3D­КАРЛСОН, ЕГО БРАТЬЯ И СЁСТРЫ

В Ека­те­рин­бур­ге прой­дёт Ми­ро­вой кар­на­вал ку­кол

AiF Ural (Yekaterinburg) - - КУЛЬТУРА -

КАР­НА­ВАЛ ­ ЭТО ВЕ­СЕ­ЛО

- Ев­ге­ний Вла­ди­ми­ро­вич, Ми­ро­вой кар­на­вал ку­кол про­хо­дит еже­год­но в раз­ных точ­ках пла­не­ты. Ка­ким об­ра­зом в этот «гео­гра­фи­че­ский план» по­пал Ека­те­рин­бург?

- В этом го­ду на про­ве­де­ние кар­на­ва­ла пре­тен­до­ва­ли ещё Че­хия и Ис­па­ния. Но арт­про­дю­сер и ос­но­ва­тель кар­на­ва­ла Род Пет­ро­вич сде­лал вы­бор в поль­зу Екатеринбурга. В 2016 го­ду он при­ез­жал к нам в театр, по­смот­рел ряд спек­так­лей, мы по­дру­жи­лись. Он при­гла­сил нас на Ми­ро­вой кар­на­вал ку­кол, ко­то­рый в ми­нув­шем го­ду про­во­дил­ся в Астане и где мы взяли пер­вое ме­сто в но­ми­на­ции «Луч­шее улич­ное шоу». Имен­но там, в Астане, Пет­ро­вич и опре­де­лил­ся с ме­стом про­ве­де­ния сле­ду­ю­ще­го кар­на­ва­ла.

Идея со­брать из раз­ных угол­ков пла­не­ты лю­дей, влюб­лён­ных в свою про­фес­сию, и де­лать пред­став­ле­ния с па­ра­да­ми, и правда класс­ная.

- Ше­ствие в День города - это толь­ко часть кар­на­ва­ла?

- Ко­неч­но! Это пре­зен­та­ция всех участ­ни­ков, их воз­мож­но­стей, ку­кол, ко­стю­мов и стра­ны, ко­то­рую они пред­став­ля­ют. Сво­е­го ро­да «бра­зиль­ский кар­на­вал» в спе­ци­фи­ке те­ат­ров ку­кол. А даль­ше идут пред­став­ле­ния. Кол­лек­ти­вы, как пра­ви­ло, име­ют две про­грам­мы. Од­на из них рас­счи­та­на на иг­ру в лю­бом ме­сте, в лю­бых усло­ви­ях - в боль­ни­це, в тор­го­вом центре, на пло­ща­ди и так да­лее. Мы та­кую про­грам­му сде­ла­ли ещё в 2012 го­ду, ко­гда участ­во­ва­ли в по­доб­ном кар­на­ва­ле в Китае. По­том на­ша про­грам­ма улич­но­го пред­став­ле­ния раз­рос­лась, так что нам то­же есть что по­ка­зать.

- Ка­кие самые яр­кие пред­став­ле­ния мы уви­дим? Рас­ска­жи­те о «фиш­ках» кар­на­ва­ла.

- Во­об­ще, мне нра­вит­ся в кар­на­ва­ле его все­мир­ная па­лит­ра. Рос­сий­ские те­ат­ры мы бо­лее или ме­нее зна­ем, а вот за­ру­беж­ные нет. При­е­дет мно­го уди­ви­тель­ных для на­ше­го зри­те­ля те­ат­ров. А в ка­че­стве «фиш­ки» бу­дет театр из Вьет­на­ма с вод­ным пред­став­ле­ни­ем, ко­то­ро­му бо­лее ты­ся­чи лет. Во Вьет­на­ме мно­го рек, и из­древ­ле эти ку­коль­ные пред­став­ле­ния по­ка­зы­ва­лись в де­рев­нях. Сей­час, ко­неч­но, это уже про­фес­си­о­наль­ный театр. Они спе­ци­аль­но ве­зут бас­сейн, ко­то­рый бу­дет раз­вёр­нут в Ис­то­ри­че­ском скве­ре. Жи­те­ли Екатеринбурга смо­гут уви­деть три ве­чер­них пред­став­ле­ния. Кро­ме то­го, на пло­щад­ке Те­ат­ра ку­кол го­сти из Вьет­на­ма по­ка­жут пред­став­ле­ние с тра­ди­ци­он­ны­ми тро­сте­вы­ми кук­ла­ми и рас­ска­жут историю сво­ей стра­ны.

