ЧИ­ТАТЬ НЕ ОБЯ­ЗА­ТЕЛЬ­НО?

Оль­га Кол­па­ко­ва ­ о пи­са­те­лях­«вто­ро­год­ни­ках», цен­зу­ре в дет­ской ли­те­ра­ту­ре и зна­ке ка­че­ства

AiF Ural (Yekaterinburg) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Оль­га Кол­па­ко­ва. Ра­да БОЖЕНКО

ЗАЧЕМ ЭТО МНЕ?

- Оль­га, все­гда бы­ло ин­те­рес­но, как дет­ские пи­са­те­ли вы­би­ра­ют те­мы? Изу­ча­ют ин­те­рес сво­е­го читателя? Или, на­про­тив, фор­ми­ру­ют его?

- Очень по-раз­но­му. Есть ав­то­ры, ко­то­рым ин­те­рес­но писать на зло­бо­днев­ную те­му. Ска­жем, у нас па­рал­лель­но, на волне по­яви­лись две кни­ги про дет­ские са­мо­убий­ства. При­чём од­на из них - «Я хо­чу жить» Аде­лии Амра­е­вой из Ка­зах­ста­на - по­лу­чи­ла ли­те­ра­тур­ную пре­мию име­ни Вла­ди­сла­ва Кра­пи­ви­на.

Моя осо­бен­ность - не мо­гу писать ху­до­же­ствен­ные тек­сты по за­ка­зу. При этом лег­ко и про­сто пи­шу по­зна­ва­тель­ные, на лю­бую те­му, ка­кую вы мне да­ди­те. Мне са­мой это страш­но ин­те­рес­но! Люб­лю в те­ме глу­бо­ко ко­пать­ся, обя­за­тель­но до­хо­жу в ней до са­мо­го дна - хоть дис­сер­та­цию за­щи­щай. Са­мое ин­те­рес­ное в «по­зна­вал­ку» возь­му, на­пи­шу так, чтобы де­тям тоже бы­ло ин­те­рес­но чи­тать и они тоже бы по­ди­ви­лись. Но ху­до­же­ствен­ные тек­сты не мо­гу писать, пока не сфор­му­ли­рую, о чём это, зачем это мне. Ска­жем, од­на из мо­их но­вых книг, «По­лын­ная ёл­ка» (пер­вое дет­ское про­из­ве­де­ние о де­пор­та­ции), мог­ла бы быть на­пи­са­на и де­сять лет на­зад, поскольку ма­те­ри­ал - вос­по­ми­на­ния мо­е­го де­душ­ки и учи­тель­ни­цы не­мец­ко­го язы­ка - был у ме­ня дав­но. Но я не зна­ла, что с этим ма­те­ри­а­лом де­лать. До опре­де­лён­но­го вре­ме­ни, пока в мозг не стал сту­чать­ся во­прос: «По­че­му Бог позволяет та­ко­му в жизни осу­ществ­лять­ся? На чьей он сто­роне? Че­рез что он мо­жет на нас вли­ять?». Глобальный, вообще не дет­ский во­прос, но мне лич­но бы­ло важ­но Ро­ди­лась в Ал­тай­ском крае, в учи­тель­ской се­мье. Окон­чи­ла фа­куль­тет жур­на­ли­сти­ки Ураль­ско­го го­су­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та. Жур­на­лист, пи­са­тель, ла­у­ре­ат рос­сий­ских кон­кур­сов и фе­сти­ва­лей дет­ской кни­ги, пред­се­да­тель Со­дру­же­ства дет­ской кни­ги, член Со­ю­за писателей Рос­сии. най­ти на него от­вет. И то­гда ма­те­ри­ал вы­стро­ил­ся, я по­ня­ла, как об этом рас­ска­зать де­тям.

- Детей се­го­дня многие упре­ка­ют в неспо­соб­но­сти вос­при­ни­мать «пра­виль­ную» ин­фор­ма­цию, ху­до­же­ствен­ную ли­те­ра­ту­ру… По­те­рян­ное по­ко­ле­ние, сло­вом.

- Ни о ка­ком по­те­рян­ном по­ко­ле­нии не мо­жет ид­ти речь. Де­ти се­го­дня удивительные! Муд­рые, ра­ни­мые, ро­ман­тич­ные. Мне с ни­ми очень ин­те­рес­но раз­го­ва­ри­вать. При­чём не толь­ко с те­ми, кто при­хо­дит на встре­чи под­го­тов­лен­ным, с кем мож­но углу­бить­ся в те­му, но и с те­ми, кто вообще ничего не зна­ет, ничего не чи­тал. Ес­ли их за­це­пить на крю­чок, они за книж­кой вы­стро­ят­ся в оче­редь в биб­лио­те­ку.

