ШАХМАТЫ ДЛЯ ЧЕРНОМЫРДИНА

Как со­хра­нить ко­сто­рез­ный про­мы­сел?

AiF v Arkhangelske - - ЛИЧНОСТЬ - Ека­те­ри­на ЕМЕЛЬЯНОВА

«Я РАБОТАЮ БО­ЛЕЕ 50 ЛЕТ, ПРАК­ТИ­ЧЕ­СКИ КАЖ­ДЫЙ ДЕНЬ. В МЕ­СЯЦ ПО ОД­НОЙ РА­БО­ТЕ, СЕЙ­ЧАС, ПРАВ­ДА, МЕНЬ­ШЕ ­ УСТАЮ УЖЕ», ­ РАС­СКА­ЗЫ­ВА­ЕТ ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ КОСТОРЕЗ НИ­КО­ЛАЙ ЗАЧИНЯЕВ.

В ма­стер­ской у масте­ра по­лу­мрак. Бук­валь­но пе­ред на­шим при­ез­дом в се­ло Ло­мо­но­со­во, здесь про­шёл ура­ган, вы­ру­би­ло свет. Ни­ко­лай Ива­но­вич за­ра­нее пре­ду­пре­дил нас: до­ро­га к его до­му за­ва­ле­на де­ре­вья­ми, при­дёт­ся про­гу­лять­ся пе­шоч­ком. Про­гу­ля­лись мы и ми­мо то­го са­мо­го Ху­до­же­ствен­но­го учи­ли­ща резь­бы по ко­сти, во­круг стро­и­тель­ства ко­то­ро­го бы­ло мно­го шу­ма. Зда­ние, пря­мо ска­жем, уны­лое и невы­ра­зи­тель­ное, об­ши­тое то ли сай­дин­гом, то ли под сай­динг. «Ру­ки бы ото­рвать тем стро­и­те­лям, при­пе­ча­та­ли мест­ные жи­те­ли, за­ви­дев нас с фо­то­ап­па­ра­том. Ни ума, ни фан­та­зии, та­кую иг­руш­ку мож­но бы­ло бы сде­лать!» Но об учи­ли­ще - поз­же. А по­ка я пол­то­ра ча­са слу­ша­ла масте­ра, рас­смат­ри­ва­ла его ажур­ные ра­бо­ты ко­то­рые и в ру­ка то взять страш­но, фо­то­гра­фии. «Настоль­ные при­бо­ры, но­жи, шка­тул­ки, ико­ны, ва­зы, ре­льеф­ные порт­ре­ты, - ли­ста­ет он фо­то­аль­бом. - Это вот зер­ка­ло из ко­сти ма­мон­та, на за­каз де­лал в Мос­ков­скую Пат­ри­ар­хию, ико­ны, ко­то­рые от­прав­лял офи­це­рам в Чеч­ню, шахматы, ко­то­рые ку­пил Вик­тор Чер­но­мыр­дин». А са­мый слож­ный за­каз сде­ла­ли неф­тя­ни­ки. Они за­ка­за­ли выш­ку в 80 сан­ти­мет­ров, там тех­но­ло­ги­че­ская пло­щад­ка, ма­ши­ны, лю­ди, тро­со­вые си­сте­мы, я за­му­чил­ся то­гда, ес­ли чест­но (сме­ёт­ся. - Ред.).

- А где вы бе­рё­те сы­рьё?

- Это про­стая кость. Круп­ный ро­га­тый скот. Сво­их-то ко­ров у нас нет, из Бе­ло­рус­сии во­зим. Мы же за­гу­би­ли своё сель­ское хо­зяй­ство, рань­ше у нас тут ты­ся­чи ко­ров бы­ли, та­кие лу­га ши­кар­ные! Есть ещё ма­мон­то­вая кость. Но она очень до­ро­гая: ки­ло­грамм - ты­ся­ча дол­ла­ров. Ещё ро­га ло­сей бе­рём, из них хо­ро­шо де­лать скульп­тур­ки, сце­ны охо­ты.

- А в Ар­хан­гель­ске мож­но ку­пить ва­ши из­де­лия?

- Да, в ху­до­же­ствен­ном са­лоне, в аэро­пор­ту, в су­ве­нир­ном са­лоне. Мож­но и в на­шем му­зее ку­пить ра­бо­ты.

