НЕ СЛОМАТЬСЯ В ЭПО­ХУ ПЕРЕЛОМА?

Аль­берт Ли­ха­нов ­ о том, в чём мис­сия жур­на­ли­ста и кто дол­жен по­мо­гать боль­ным де­тям

AiF Ural (Yekaterinburg) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

- В сле­ду­ю­щем го­ду я бу­ду от­ме­чать две да­ты, свя­зан­ные с Ураль­ским уни­вер­си­те­том, - 60 лет, как я его за­кон­чил, и 65 лет, как я в не­го по­сту­пил. Но пе­ред этим Гос­подь ме­ня спо­двиг­нул сесть и на­пи­сать ро­ман в по­ве­стях «Ог­ля­нись на по­во­ро­те, или Хро­ни­ка за­бы­то­го вре­ме­ни», - рас­ска­зы­ва­ет пи­са­тель, пре­зи­дент Меж­ду­на­род­ной ас­со­ци­а­ции дет­ских фон­дов, пред­се­да­тель Рос­сий­ско­го дет­ско­го фон­да Аль­берт ЛИ­ХА­НОВ. - На на­ше по­ко­ле­ние в 50-х го­дах при­шёл­ся раз­рез вре­ме­ни. С точ­ки зре­ния са­мо­за­щи­ты сле­до­ва­ло мол­чать - с дру­гой сто­ро­ны, жизнь нас под­тал­ки­ва­ла к то­му, что­бы осмат­ри­вать­ся, огля­ды­вать­ся. Ин­те­рес­но, что об этой эпо­хе, эпо­хе ис­то­ри­че­ских пе­ре­мен, в ли­те­ра­ту­ре ни­че­го тол­ком нет. И, ра­бо­тая над этим со­чи­не­ни­ем, «рас­ка­пы­вая» са­мо­го се­бя, своё то­ва­ри­ще­ство, я по­сте­пен­но при­хо­дил к мыс­ли, что мы по незна­нию, по мо­ло­до­сти, по неопыт­но­сти и не мог­ли ока­зать ни­ка­ко­го про­тив­ле­ния. Не мог­ли сфор­му­ли­ро­вать ка­кие-то важ­ные по­сы­лы в ад­рес тех, кто ор­га­ни­зо­вы­вал устрой­ство, за ко­то­рое был на­зна­чен один ви­но­ва­тый. Мож­но ли бы­ло от нас ожи­дать про­тив­ле­ния то­му го­су­дар­ствен­но­му устрой­ству, кто бы ни был в нём пер­вым ли­цом? Ду­маю, что нет. И смысл мо­е­го со­чи­не­ния в том, что мы с этим со­гла­си­лись. И ни­ка­ко­го кон­струк­тив­но­го про­те­ста не про­де­мон­стри­ро­ва­ли. Соб­ствен­но, моя книга - о ми­ро­устрой­стве то­го вре­ме­ни, о том, как мо­ло­дые, обра­зо­ван­ные лю­ди ока­за­лись ни на что не спо­соб­ны. Да, каж­дый из них ра­бо­тал, со­сто­ял­ся. Но для то­го, что­бы вла­деть чувством со­блю­дён­ной спра­вед­ли­во­сти, на­вер­ное важ­но ещё что-то со­вер­шать. Речь не идёт о ка­ких-то по­ли­ти­че­ских про­те­стах, бун­тах. Речь о том, что­бы не ло­мать­ся вме­сте со все­ми в эпо­ху пе­ре­ло­мов, а оста­вать­ся са­мим со­бой. Мы же, на­ше по­ко­ле­ние, что-то недо­де­ла­ли…

Я пред­став­ляю ро­ман в род­ном уни­вер­си­те­те и на­де­юсь услы­шать от­кли­ки: «Я с этим со­гла­сен» или «Я с этим не со­гла­сен». Вот с та­кой, мо­жет быть, стран­ной мис­си­ей я и при­е­хал.

СКОЛЬ­КО ДЕ­ТЕЙ ОТ­ДА­ЛИ?

- Аль­берт Ана­то­лье­вич, в те­че­ние несколь­ких де­ся­ти­ле­тий вы мог­ли на­блю­дать ме­та­мор­фо­зы жур­на­ли­сти­ки. Что вас бо­лее все­го пе­ча­лит? Или что ра­ду­ет?

- Всё пе­ча­лит. Чест­но ска­зать, мне ка­жет­ся, се­год­ня жур­на­ли­сти­ки нет. Хо­тя, на­вер­ное, так го­во­рить не очень пе­да­го­гич­но. В на­ше вре­мя мож­но бы­ло че­го-то до­бить­ся - упор­ством, бес­ко­неч­ным об­ра­ще­ни­ем к од­ной теме, да­же вос­тор­гом в од­ном на­прав­ле­нии. Се­год­ня это сде­лать прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Я на­блю­даю жур­на­лист­ское бы­тие и при­хо­жу к вы­во­ду, что про­фес­сия пре­вра­ти­лась в… сервис. Хо­чешь жить - слу­шай­ся, хо­чешь жить - мол­чи. То есть тема мол­ча­ния (или умол­ча­ния) сно­ва ста­но­вит­ся для нас ак­ту­аль­ной. Тот, кто мол­чит, - про­би­ва­ет­ся. А то­го, кто не мол­чит, слыш­но ли?

