РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИЯ ПРО­ДОЛ­ЖА­ЕТ­СЯ

Ис­то­рию Сред­не­го Ура­ла в 1917 го­ду вер­ши­ли «вра­ги на­ро­да»

AiF Ural (Yekaterinburg) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

ПОД­ХО­ДИТ К КОН­ЦУ ГОД 100­ЛЕ­ТИЯ ОК­ТЯБРЬ­СКОЙ РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИИ. О ТОМ, КАК СМЕ­НА ВЛАСТИ НА УРА­ЛЕ ПЛАВ­НО ПЕРЕТЕКЛА В ГРАЖ­ДАН­СКУЮ ВОЙ­НУ, ОБ «ОБОЮДНОМ» ТЕРРОРЕ И БЕ­ЛЫХ ПЯТНАХ ИС­ТО­РИИ МЫ ПОБЕСЕДОВАЛИ С ИС­ТО­РИ­КОМ ЕВ­ГЕ­НИ­ЕМ БУРДЕНКОВЫМ.

ПЕР­ВЫЙ ПОХОД

- Ко­гда Ека­те­рин­бург узнал, что в Пет­ро­гра­де про­изо­шёл Ок­тябрь­ский пе­ре­во­рот?

- По­ла­гаю, что боль­ше­ви­ки зна­ли о гря­ду­щем вос­ста­нии ещё до 25 октября. В тот день со­сто­я­лось пер­вое за­се­да­ние вновь из­бран­но­го Со­ве­та ра­бо­чих и сол­дат­ских де­пу­та­тов, и ком­му­ни­сты его яв­но к че­му-то го­то­ви­ли. Из­вест­ны так­же две те­ле­грам­мы, ко­то­рые при­шли в ночь с 25 на 26 октября по ли­нии же­лез­но­до­рож­ни­ков. В од­ной из них го­во­ри­лось: «Зим­ний дво­рец взят. Ми­ни­стры аре­сто­ва­ны. Ни­кто не ра­нен». Для обы­ва­те­лей это бы­ла пол­ная бе­ли­бер­да, но для боль­ше­ви­ков ка­кой-то ди­кой неожи­дан­но­стью со­бы­тия Октября не ста­ли.

- В го­ро­де то­гда бы­ло мно­го про­блем?

- В первую оче­редь скла­ды­ва­лась ка­та­стро­фи­че­ская си­ту­а­ция с про­дук­та­ми. Ещё 3 октября про­изо­шёл по­гром в по­ме­ще­ни­ях про­до­воль­ствен­ной упра­вы. Го­ро­жа­нам пред­ло­жи­ли вре­мен­но по­лу­чать 10 фун­тов му­ки на че­ло­ве­ка, осталь­ные 20 обе­ща­ли воз­ме­стить по­сле под­во­за. Это не озна­ча­ло, что бы­ло ма­ло му­ки, но её слож­но бы­ло под­вез­ти, по­то­му что весь железнодорожный транспорт ра­бо­тал на ар­мию. По­шли слу­хи о гря­ду­щем го­ло­де, на­ча­лась па­ни­ка. Что­бы «успо­ко­ить» лю­дей, при­шлось вы­зы­вать во­ен­ных. Пред­ставь­те се­бе, в ок­тяб­ре 2017 го­да в Ека­те­рин­бур­ге бы­ло 60 тысяч граж­дан­ско­го на­се­ле­ния и 60 тысяч сол­дат!

- Та­кая мас­са во­ен­ных силь­но на­пря­га­ла го­род?

- Ещё бы. В на­ча­ле 1918 го­да всех их де­мо­би­ли­зу­ют, но до этого в Ека­те­рин­бур­ге всё ре­ша­ли сол­да­ты. Имен­но по­это­му боль­ше­ви­ки и эсе­ры уси­лен­но ве­ли среди них аги­та­цию: ко­го под­дер­жи­ва­ли пол­ки - у то­го бы­ла власть. По­ка­за­тель­но так­же, что в го­ро­де ра­бо­та­ло очень мно­го пуб­лич­ных до­мов, а про­бле­ма ве­не­ри­че­ских за­бо­ле­ва­ний сто­я­ла осо­бен­но ост­ро. Вли­я­ние Го­род­ской ду­мы к то­му вре­ме­ни бы­ло ми­ни­маль­ным, её все кри­ти­ко­ва­ли, но нуж­но от­дать долж­ное: до октября 1917 го­да это был един­ствен­ный орган, ко­то­рый ре­шал все хо­зяй­ствен­ные во­про­сы.

- Есть ди­кая исто­рия о ка­ком-то пья­ном бун­те, ко­то­рый про­изо­шёл в го­ро­де в ночь с 4 на 5 но­яб­ря…

- Боль­ше­ви­ки ре­ши­ли уни­что­жить скла­ды со спир­том и вы­ли­ли его в реч­ку Мель­ков­ку, ря­дом вы­ста­ви­ли охра­ну. Од­на­ко спирт, не сме­ши­ва­ясь с во­дой, по­тёк в Го­род­ской пруд. В ре­зуль­та­те уже с утра го­ро­жане тол­па­ми со­би­ра­лись на бе­ре­гу, чер­па­ли его при­горш­ня­ми, вёд­ра­ми, тут же пи­ли и про­да­ва­ли. Но го­раз­до се­рьёз­нее был бунт поч­то­во-те­ле­граф­ных слу­жа­щих. Они не хо­те­ли ми­рить­ся с вла­стью боль­ше­ви­ков и в те­че­ние 6 дней - до 31 октября не да­ва­ли го­ро­жа­нам ни­ка­кой до­сто­вер­ной ин­фор­ма­ции.