- На днях у вас про­шёл оче­ред­ной круг­лый стол о судь­бе ко­сто­рез­но­го про­мыс­ла. Сколь­ко мож­но об­суж­дать, не по­ра ли воз­об­но­вить ра­бо­ту? Как, кста­ти, это бы­ло в со­вет­ское вре­мя?

- Ес­ли вспом­нить 37-й год, то уже то­гда ра­бо­ты на­ших хол­мо­гор­ских ма­сте­ров по­лу­чи­ли в Па­ри­же свою первую ме­даль. Это был подъ­ём, а по­том на­ча­лась вой­на, неко­то­рые ве­ли­ко­леп­ные масте­ра по­гиб­ли на фрон­те. А уже в 1943 го­ду был при­каз Ста­ли­на: вер­нуть­ся к то­му, с че­го на­чи­на­ли. Чуть поз­же по­стро­и­ли фаб­ри­ку, и на­ча­лось про­цве­та­ние на­ше­го про­мыс­ла. В 50-е го­ды Ми­ха­ил Алек­сан­дро­вич Хри­сто­фо­ров, ос­но­ва­тель, брал с со­бой из­де­лия: шка­тул­ки, фо­то­рам­ки, гре­беш­ки, брош­ки - и вёз в Моск­ву, в Ми­ни­стер­ство куль­ту­ры. Там ми­нистр куль­ту­ры за­став­лял чи­нов­ни­ков по­ку­пать из­де­лия (улы­ба­ет­ся. - Ред.). Хри­сто­фо­ров воз­вра­щал­ся с день­га­ми. А до то­го лю­ди по­лу­ча­ли хлеб за из­де­лия, неко­то­рые не вы­дер­жи­ва­ли,

Ду­ме вто­рой со­зыв под­ряд, на вы­бо­рах в 2016 го­ду в ре­зуль­та­те пе­ре­рас­пре­де­ле­ния ман­да­тов внут­ри спис­ка «Спра­вед­ли­вой Рос­сии» в по­след­ний мо­мент по­па­ла в фе­де­раль­ный пар­ла­мент и да­же за­ня­ла пост ви­це-спи­ке­ра. ухо­ди­ли. Хо­ро­шо пом­ню, как я при­шёл в 1971 го­ду ра­бо­тать. У нас бы­ла боль­шая ма­стер­ская, сол­неч­ная сто­ро­на, бе­рё­зы рас­тут, яб­лонь­ка, и жен­щи­ны ра­бо­та­ют и по­ют пес­ни. Кол­лек­тив был за­ме­ча­тель­ный, на празд­ни­ки со­би­ра­лись, бы­ли за­сто­лья, бы­ло так здо­ро­во.

Бла­го­да­ря на­ше­му ру­ко­вод­ству фаб­ри­ка за­клю­ча­ла до­го­во­ры в Москве, так что мы ра­бо­та­ли мно­го и быст­ро. Нас ку­ри­ро­вал на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ский ин­сти­тут в Москве, мы мно­го ез­ди­ли в ко­ман­ди­ров­ки в Моск­ву, Ле­нин­град, где мы встре­ча­лись с ху­дож­ни­ка­ми, ма­сте­ра­ми. Ра­бо­ты на­ших ма­сте­ров по­ку­па­ли мос­ков­ские му­зеи, часть по­па­да­ла в Эр­ми­таж, в Рус­ский му­зей в Ле­нин­град.

- Что вла­сти пред­ла­га­ют?

- Сей­час каж­дый ма­стер

В соц­се­ти но­вость вы­зва­ла ак­тив­ное об­суж­де­ние. Вот один из ком­мен­та­ри­ев, ко­то­рый оста­вил на на­шем сай­те arh. aif.ru поль­зо­ва­тель под псев­до­ни­мом Ев­ге­нич: «За­ра­бот­ки очень впе­чат­ля­ю­щие у всех чи­нов­ни­ков выс­ше­го зве­на, что у жен­щин, а ещё боль­ше у муж­чин. Вот толь­ко непо­нят­но, а где впе­чат­ля­ю­щие ре­зуль­та­ты от их та­кой доб­лест­ной управ­лен­че­ской де­я­тель­но­сти?» «По мо­е­му на­хо­дит свой ры­нок сбы­та. А вла­сти пред­ла­га­ют нам объ­еди­нить­ся. Да, пло­хо, что нет твор­че­ско­го объ­еди­не­ния ма­сте­ров, ко­то­рые мог­ли бы мо­ло­дых учить, каж­дый ва­рит­ся в сво­ём со­ку, но нет та­ко­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый этим бы за­ни­мал­ся. Лад­но, я сы­ну сво­е­му всё это пе­ре­даю, а вот сей­час ху­до­же­ствен­ная шко­ла вы­пус­ка­ет ма­сте­ров, ку­да они идут? Фаб­ри­ки нет, сы­рья у них нет, ин­стру­мен­тов нет, ма­стер­ских нет, мно­гие ухо­дят в тор­гов­лю.