Есть мно­го ве­щей, о ко­то­рых на­до го­во­рить, несмот­ря ни на ка­кие обстоятельства. В этом мис­сия жур­на­ли­ста! Но он дол­жен знать, о чём го­во­рит. А не про­сто бряк­нуть, вяк­нуть, на­пе­ча­тать за­мет­ку, а по­том, ко­гда те­бя вы­зо­вут на ко­вёр, пла­кать и про­сить, что­бы те­бя оста­ви­ли. Про­сти­те за нескром­ность, но с те­мой си­рот­ства я по­зна­ко­мил­ся в 1960 го­ду. К нам при­шла пе­да­гог дет­ско­го дома и рас­ска­за­ла, как всех уче­ни­ков шко­лы-ин­тер­на­та за­би­ра­ют ро­ди­те­ли до­мой, а её 50 вос­пи­тан­ни­ков сто­ят и на это смот­рят, де­вать­ся им неку­да. Я рас­ка­пы­вал эту ис­то­рию 20 лет, преж­де чем на­пи­сал по­весть «Бла­гие на­ме­ре­ния».

А что про­ис­хо­дит се­год­ня? Зна­е­те ли вы, что в про­шлом го­ду 400 ма­те­рей уби­ли сво­их де­тей, из них 130 - мла­ден­цев? Ка­кая ре­ак­ция журналистов на это? Ин­фор­ма­ция про­шла од­ной строч­кой. Зна­е­те ли вы, что в Рос­сии еже­год­но 100-120 ты­сяч де­тей под­вер­га­ет­ся на­си­лию? А вс­пом­ни­те скан­даль­ную си­ту­а­цию с «за­ко­ном Ди­мы Яко­вле­ва», бла­го­да­ря ко­то­ро­му мы пе­ре­ста­ли от­да­вать сво­их си­рот аме­ри­кан­цам. А до этого со страш­ным сви­стом от­да­ва­ли! 50 ты­сяч от­да­ли за 10 лет, из них 19 по раз­ным при­чи­нам по­гиб­ли.

Или дру­гой при­мер. В Со­вет­ском со­ю­зе бы­ло 460 ты­сяч авиа­мо­дель­ных круж­ков, ко­то­рые вы­пу­сти­ли огром­ную мас­су ин­же­нер­ной и кон­струк­тор­ской си­лы. Се­год­ня в стране авиа­мо­дель­ных, су­до­мо­дель­ных и ав­то­мо­дель­ных круж­ков 19! И маль­чи­ки эле­мен­тар­но что-ни­будь за­вер­нуть не мо­гут. Это на­чи­на­ет тре­во­жить. Ко­неч­но, все­гда най­дут­ся лю­ди, ко­то­рые пой­дут за­щи­щать Ро­ди­ну. Но я со­зрел к до­ка­за­тель­ству то­го, что не все пой­дут её за­щи­щать.

Вос­пи­та­ние кри­ти­че­ско­го со­зна­ния - тя­жё­лая ра­бо­та. Осо­бен­но се­год­ня, ко­гда со всем на­шим на­ро­дом про­изо­шли та­кие пе­ре­ме­ны. Ни­кто не то­ро­пит­ся ру­ку дру­го­му по­дать. Сей­час день­ги пре­вы­ше че­ло­ве­ка.

- Аль­берт Ана­то­лье­вич, вы, как пи­са­тель, со­глас­ны с тем, что се­год­ня утра­чи­ва­ет­ся куль­ту­ра чте­ния?

- Она уже утра­че­на. Вот мне ска­за­ли, что Сверд­лов­скую об­ласт­ную дет­скую биб­лио­те­ку име­ни Кра­пи­ви­на пла­ни­ру­ют слить с биб­лио­те­кой име­ни Бе­лин­ско­го. Глу­пость несу­свет­ная! Ра­ди че­го вся эта оп­ти­ми­за­ция? Ну бу­дет, к при­ме­ру, не ди­рек­тор, а за­ме­сти­тель ди­рек­то­ра по дет­ско­му от­де­лу, бух­гал­те­ра со­кра­тят. Эко­но­мия - ко­пей­ки. При этом в рас­чёт не при­ни­ма­ет­ся, что дет­ское чте­ние - это об­ласть пе­да­го­ги­ки. Ведь нуж­но на­учить ре­бён­ка чи­тать, про­ве­сти его вме­сте с кни­гой. Как се­год­ня фор­ми­ру­ют­ся фон­ды дет­ских биб­лио­тек в стране? Где на­ши быв­шие кни­го­тор­ги, биб­кол­лек­то­ры? Всё уни­что­же­но! Се­год­ня кни­ги не до­хо­дят до биб­лио­тек. Сло­вом, те, кто ищут по кар­ма­нам, не там ищут. В де­тей нуж­но вкла­ды­вать, а не от­ни­мать у них.

