СУДЬ­БА АД­МИ­РА­ЛА

Бу­ду­щее Кол­ча­ка и Рос­сии ре­ша­лось в 1919 го­ду на Ура­ле

AiF Ural (Yekaterinburg) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

СТО ЛЕТ НА­ЗАД ЕКА­ТЕ­РИН­БУРГ ПО­ЧТИ ГОД ЖИЛ БЕЗ ВЛА­СТИ БОЛЬ­ШЕ­ВИ­КОВ. В ЭТО ВРЕ­МЯ В ЖИЗ­НИ ГО­РО­ДА ВАЖ­НУЮ РОЛЬ ИГ­РАЛ АД­МИ­РАЛ КОЛ­ЧАК. О ЕГО СУДЬ­БЕ И ПРЕБЫВАНИИ НА УРА­ЛЕ МЫ ПО­БЕ­СЕ­ДО­ВА­ЛИ С УРАЛЬСКИМ ИС­ТО­РИ­КОМ НИ­КО­ЛА­ЕМ ДМИТ­РИ­Е­ВЫМ.

БЕ­ЛОЕ ПОДПОЛЬЕ

- Ни­ко­лай Ива­но­вич, Че­хо­сло­вац­кий кор­пус вы­бил крас­ных из Ека­те­рин­бур­га без осо­бо­го кро­во­про­ли­тия. По­че­му?

- Судь­ба сто­ли­цы Ура­ла ле­том 1918 го­да бы­ла пред­ре­ше­на, боль­ше­ви­ки пре­крас­но по­ни­ма­ли, что го­род им не удер­жать. Они дол­го тя­ну­ли с рас­стре­лом цар­ской се­мьи, но уже с се­ре­ди­ны июля на­ча­ли мас­со­вую эва­ку­а­цию. Со сто­ро­ны Че­ля­бин­ска при­бли­жа­лись две груп­пы Че­хо­сло­вац­ко­го кор­пу­са, и ко­гда в 80-90 км от Ека­те­рин­бур­га крас­ные по­тер­пе­ли по­ра­же­ние, они при­ня­ли сроч­ное ре­ше­ние о каз­ни Ро­ма­но­вых. Да, се­рьёз­ных бо­ёв на ули­цах не бы­ло, но пе­ре­стрел­ка на вок­за­ле всё же име­ла ме­сто. Груп­па пол­ков­ни­ка Сер­гея Вой­це­хов­ско­го на­сту­па­ла со сто­ро­ны Шай­тан­ско­го за­во­да (Пер­во­ураль­ска), и она при­ня­ла бой. А ко­гда пра­пор­щик Ан­то­нин Чи­ла по­лу­чил ин­фор­ма­цию о том, что Ека­те­рин­бург взят, на Цар­ском мо­сту он спе­шил­ся, и че­хи па­рад­ным мар­шем, с му­зы­кой во­шли по ули­це Зла­то­устов­ской в го­род.

- Че­хи во­шли па­рад­ным мар­шем. Как их встре­ча­ли?

- Со­хра­ни­лись фо­то­гра­фии, ко­то­рые сви­де­тель­ству­ют о том, что их встре­ча­ли как осво­бо­ди­те­лей. 4 ав­гу­ста 1919 го­да в Но­вом го­род­ском те­ат­ре со­сто­я­лось со­бра­ние-кон­церт, на ко­то­ром бы­ли все звёз­ды то­гдаш­не­го Ека­те­рин­бур­га - по­ли­ти­че­ские и те­ат­раль­ные. От каж­дой во­ин­ской ча­сти бы­ло при­гла­ше­но по 2-3 че­ло­ве­ка, осталь­ные ле­ги­о­не­ры по­лу­чи­ли по­дар­ки. Вто­рой мо­мент: в хо­де пе­ре­стрел­ки на вок­за­ле был тя­же­ло ра­нен и по­том скон­чал­ся чеш­ский пра­пор­щик Фер­ди­нанд Сна­шел. По­хо­ро­ны Во­и­ны Че­хо­сло­вац­ко­го кор­пу­са на вок­за­ле в Ека­те­рин­бур­ге, 25 июля 1918 го­да. Уже че­рез три ме­ся­ца здесь бу­дут тор­же­ствен­но встре­чать ад­ми­ра­ла Кол­ча­ка. пре­вра­ти­лись в на­сто­я­щую де­мон­стра­цию го­ро­жан.