Это неве­ро­ят­но ин­те­рес­но - за­гля­нуть в дру­гую стра­ну, встре­тить­ся всем вме­сте. Чем­пи­о­нат ми­ра по фут­бо­лу по­ка­зал, нас­коль­ко это ве­се­ло.

СПЕКТАКЛЬ КАК ОБРЯД

- У раз­ных стран есть «свои» кук­лы, ко­то­рым они вер­ны?

- Да. Ска­жем, в вод­ном те­ат­ре Вьет­на­ма - своя си­сте­ма, ко­то­рой они при­дер­жи­ва­ют­ся, там кук­лы име­ют го­ри­зон­таль­ные тро­сти. В Рос­сии есть Пет­руш­ка - наш ис­кон­ный ку­коль­ный пер­со­наж. Хо­тя, опять же, он род­ствен­ник Пуль­чи­нел­лы, Ганс­вур­ста, По­ли­ши­не­ля.

Рус­ский театр, во­об­ще, бе­рёт луч­шее от раз­ных те­ат­ров ми­ра. Этот об­мен очень ин­те­ре­сен, у нас есть спек­так­ли, в ко­то­рых ис­поль­зу­ет­ся несколь­ко раз­лич­ных си­стем ку­кол. Пусть, на­при­мер, в спек­так­ле ба­буш­ка бу­дет рус­ская, но ме­ха­ни­ка кук­лы - япон­ская. Мы в этом плане по­движ­ны, как, впро­чем, и те­ат­ры Ев­ро­пы, где с удо­воль­стви­ем идут на экс­пе­ри­мен­ты.

А вот в ази­ат­ских те­ат­рах экс­пе­ри­мен­ти­ру­ют ре­же, там блю­дут тра­ди­ции, ко­то­рым ты­ся­ча лет. До­пу­стим, в тра­ди­ци­он­ных япон­ских те­ат­рах нель­зя да­же ме­нять ми­зан­сце­ну. 850 лет на­зад ро­ди­лась пье­са, и с тех пор, с пе­ре­ры­ва­ми, она ста­вит­ся на сцене. Без ка­ких­ли­бо из­ме­не­ний! Это крайне лю­бо­пыт­но - оку­нуть­ся в древ­ний театр, где за­жи­га­ют­ся све­чи, а пред­став­ле­ние на­по­ми­на­ет некий обряд. Не­ве­ро­ят­ное ощу­ще­ние!

Фран­цу­зы к нам при­ез­жа­ли с Ги­ньо­лем и По­ли­ши­не­лем. Они бе­рут за ос­но­ву сю­же­ты на зло­бу дня, но кук­лы у них как бы­ли вы­пол­не­ны три­ста лет на­зад, та­ки­ми оста­ют­ся и се­год­ня.

- Со­вре­мен­ные тех­но­ло­гии про­ни­ка­ют в те­ат­ры ку­кол?