ТА­ЩИТЬ В ГО­РУ

- Мо­жет быть, ма­ло кто пы­та­ет­ся их за­це­пить?

- На­вер­ное, да. Ка­ки­ми бы свя­ты­ми людь­ми ни бы­ли пе­да­го­ги, им се­го­дня при­хо­дит­ся за­ни­мать­ся со­всем не тем. Мои ро­ди­те­ли от­ра­бо­та­ли по 40 с лиш­ним лет в сель­ской шко­ле. Па­па на­чи­нал с то­го, что бе­гал за пять ки­ло­мет­ров из сво­е­го се­ла в по­сё­ло­чек, где у него бы­ло семь уче­ни­ков первых-тре­тьих клас­сов, которые за­ни­ма­лись од­но­вре­мен­но. Пом­ню, он рас­ска­зы­вал, как они всей шко­лой (все семь че­ло­век) шли на урок физ­куль­ту­ры. Де­ти уса­жи­ва­ют­ся на сан­ки, а пре­по­да­ва­тель и ка­кой-то второгодник (или про­сто боль­шой па­рень) та­щат их в го­ру, чтобы с неё ка­тать­ся. Мне ка­жет­ся, пред­на­зна­че­ние пе­да­го­га - та­щить детей в го­ру, а пи­са­тель - это как тот второгодник, ко­то­рый мо­жет немно­го под­мо­гнуть в этом де­ле. Но сей­час пе­да­го­гам очень тя­же­ло. Па­па, как толь­ко вы­шел на пен­сию, сра­зу ушёл из шко­лы, ска­зав: «Не хо­чу за­ни­мать­ся бу­ма­га­ми, хо­чу - детьми, а мне та­кой возможности не да­ют».

Ро­ди­те­лям тоже се­го­дня не до это­го. Им при­хо­дит­ся ра­бо­тать по 12-14 ча­сов, чтобы се­мье как-то вы­жить. И по­это­му кни­ги оста­ют­ся од­ним из немно­гих ис­точ­ни­ков, которые мо­гут ти­хо, не то­ро­пясь с ре­бён­ком на ин­те­рес­ные ему те­мы по­го­во­рить. Те­ле­ви­зор тоже это де­ла­ет, но агрес­сив­но, он не да­ет ре­бён­ку возможности об­ду­мать, про­ана­ли­зи­ро­вать, ка­кой-то от­вет по­слать. О чём учё­ные го­во­рят? При про­смот­ре те­ле­ви­зо­ра нет па­уз для со­зда­ния но­вых ней­рон­ных свя­зей, как при чте­нии. В те­бя про­сто за­гру­жа­ет­ся нечто «про­жё­ван­ное». А чи­тая кни­гу, ты ри­су­ешь сам себе кар­тин­ку, ты сам себе и режиссёр, и опе­ра­тор, и артист. И при этом в го­ло­ве про­ис­хо­дит неимо­вер­ная ра­бо­та. Хо­тя на встре­чах я де­тям го­во­рю, что чи­тать вообще не обя­за­тель­но. - Неожи­дан­но! - Но ведь многие наши пра­де­душ­ки и пра­ба­буш­ки не уме­ли чи­тать. Но они РАЗГОВАРИВАЛИ.

И ес­ли у вас есть ря­дом та­кой, уме­ю­щий раз­го­ва­ри­вать, учи­тель, есть воз­мож- ность слу­шать му­зы­ку, тан­це­вать, ри­со­вать - да не чи­тай­те, ра­ди Бо­га! Вы возь­ме­те всё, что нужно, из дру­го­го ис­точ­ни­ка. А ко­гда по­явит­ся по­треб­ность, нач­нё­те чи­тать. Чте­ние - это труд ве­ли­кий, и не все к нему спо­соб­ны. Се­го­дня лю­бят го­во­рить, что Со­вет­ский Со­юз был са­мой чи­та­ю­щей стра­ной. Мне ка­жет­ся, это миф. Смот­рю по сво­им од­но­класс­ни­кам - кто-то - да, как я, чи­тал вза­хлёб кни­ги. А кто-то ре­а­ли­зо­вал­ся в чём-то дру­гом и счаст­лив не мень­ше, чем я.

