эпи­де­мио­ло­ги­че­ское бла­го­по­лу­чие, на­про­тив, креп­ко взя­лись. Власть со­ве­тов кар­ди­наль­но ре­ор­га­ни­зо­ва­ла си­сте­му здра­во­охра­не­ния и всту­пи­ла на путь борь­бы с за­бо­ле­ва­е­мо­стью, смерт­но­стью и ан­ти­са­ни­та­ри­ей.

«В го­ды со­вет­ской вла­сти ве­лась ак­тив­ная борь­ба за груд­ное вскарм­ли­ва­ние, - рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на Картавенко. - Был по­пу­ля­рен лозунг: «Ре­бя­та - не те­ля­та, кор­ми­те их сво­им мо­ло­ком!». В 1920 го­ду на­ча­лось про­из­вод­ство ре­зи­но­вых сосок, ко­то­рые на­де­ва­лись на сте­риль­ные бу­ты­лоч­ки. И рож­ки из вы­ме­ни бы­ли за­бы­ты. Сна­ча­ла сос­ки про­да­ва­лись по 5 ко­пе­ек за шту­ку - это бы­ло очень до­ро­го, по­это­му поз­же их ста­ли бес­плат­но раз­да­вать ма­те­рям». В про­па­ган­де сосок при­нял уча­стие Вла­ди­мир Ма­я­ков­ский: «Луч­ших сосок не бы­ло и нет, го­тов со­сать до ста­рых лет!». Надо ска­зать, что по­эт ак­тив­но вклю­чил­ся во­об­ще в про­фи­лак­ти­че­скую ра­бо­ту. «Ви­дел я с во­дою ба­ки, бак с во­дой гряз­ней со­ба­ки. Кран по­ло­ман, сби­та крыш­ка, в ба­ке мух с пол­сот­ни с лиш­ком. На зло­вред­ность невзи­рая, вли­та в бак во­да сы­рая» - то­же его.

В XIX И НА­ЧА­ЛЕ XX ВЕ­КА ОТ­НО­ШЕ­НИЕ РО­ДИ­ТЕ­ЛЕЙ К ДЕ­ТЯМ ОСО­БОЙ СЕНТИМЕНТАЛЬНОСТЬЮ НЕ ОТ­ЛИ­ЧА­ЛОСЬ. В 1917 ГО­ДУ ПРО­ИЗО­ШЛА РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИЯ ДЕТ­СТВА. ЭТО­МУ ПРО­ЦЕС­СУ, ЗАТЕРЯВШЕМУСЯ В ПУЧИНЕ ГЛАВ­НО­ГО МАС­ШТАБ­НО­ГО СО­БЫ­ТИЯ, ПОСВЯЩЕНА ОДНОИМЁННАЯ ВЫ­СТАВ­КА, КО­ТО­РАЯ ОТ­КРЫ­ЛАСЬ В МУ­ЗЕЕ «ЛИ­ТЕ­РА­ТУР­НАЯ ЖИЗНЬ УРА­ЛА XIX ВЕ­КА».

Ин­те­рес­но, что ны­неш­ние ре­ко­мен­да­ции оде­вать но­во­рож­ден­ных в сво­бод­ном «сти­ле» то­же ухо­дят кор­ня­ми во вре­ме­на ста­нов­ле­ния но­вой вла­сти, ко­то­рая, по су­ти, за­пре­ти­ла ро­ди­те­лям поль­зо­вать­ся сви­валь­ни­ка­ми, пре­вра­ща­ю­щи­ми мла­ден­ца в ту­гой ко­кон. И чеп­чи­ки на­пя­ли­вать на ре­бён­ка до­ма то­же на­сто­я­тель­но не ре­ко­мен­до­ва­ла. И во­об­ще, в гу­бер­ни­ях ма­те­рей ак­тив­но «вос­пи­ты­ва­ли» - обу­ча­ли их пра­виль­но­му об­ра­ще­нию с детьми, ос­но­вам ги­ги­е­ны. Кро­ме то­го, в стране ста­ли со­зда­вать­ся яс­ли, мо­лоч­ные кух­ни, иг­ро­вые пло­щад­ки. Но­вая власть объ­яви­ла се­бя за­щит­ни­цей каж­до­го ре­бён­ка и на­ча­ла борь­бу за но­вый быт - здоровый и чи­стый. «Несмот­ря на труд­но­сти по­сле­ре­во­лю­ци­он­но­го пе­ри­о­да, раз­ви­тие ме­ди­цин­ских ин­сти­ту­ций и санитарного про­све­ще­ния поз­во­ли­ли к 1925 го­ду со­кра­тить дет­скую смерт­ность по­чти в два ра­за по срав­не­нию с 1913 го­дом. С 280 смер­тей на 1000 ро­див­ших­ся до 129», - рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на Картавенко. Это ли не по­ка­за­тель­ный итог ре­во­лю­ции? Ре­во­лю­ции дет­ства.

Вос­пи­та­ние и со­дер­жа­ние де­тей со­вет­ская власть взя­ла под свой кон­троль.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.