По­че­му знаменитый пи­са­тель Аль­берт Ли­ха­нов пре­зен­то­вал свою новую кни­гу имен­но в Ураль­ском фе­де­раль­ном уни­вер­си­те­те? И. Кор­ниен­ко, Ека­те­рин­бург

ПО­ЧЕ­МУ ДО­РО­ГО ЛЕ­ЧЕ­НИЕ?

- Се­год­ня не­ма­ло об­ще­ствен­ных фон­дов ак­ку­му­ли­ру­ют сред­ства, ко­то­рые на­прав­ля­ют­ся на по­мощь, на­при­мер, тя­же­ло­боль­ным де­тям. Раз­ве это не доб­рый знак?

- Фонд, ко­то­рый мне до­ве­лось со­зда­вать в 1987 го­ду, ста­вил пе­ред со­бой це­ле­вую за­да­чу - за­ни­мать­ся про­бле­мой си­рот­ства. В Со­вет­ском Со­ю­зе бы­ло 1 мил­ли­он 200 ты­сяч си­рот. Прав­да, бы­ло и мно­го дру­гих очень тя­жё­лых про­блем: мла­ден­че­ская смерт­ность, низ­кий уро­вень здра­во­охра­не­ния. Се­год­ня он силь­но под­нял­ся?

Я счи­таю, что по­мо­гать тя­же­ло­боль­ным де­тям долж­но ис­клю­чи­тель­но го­су­дар­ство! За счёт на­ших с ва­ми на­ло­гов. Вот Лео Ба­ке­рия, с ко­то­рым мы дру­жим 30 лет, до­бил­ся, что­бы у нас все опе­ра­ции на от­кры­том серд­це де­тям де­ла­лись бес­плат­но. Хо­тя каж­дая та­кая опе­ра­ция сто­ит пять ты­сяч дол­ла­ров. А се­год­ня, мо­жет быть, и до­ро­же. Зна­е­те по­че­му? По­то­му что все ма­те­ри­а­лы, всё, что, на­при­мер, ре­бён­ку вши­ва­ют, им­порт­ное. Ни­как мы не на­учим­ся это про­из­во­дить.

- Но ведь про­бле­ма си­рот­ства се­год­ня не так ост­ро сто­ит?

- Смот­ри­те, мы в свое вре­мя пер­вы­ми ска­за­ли, что си­рот долж­ны брать к се­бе на вос­пи­та­ние лю­ди. Идея бы­ла в со­зда­нии дет­ских до­мов се­мей­но­го ти­па, где мать ста­но­ви­лась стар­шим вос­пи­та­те­лем - это за­пи­сы­ва­лось в тру­до­вой книж­ке, она по­лу­ча­ла зар­пла­ту - не очень гу­стые день­ги. А на ре­бён­ка бы пе­ре­да­ва­лось то, что пе­ре­да­ва­лось бы ему в го­су­дар­ствен­ном дет­ском до­ме. В 1988 го­ду вы­шло по­ста­нов­ле­ние Со­ве­та Ми­ни­стров СССР «О со­зда­нии дет­ских до­мов се­мей­но­го ти­па». Это по­ста­нов­ле­ние дей­ство­ва­ло до 1996 го­да.

Се­год­ня в Рос­сии се­мей­ных дет­ских до­мов нет, а си­ро­ты устра­и­ва­ют­ся в при­ём­ные се­мьи. А что та­кое при­ём­ная се­мья? Это до­го­вор под­ря­да. У че­ло­ве­ка нет зар­пла­ты, нет долж­но­сти, но он бе­рёт обя­за­тель­ство вы­рас­тить ре­бён­ка до 18 лет. За это он по­лу­ча­ет воз­на­граж­де­ние, без вся­ко­го со­ци­аль­но­го па­ке­та. На ре­бён­ка же вы­де­ля­ют­ся сред­ства ис­хо­дя из «став­ки» ре­ги­о­на. В бед­ных ре­ги­о­нах это мо­жет быть 4-5 ты­сяч в ме­сяц. А в бо­га­тых - до 25 ты­сяч, ес­ли же ре­бё­нок обре­ме­нён ка­ким-то за­бо­ле­ва­ни­ем - и то­го боль­ше. К со­жа­ле­нию, ча­сто об­на­ру­жи­ва­ет­ся, что бла­гие на­ме­ре­ния не что иное, как спо­соб под­ра­бо­тать на де­тях.

Фото Дмит­рия ШЕВАЛДИНА

Ко­неч­но, все­гда най­дут­ся лю­ди, ко­то­рые пой­дут за­щи­щать Ро­ди­ну. Но не все пой­дут её за­щи­щать.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.