- Ко­неч­но. Это осо­бен­но вид­но в ев­ро­пей­ском те­ат­ре, как, впро­чем, и в на­шем. Еже­год­но у нас по­яв­ля­ют­ся спек­так­ли с ма­те­ри­а­ла­ми, с ко­то­ры­ми мы рань­ше ни­ко­гда не име­ли де­ла. Ска­жем, ес­ли бы мы де­ла­ли один из на­ших по­след­них спек­так­лей, «Ка­лиф-аист», лет пять на­зад, это бы­ло бы па­пье-ма­ше со встав­ка­ми из мар­ли. А се­год­ня это мас­ки из со­вре­мен­ных ме­ди­цин­ских ма­те­ри­а­лов. Или «Карлсон, ко­то­рый жи­вёт…» там эле­мен­ты ку­кол де­ла­лись на 3D-прин­те­ре.

ПОЧЁТНАЯ ПЕНСИЯ

- На­вер­ное, у ар­ти­ста и кук­лы очень лич­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния?

- Это за­ви­сит от ма­те­ри­а­ла. Бы­ва­ют та­кие слож­ные те­мы, что ар­тист ни­ко­гда не от­даст свою кук­лу дру­го­му. И кук­лы бы­ва­ют слож­ные, за ко­то­ры­ми нуж­но сле­дить осо­бен­ным об­ра­зом. У ме­ня вот есть спектакль «Кар­тин­ки с вы­став­ки», ко­то­ро­му мно­го лет. Я в нём знаю каж­дую кук­лу, каж­дую лес­ку… Как мож­но это ко­му-то от­дать? И тут да­же де­ло не в рев­но­сти. Про­сто вол­ну­ешь­ся, что дру­гой что-то не пой­мёт, сде­ла­ет что-то не так, как хо­те­лось бы. А ты уже во­дишь всех пер­со­на­жей в тем­но­те, зна­ешь «бо­лез­ни» всех ку­кол. Они и сде­ла­ны бы­ли под ме­ня лет два­дцать на­зад.

- Бы­ва­ет, что у ар­ти­ста и кук­лы от­но­ше­ния не скла­ды­ва­ют­ся?

- Да, да, да. И это на­до пре­одо­ле­вать. Это на­зы­ва­ет­ся ра­бо­тать «на со­про­тив­ле­ние». Как пра­ви­ло, по­том ре­зуль­тат вы­хо­дит бле­стя­щий. Ху­же, ко­гда сра­зу всё глад­ко, это путь к штам­пам: вот мне да­ли зай­ку, а у ме­ня уже де­сять их бы­ло, бу­ду зай­ку иг­рать. А кук­ла ве­дёт се­бя по-сво­е­му, не слу­ша­ет­ся - ра­бо­та­ешь с ней, и по­лу­ча­ет­ся

ЗАЕЦ. По­это­му бо­ять­ся на­до то­го, что всё бу­дет про­сто. Всё про­сто - это не ин­те­рес­но, долж­на быть точ­ка бо­ли.

- Чем вы ру­ко­вод­ству­е­тесь, вы­би­рая ре­пер­ту­ар? Ска­жем, «Ка­лиф-аист» - сказ­ка стар­ше­го по­ко­ле­ния, «Дон Ки­хот» то­же прак­ти­че­ски за­бы­тая исто­рия.

- Се­год­ня больная те­ма - отсутствие у де­тей спо­соб­но­сти к творчеству и фантазии. Побуждение ребёнка к этому - миссия те­ат­ра, по­это­му мы при­ду­мы­ва­ем та­кие спек­так­ли. Кон­крет­но об этом -«Али­са/Alice. net», где ребёнка «га­сит» об­ще­ство: всё долж­но быть ло­гич­но, ра­зум­но, по схе­ме. В ре­зуль­та­те про­ис­хо­дит борь­ба меж­ду фан­та­зи­ей, твор­че­ством и «ма­те­ри­аль­но­стью». В этом спек­так­ле су­ще­ству­ет ин­тер­ак­тив, и са­ми де­ти вы­тас­ки­ва­ют всю эту историю, ста­но­вят­ся на сто­ро­ну фантазии. В «Ка­ли­фе-аисте» про­стран­ство всё вре­мя транс­фор­ми­ру­ет­ся пря­мо на гла­зах у зри­те­лей. По боль­шо­му сче­ту, в каж­дом спек­так­ле есть та­кие эле­мен­ты.