- Не­ле­пый вид име­ет ко­сто­рез­ное учи­ли­ще, вам боль­но это ви­деть?

- Вы зна­е­те, мы рань­ше очень пе­ре­жи­ва­ли, а сей­час от­бо­ле­ло. По­то­му что ни­че­го не сде­лать, не ис­пра­вить. Ес­ли вы за­ве­дё­те в Ин­тер­не­те «хол­мо­гор­ская рез­ная кость», там «вы­ско­чат» все обе­ща­ния. По­ни­ма­е­те, как бы мяг­ко ска­зать, нас то­гда про­сто гра­би­ли. На стро­и­тель­ство зда­ния на­ни­ма­ли ра­бо­чих, ко­то­рые не бы­ли стро­и­те­ля­ми, ме­ня­лись под­ряд­ные ор­га­ни­за­ции. За­чем бы­ло та­кой боль­шой дом не по уму стро­ить? Был же ну­ле­вой цикл, и бы­ла фир­ма ар­хан­гель­ская, ко­то­рая сде­ла­ла бы в кир­пич­ном ис­пол­не­нии, нет, при­вез­ли дру­гих. И по­лу­чил­ся та­кой не­ле­пый кар­кас­ный дом. Кры­ша слож­ной фор­мы - про­те­ка­ет; что­бы ото­пить та­кую пло­щадь, нуж­ны огром­ные день­ги, к то­му же там сто­ят грун­то­вые во­ды, из-за че­го на­ру­ше­на гид­ро­изо­ля­ция, на­чал­ся пе­ре­кос зда­ния, ло­па­ют­ся стек­ло­па­ке­ты. И те­перь зда­ние не мо­гут за­пу­стить по са­ни­тар­ным нор­мам. Хо­тя за­куп­ле­но обо­ру­до­ва­ние (по­ка учить­ся при­хо­дит­ся в ста­ром зда­нии. - Ред.)

- Уче­ни­ки на­би­ра­ют­ся?

- Да, по­ти­хонь­ку. В 70-80-е го­ды со всех рай­о­нов ре­бя­та при­ез­жа­ли, боль­шие вы­пус­ки бы­ли. В этом го­ду у нас вы­пу­сти­лось 8 че­ло­век. Есть да­же 60-лет­ний вы­пуск­ник, он вме­сте с сы­ном учил­ся. У нас же хо­ро­шее об­ще­жи­тие, сто­ло­вая хо­ро­шая, сти­пен­дия есть. Жаль толь­ко, ра­бо­тать ре­бя­там негде. мне­нию, Епи­фа­но­ва про­де­мон­стри­ро­ва­ла аб­со­лют­но неха­рак­тер­ную от­кры­тость и про­зрач­ность в сво­ей на­ло­го­вой де­кла­ра­цу­ии, - счи­та­ет по­ли­то­лог Ан­дрей ЧУРАКОВ. Ду­маю, к это­му её обя­зы­ва­ет ста­тус ви­це-спи­ке­ра. Вме­сте с этим, удив­ля­ет, что де­пу­тат Дмит­рий Юр­ков, дав­но об­ла­дая соб­ствен­но­стью в биз­не­се, де­кла­ри­ру­ет весь­ма скром­ный до­ход. Ес­ли бы все 450 де­пу­та­тов со­став­ля­ли на­ло­го­вую де­кла­ра­цию как Епи­фа­но­ва, то са­ма она ока­за­лась бы где-то меж­ду 425-й и 430-й по­зи­ци­я­ми.

Эта дер­жав­ная ва­за от­пра­вит­ся в Моск­ву, в част­ную кол­лек­цию. Ни­ко­лай Ива­но­вич ра­бо­та­ет над ней уже год. На­до со­рать в еди­ное це­лое несколь­ко со­тен фраг­мен­тов. Де­ла­ет­ся она по ко­пии с ва­зы 19 ве­ка, масте­ра Ве­ре­ща­ги­на.

«Не­уже­ли у ко­го-то боль­ше, чем у ме­ня?»

Учи­ли­ще по­стро­и­ли некра­си­вое.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.