РЕШЕТО ВНУТ­РИ НАС

- Вспом­ним недав­нюю ис­то­рию про пре­сло­ву­тые 16 книг, которые дет­ский ом­буд­смен Ан­на Куз­не­цо­ва «не ре­ко­мен­до­ва­ла бы к про­чте­нию да­же взрос­лым». В этот спи­сок по­па­ла «Пе­ту­ши­ная ло­шадь» на­шей див­ной Свет­ла­ны Лав­ро­вой и бед­ный «Те­лок-дри­сту­нок» из сбор­ни­ка Афа­на­сье­ва. Как вы счи­та­е­те, по­доб­ные «чёр­ные спис­ки», цен­зу­ра в дет­ской ли­те­ра­ту­ре долж­ны су­ще­ство­вать?

- Нель­зя об­суж­дать то, что ты не чи­тал, - это непро­фес­си­о­наль­но! Я уже в несколь­ких ин­тер­вью го­во­ри­ла: я за цен­зу­ру. Но по­сле этих слов обыч­но ста­вит­ся точ­ка, и они не рас­шиф­ро­вы­ва­ют­ся. На са­мом де­ле, ес­ли кто-то думает о ка­ком-то го­су­дар­ствен­ном цен­зур­ном ко­ми­те­те как ис­точ­ни­ке про­се­и­ва­ния, то это невоз­мож­но в со­вре­мен­ном ми­ре. Я го­во­рю о дру­гом. Во-первых, о внут­рен­ней пи­са­тель­ской цен­зу­ре. Хо­ро­ший, та­лант­ли­вый пи­са­тель от­вет­ствен­но под­хо­дит к сво­е­му тек­сту. Во-вто­рых, я за ре­дак­тор­скую цен­зу­ру в из­да­тель­ствах. У нас на всех уров­нях про­фес­си­о­на­лов ста­ло ма­ло, и хва­ла тем из­да­тель­ствам, где си­дит хо­ро­ший редактор, способный оце­нить и от­се­ять нека­че­ствен­ный (де­ло не толь­ко в те­мах, в которые де­тям по­гру­жать­ся ра­но) текст че­рез мел­кое решето.

Кро­ме то­го, я за ро­ди­тель­скую цен­зу­ру. Ес­ли ты не хо­чешь, чтобы твой ре­бё­нок под воз­дей­стви­ем кни­ги спрыг­нул с крыши, на­чал нар­ко­ти­ки при­ни­мать или еще ка­ку­ю­ни­будь га­дость де­лать, возь­ми и сам прочитай эту кни­гу, а по­том при­ми ре­ше­ние - по­ку­пать её или нет. Но то, что в книгах долж­ны под­ни­мать­ся эти во­про­сы, - не об­суж­да­ет­ся. Воз­мож­но, ко­го-то они, на­обо­рот, спа­сут, ко­му-то по­ка­жут вы­ход. Воз­мож­ность вы­бо­ра долж­на оставаться. Но ро­ди­те­ли впра­ве про­се­и­вать кни­ги че­рез соб­ствен­ную цен­зу­ру.

Нель­зя ис­клю­чать тот неоспо­ри­мый факт, что кни­ги мо­гут очень силь­но по­вли­ять на че­ло­ве­ка. Я ча­сто рас­ска­зы­ваю де­тям, на­при­мер, про Ви­та­лия Сунда­ко­ва, ко­то­рый стал из­вест­ным пу­те­ше­ствен­ни­ком, на­чи­тав­шись Жю­ля Вер­на и при­клю­чен­че­ских книг. Мно­же­ство при­ме­ров, ко­гда че­ло­ве­ка кни­га «пе­ре­ко­па­ла». Мы же внут­ри се­бя тоже име­ем «решето», ко­то­рое со­сто­ит из то­го, че­му нас на­учи­ли, как вос­пи­та­ли. Ли­те­ра­ту­ра, язык - это на­столь­ко слож­ный ин­стру­мент, что учё­ные до сих пор до­под­лин­но не зна­ют, как он ра­бо­та­ет. При этом оче­вид­но, ли­те­ра­ту­рой мы «вос­пи­ты­ва­ем» свой мозг так, чтобы им бы­ло слож­но ма­ни­пу­ли­ро­вать, чтобы он сам ду­мал, ана­ли­зи­ро­вал и при­ни­мал ре­ше­ния.

- Ес­ли бы от вас за­ви­се­ло фор­ми­ро­ва­ние школь­ной про­грам­мы по ли­те­ра­ту­ре, ка­кие из­ме­не­ния вы бы внес­ли?