- В де­каб­ре 1917 го­да от­ряд ураль­цев был на­прав­лен на ду­тов­ский фронт. Это мож­но на­звать на­ча­лом Граж­дан­ской вой­ны?

- Ду­маю, да. Это был пер­вый ураль­ский поход, в со­вет­скую эпо­ху пи­са­ли, что крас­ные там всех ге­ро­и­че­ски по­бе­ди­ли. Но, зная ка­за­ков ата­ма­на Ду­то­ва, в это сла­бо ве­рит­ся. По­сле по­хо­да в Ека­те­рин­бур­ге хо­ро­ни­ли че­ты­рёх бой­цов, и мы зна­ем их име­на: это Ио­сиф Жук, Алек­сандр Ого­ро­дов, Пётр Се­мы­шев, Ми­ха­ил Фи­ла­тов. Вто­рой ду­тов­ский поход со­сто­ял­ся уже в мар­те. Там бы­ло страш­ное сра­же­ние под Чёр­ной речкой, в ко­то­ром по­гиб­ло мно­го ураль­цев.

«ОБОЮДНЫЙ» ТЕР­РОР

- Чей тер­рор был страш­нее крас­ный или белый?

- Тер­рор был «обо­юд­ным». На­при­мер, по­сле ги­бе­ли ко­мис­са­ра Ива­на Ма­лы­ше­ва крас­ные в Ека­те­рин­бур­ге рас­стре­ля­ли 19 за­лож­ни­ков (хо­те­ли 20, но один сбе­жал). Но есть исто­рия, что, ко­гда в го­род во­шли бе­лые, они в от­мест­ку рас­стре­ля­ли 19 ви­зов­ских ра­бо­чих, по­до­зре­ва­е­мых в свя­зях с крас­ны­ми. Кровь ли­ли и с той и с дру­гой сто­ро­ны.

- В ис­то­рии ре­во­лю­ции и Граж­дан­ской вой­ны на Ура­ле мно­го бе­лых пя­тен?

- Их ко­ли­че­ство огром­но, и вот по­че­му. Пер­вый, кто объ­явил по­бе­ду Октября в сто­ли­це Ура­ла, ре­во­лю­ци­о­нер Лев Сос­нов­ский - рас­стре­лян в 1937 го­ду. Вто­рой - Мит­ро­фан Успен­ский - ли­бо эми­гри­ро­вал, ли­бо рас­стре­лян. Рас­стре­ля­ны пер­вые ру­ко­во­ди­те­ли Урал­со­ве­та Бе­ло­бо­ро­дов и Го­ло­щё­кин, и этот список мож­но про­дол­жать бес­ко­неч­но. У ис­то­ков ре­во­лю­ции сто­я­ли «вра­ги на­ро­да», в ито­ге всю «честь и сла­ву» бы­ло ре­ше­но от­дать лю­дям, по­гиб­шим в 1918-19 го­дах.

- В год 100-ле­тия Ок­тябрь­ской ре­во­лю­ции ин­те­рес к ней вы­рос в ра­зы. Как счи­та­е­те, в бли­жай­шие го­ды он утих­нет?

- Исто­рик Фран­с­уа Фю­ре пи­сал: «Ве­ли­кая Фран­цуз­ская ре­во­лю­ция на­ко­нец-то за­кон­чи­лась, исто­ри­ки пе­ре­ста­ли спо­рить о со­бы­ти­ях XVIII ве­ка!». К со­жа­ле­нию, у нас ре­во­лю­ция - на мен­таль­ном уровне - про­дол­жа­ет­ся. И ес­ли во­прос вы­но­са те­ла из Ма­в­зо­лея вы­зы­ва­ет у вас ка­ки­е­то эмо­ции - для вас она всё ещё не за­кон­че­на. Нам необ­хо­ди­мо по­ста­вить один боль­шой па­мят­ник жерт­вам той эпо­хи - крас­ным, бе­лым, всем. По­то­му что эта на­ци­о­наль­ная тра­ге­дия про­изо­шла из-за то­го, что мы в своё вре­мя не смогли до­го­во­рить­ся…

Ека­те­рин­бург, 31 ян­ва­ря 1918 го­да. По­хо­ро­ны крас­но­гвар­дей­цев, по­гиб­ших на ду­тов­ском фрон­те. Пол­но­стью ин­тер­вью читайте на сай­те ural.aif.ru

Чле­ны Пре­зи­ди­у­ма Урал­со­ве­та: Тол­ма­чёв, Бе­ло­бо­ро­дов, Са­фа­ров, Го­ло­щё­кин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.