- При со­вет­ской вла­сти в го­ро­де дей­ство­ва­ло бе­лое подполье?

- Да, есть сви­де­тель­ства, что оно со­би­ра­лось, в част­но­сти, на Ми­хай­лов­ском клад­би­ще. По вер­сии боль­ше­ви­ков, под­поль­щи­ки да­же со­би­ра­лись осво­бо­дить ца­ря, но это не се­рьез­ное утвер­жде­ние. Что мог­ла сде­лать ак­тив­ная груп­па из 10-15 че­ло­век, у ко­то­рых не бы­ло необ­хо­ди­мо­го во­ору­же­ния? Ко­гда че­хи на за­пад­ных подступах по­до­шли к Ека­те­рин­бур­гу, участ­ни­ки под­по­лья вы­сту­па­ли про­вод­ни­ка­ми (ле­ги­о­не­ры не зна­ли го­ро­да). Они по­ка­зы­ва­ли, как по­дой­ти к вок­за­лу, где на­хо­ди­лись остат­ки крас­ных. Но со­чув­ству­ю­щих че­хам бы­ло зна­чи­тель­но боль­ше. Про­стой при­мер: уже в кон­це июля 92 жи­те­ля Ека­те­рин­бур­га, в ос­нов­ном гим­на­зи­сты и сту­ден­ты, за­пи­са­лись доб­ро­воль­ца­ми и со­ста­ви­ли так на­зы­ва­е­мую «Сту­ден­че­скую ро­ту». Их по­ли­ти­че­ские при­стра­стия бы­ли са­мы­ми раз­ны­ми, но че­хи спо­соб­ство­ва­ли кон­со­ли­да­ции всех ан­ти­боль­ше­вист­ских сил.

- Кол­чак ча­сто при­ез­жал в Ека­те­рин­бург?

- Из­вест­но о ше­сти его ви­зи­тах, но дан­ная циф­ра до­ста­точ­но услов­на. В ос­нов­ном это бы­ли фрон­то­вые по­езд­ки, хо­тя в мае 1919 го­да он при­е­дет в го­род с дру­гой це­лью. На­ме­ча­лось боль­шое на­ступ­ле­ние, необ­хо­ди­мо бы­ло под­ни­мать эко­но­ми­ку, а Урал имел в этом от­но­ше­нии осо­бое зна­че­ние. В Ека­те­рин­бур­ге был ор­га­ни­зо­ван чрез­вы­чай­ный съезд пред­при­ни­ма­те­лей и промышленников, со­брав­ший бо­лее 600 че­ло­век. Кста­ти, имен­но в этот пе­ри­од Кол­чак за­мыс­лил пе­ре­вод сво­ей став­ки в Ека­те­рин­бург. Она долж­на бы­ла быть со­зда­на в особ­ня­ке М. Ошур­ко­ва, где пре­бы­вал то­гда чеш­ский ге­не­рал Ра­до­ла Гай­да. Особ­няк Гай­да осво­бо­дил, но Кол­чак ту­да так и не въе­хал…

- По­че­му?

- Мож­но ска­зать, что Омск став­ку Кол­ча­ка нам по­про­сту не от­дал. Сибиряки до­ро­жи­ли ста­ту­сом «бе­лой сто­ли­цы». На­ча­лись «де­ба­ты» - что оста­нет­ся за Ом­ском, и во­прос, как го­во­рят се­го­дня, по­про­сту «за­во­ло­ки­ти­ли». А по­том на­ча­лось от­ступ­ле­ние, Ека­те­рин­бург стал при­фрон­то­вым го­ро­дом, и пе­ре­но­сить ту­да став­ку уже не име­ло ни­ка­ко­го смыс­ла.