Кро­ме то­го, вы­пол­няя на­шу мис­сию, мы от­кры­ли шко­лу твор­че­ства, ма­стер­скую «Пет­руш­ка», где де­ти на за­ня­ти­ях за­бы­ва­ют про свои те­ле­фо­ны. Они мо­де­ли­ру­ют, смот­рят, как кук­ла дви­га­ет­ся…

«БОЛЬНАЯ ТЕ­МА ­ ОТСУТСТВИЕ У ДЕ­ТЕЙ СПО­СОБ­НО­СТИ К ТВОРЧЕСТВУ И ФАНТАЗИИ. ПОБУЖДЕНИЕ РЕБЁНКА К ЭТОМУ ­ МИССИЯ ТЕ­АТ­РА», ­ УВЕ­РЕН ГЛАВ­НЫЙ РЕЖИССЁР ЕКАТЕРИНБУРГСКОГО ТЕ­АТ­РА КУ­КОЛ ЕВ­ГЕ­НИЙ СИВКО.

И у них на­чи­на­ет ра­бо­тать фан­та­зия! При этом им да­ют ин­те­рес­ней­шие за­да­ния, на­при­мер, при­ду­мать некий объ­ект, ко­то­рый… про­сто жи­вёт. Это мо­жет быть да­же ку­бик с нож­ка­ми. Де­ти удив­ля­ют­ся - вот у те­бя две пу­гов­ки, три ни­точ­ки, че­ты­ре хол­стин­ки, а со­би­ра­ет­ся ге­рой, ко­то­рый раз­го­ва­ри­ва­ет, бе­га­ет, по­ёт.

- Ко­гда спектакль сни­ма­ет­ся с ре­пер­ту­а­ра - это «все­рьез и на­дол­го»? Или воз­мож­но его воз­рож­де­ние?

- Воз­мож­но воз­рож­де­ние те­мы. Спектакль сни­ма­ет­ся в ос­нов­ном по тех­ни­че­ским при­чи­нам. Или в том слу­чае, ес­ли кук­лы мо­раль­но уста­ре­ли. То­гда они тор­же­ствен­но ухо­дят на пенсию - в му­зей. Но мы ни­че­го не раз­би­ра­ем. Часть ку­кол по­яв­ля­ет­ся, на­при­мер, в но­во­год­них спек­так­лях, а часть мы от­да­ем в Те­ат­раль­ный ин­сти­тут и в дет­ские шко­лы, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся кук­ла­ми. По­верь­те, жизнь ку­кол по­рой длин­нее, чем у че­ло­ве­ка. У нас есть кук­лы 1938 го­да, вре­мён Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны.

- Ваш по­чёт­ный пен­си­о­нер - Пет­руш­ка, ко­то­ро­го сде­лал ар­тист-фрон­то­вик Сер­гей Ско­бе­лин в 1945 го­ду, по­сле осво­бож­де­ния из конц­ла­ге­ря, - вы­хо­дит в лю­ди?

- Он три го­да под­ряд ра­бо­тал на пред­став­ле­ни­ях к Дню По­бе­ды. Мы ему вин­таж­ную (спе­ци­аль­но ста­ри­ли кук­лу) Мар­фуш­ку сде­ла­ли в по­дру­ги. И Гит­ле­ра по эс­ки­зам 1942 го­да. Но его мы ста­рить не ста­ли, сам по­тре­пал­ся, посколь­ку каж­дый спектакль по сце­на­рию бы­ло «из­би­е­ние Гит­ле­ра».

Театр «Та­ра­бат» из Фран­ции ураль­цы уви­дят на Ми­ро­вом кар­на­ва­ле ку­кол.

Рож­де­ние кук­лы ху­дож­ни­ка Юлии Се­лаври. Спектакль «Ка­ли­фа­ист».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.