- В школь­ной про­грам­ме есть за­ме­ча­тель­ный блок - до­пол­ни­тель­ное чте­ние, в рам­ках ко­то­ро­го учи­тель име­ет пра­во ин­ди­ви­ду­аль­но ре­бён­ку ка­ки­е­то кни­ги ре­ко­мен­до­вать. Я бы уси­ли­ла этот блок со­вре­мен­ной оте­че­ствен­ной ли­те­ра­ту­рой. И, воз­мож­но, пе­ре­смот­ре­ла бы воз­раст­ные рам­ки. Не уве­ре­на, что все поголовно долж­ны, на­при­мер, чи­тать «Вой­ну и мир», слож­ные вещи До­сто­ев­ско­го или по­э­зию, ко­то­рую ре­бё­нок до опре­де­лен­но­го воз­рас­та мо­жет не по­ни­мать. Или вообще не по­ни­мать. Пусть всё это бу­дет в стар­ших клас­сах, при­чём гу­ма­ни­тар­ных.

- «Оте­че­ствен­ной ли­те­ра­ту­рой» - это прин­ци­пи­аль­но?

- Ко­неч­но, здо­ро­во, что се­го­дня мы мо­жем чи­тать раз­ные кни­ги, в том чис­ле за­ру­беж­ные. Но у нас со­хра­ня­ет­ся от­но­ше­ние - ес­ли кни­га на­пи­са­на за гра­ни­цей, то она...

- Апри­о­ри луч­ше?

- Да, имен­но. И это осо­бен­но про­сле­жи­ва­ет­ся на непро­стых те­мах: дет­ский су­и­цид, про­бле­мы па­пы и мамы, сек­су­аль­ные отношения. Мы с ра­до­стью пи­а­рим пе­ре­вод­ную ли­те­ра­ту­ру, но иг­но­ри­ру­ем то, что на­пи­са­но на­ши­ми ав­то­ра­ми. Хо­тя это да­ле­ко не все­гда ху­же, а ча­ще - луч­ше.

И очень жаль, ко­неч­но, что к дет­ской ли­те­ра­ту­ре про­сы­па­ет­ся ин­те­рес (средств мас­со­вой ин­фор­ма­ции в том чис­ле) ли­бо по­сле ка­ких-то скан­да­лов, ли­бо перед Не­де­лей дет­ской кни­ги. Хо­тя тут мне, как жур­на­ли­сту, всё по­нят­но, и к прес­се у ме­ня пре­тен­зий нет. Спон­си­ро­ва­лись бы те­ма­ти­че­ские про­грам­мы, пе­ре­да­чи, спец­вы­пус­ки - бы­ла бы иная кар­ти­на. Точ­но так же, как многие меч­та­ют за­и­меть го­су­дар­ствен­ное дет­ское из­да­тель­ство. Не по­то­му, что оно бу­дет от­бо­ром и цен­зу­рой за­ни­мать­ся, а по­то­му, что хо­тя бы пре­ми­аль­ные кни­ги нужно из­да­вать та­ки­ми ти­ра­жа­ми, чтобы они во все биб­лио­те­ки по­па­да­ли. Или чтобы у них бы­ла при­ем­ле­мая це­на. Тут и ра­бо­тать-то особо не на­до, по­то­му что жю­ри тех премий в об­ла­сти дет­ской ли­те­ра­ту­ры, которые у нас есть, уже по­ра­бо­та­ло. Уже от­се­я­ло неимо­вер­ное количество дет­ских тек­стов и свой «знак ка­че­ства по­ста­ви­ло». Жаль, что у го­су­дар­ства не на­хо­дит­ся де­нег на та­кие про­ек­ты.

«НА ВСТРЕ­ЧАХ Я ДЕ­ТЯМ ГО­ВО­РЮ, ЧТО ЧИ­ТАТЬ ВООБЩЕ НЕ ОБЯ­ЗА­ТЕЛЬ­НО». ПО­ЧЕ­МУ? ОБ ЭТОМ РАС­СКА­ЗЫ­ВА­ЕТ ДЕТ­СКИЙ ПИ­СА­ТЕЛЬ ОЛЬ­ГА КОЛ­ПА­КО­ВА. ЧИ­ТАЯ КНИ­ГУ, ТЫ  ОПЕ­РА­ТОР, РЕЖИССЁР, И АРТИСТ.

Фо­то paidagogos.com

Ес­ли за­це­пить детей на крю­чок, они вы­стро­ят­ся в оче­редь в биб­лио­те­ку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.