- Ко­гда ад­ми­рал пер­вый раз по­се­тил сто­ли­цу Ура­ла?

- Это про­изо­шло в на­ча­ле но­яб­ря 1918 го­да, он то­гда был во­ен­ным и мор­ским ми­ни­стром Вре­мен­но­го Все­рос­сий­ско­го пра­ви­тель­ства, но уже имел боль­шую из­вест­ность. Мин­ная обо­ро­на на Бал­ти­ке, ко­ман­до­ва­ние Чер­но­мор­ским фло­том всё это сде­ла­ло ему имя. Сын ге­не­ра­ла, он был очень об­ра­зо­ван и умел ла­дить с тол­пой, бы­вал на со­бра­ни­ях сол­дат­ских ко­ми­те­тов. По­ла­гаю, что ад­ми­рал не был ли­шён опре­де­лён­но­го крас­но­ре­чия, у него бра­ли мно­го ин­тер­вью.

16 фев­ра­ля 1919 го­да, вы­сту­пая в гор­ном учи­ли­ще в Ека­те­рин­бур­ге, Кол­чак го­во­рил, что оди­на­ко­во опа­сен как боль­ше­визм сле­ва - ком­му­ни­сты, от­ри­ца­ю­щие на­ци­о­наль­ное го­су­дар­ство, так и боль­ше­визм спра­ва - ста­рый мо­нар­хи­че­ский ре­жим…

- В тот день про­изо­шёл ин­ци­дент на вок­за­ле…

- Да, имен­но то­гда слу­чи­лось со­бы­тие, ко­то­рое, воз­мож­но, сыг­ра­ло са­мую гу­би­тель­ную роль в судь­бе вла­сти ад­ми­ра­ла. У со­юз­ни­ков бы­ла за­да­ча - по­дру­жить Кол­ча­ка с че­ха­ми. В Ека­те­рин­бур­ге шли пе­ре­го­во­ры, в ко­то­рых участ­во­ва­ли глав­но­ко­ман­ду­ю­щий Чеш­ским кор­пу­сом Ян Сы­ро­вы, по­ли­ти­че­ский упол­но­мо­чен­ный в Рос­сии Бо­г­дан Пав­лу, ино­стран­ные ди­пло­ма­ты. В это вре- мя на вок­за­ле на пер­вом пу­ти сто­ял по­езд Кол­ча­ка, охра­ня­е­мый Рус­ско-серб­ским егер­ским пар­ти­зан­ским отель­ным от­ря­дом во­е­во­ды Ки­се­лё­ва. А на вто­ром и тре­тьем пу­тях - че­хо­сло­вац­кие эше­ло­ны. Че­хи при­вык­ли про­хо­дить к сво­им по­ез­дам сквозь ва­го­ны со­ста­ва у пер­вой плат­фор­мы, но в тот день что-то пошло не так...

СЛУ­ЧАЙ В ИС­ТО­РИИ

- Что там про­изо­шло?

- Чеш­ский ка­пи­тан Вац­лав Ти­хий со сво­ей ека­те­рин­бург­ской же­ной На­деж­дой Иг­на­тьев­ной хо­тел по­про­щать­ся с то­ва­ри­щем, уез­жав­шим во Вла­ди­во­сток. Он шёл в по­езд на вто­ром пу­ти, од­на­ко ча­со­вой их не про­пу­стил. Су­пру­ги об­ра­ти­лись к ко­мен­дан­ту, но и это не по­мог­ло, на­ча­лась пе­ре­бран­ка, на по­мощь ча­со­во­му с со­сед­не­го по­ста при­бе­жал во­ору­жён­ный вин­тов­кой серб. Ко­мен­дан­та уда­рил при­кла­дом, а ка­пи­та­на ткнул шты­ком. По­след­ний удар ока­зал­ся ро­ко­вым: лез­вие за­де­ло пе­чень, и 17 фев­ра­ля Ти­хий скон­чал­ся в гос­пи­та­ле от внут­рен­ней кро­во­по­те­ри.

Те­перь пред­ставь­те си­ту­а­цию: Кол­чак ведёт пе­ре­го­во­ры, а в это вре­мя на вок­за­ле уби­ва­ют чеш­ско­го ка­пи­та­на. Всё, пе­ре­го­во­ры за­кон­че­ны! Че­хи объ­яв­ля­ют тра­ур и от­ка­зы­ва­ют­ся при­ни­мать уча­стие во всех тор­же­ствен­ных ме­ро­при­я­ти­ях по по­во­ду пре­бы­ва­ния ад­ми­ра­ла в го­ро­де. Этот эпи­зод в его судь­бе яв­но недо­оце­нён. И не толь­ко в его судь­бе. Как бы по­вер­ну­лись со­бы­тия в усло­ви­ях пред­сто­яв­ше­го ве­сен­не­го на­ступ­ле­ния, ес­ли бы че­хи чем-ли­бо по­спо­соб­ство­ва­ли

РАЗМЕННАЯ МО­НЕ­ТА

- И всё же: че­хи пре­да­ли Кол­ча­ка?

- Тут всё очень неод­но­знач­но. С од­ной сто­ро­ны - да. Пред­ставь­те, идёт эва­ку­а­ция Ом­ска, эше­ло­ны че­хов сле­ду­ют в Ир­кутск. Со­юз­ни­ки го­во­рят Кол­ча­ку: мы те­бя не при­зна­ли, но ты наш, пе­ре­са­жи­вай­ся в по­езд под на­ше по­кро­ви­тель­ство. И ад­ми­рал со­гла­ша­ет­ся. А под Ир­кут­ском - проб­ка. Че­хам во что бы то ни ста­ло нуж­но во Вла­ди­во­сток, а до него ещё ехать и ехать. В Ир­кут­ске - вре­мен­ная эсе­ров­ская власть (По­лит­центр), она ста­вит усло­вия: от­дай­те нам Кол­ча­ка и ез­жай­те даль­ше, мы вас про­пу­стим. С учё­том то­го, что в кор­пу­се гос­под­ство­ва­ла эсе­ров­ская идео­ло­гия, че­хи со­гла­си­лись. Вполне ве­ро­ят­но, что, ес­ли бы та­кое тре­бо­ва­ние вы­ска­за­ли боль­ше­ви­ки, они бы сто раз по­ду­ма­ли. То есть Кол­чак стал «раз­мен­ной мо­не­той», объ­ек­том куп­ли-про­да­жи. С од­ной сто­ро­ны - нехо­ро­шо, ведь они же да­ли ему га­ран­тию! С дру­гой - у вас за спи­ной ты­ся­чи со­оте­че­ствен­ни­ков, друж­бы с Кол­ча­ком осо­бой нет, глав­ная цель - до­брать­ся до ро­ди­ны.

- Хо­дят слу­хи, что Кол­чак жил в Ека­те­рин­бур­ге в до­ме на ул. Февраль­ской Ре­во­лю­ции, 9. Там бы­ла па­мят­ная дос­ка…

- Да, дос­ка бы­ла, но её сня­ли. На са­мом де­ле в этом до­ме Алек­сандра Кол­ча­ка ни­ко­гда не бы­ло. Он жил в штаб­ном ва­гоне. Но у нас в го­ро­де есть нема­ло дру­гих мест, где мож­но сме­ло уста­нав­ли­вать таб­лич­ку. На­при­мер, Опер­ный те­атр, где Кол­чак неод­но­крат­но бы­вал на кон­цер­тах и спек­так­лях, особ­ня­ки гос­по­жи Ту­пи­ко­вой (ны­неш­ний Дом ак­тё­ра), став­ки ге­не­ра­ла Гай­ды (дом Ошур­ко­ва), шта­ба Си­бир­ской ар­мии (угол улиц Ма­лы­ше­ва и Хохрякова), же­лез­но­до­рож­ный вок­зал, на­ко­нец. Бы­вал он и в до­ме ин­же­не­ра Ипа­тье­ва…

Пол­ный текст ин­тер­вью чи­тай­те на www.ural.aif.ru.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.