ЧЕ­ХОВ НА­ШЕ­ГО ВРЕ­МЕ­НИ

29 ян­ва­ря - 155 лет со дня рож­де­ния ве­ли­ко­го пи­са­те­ля

AiF v Buryatii (Ulan-Ude) - - ЛИЧНОСТЬ - 1973 г. 1977 г. Ма­ри­на МУРЗИНА

«ПИ­САТЬ О ЧЕХОВЕ - ЧИ­СТАЯ ДЕРЗОСТЬ», - ЗА­МЕ­ТИЛ ОД­НА­ЖДЫ ДРА­МА­ТУРГ ЛЕО­НИД ЗОРИН.

«КРЕМЕНЬ-ЧЕ­ЛО­ВЕК»

По­сле Шекс­пи­ра Че­хов са­мый ре­пер­ту­ар­ный ав­тор в ми­ре. Так что по- сво­е­му прав был Лев Тол­стой, все­рьёз упре­кав­ший Че­хо­ва, что пье­сы его ещё ху­же шекс­пи­ров­ских: «Три сест­ры всё вре­мя раз­го­ва­ри­ва­ют с офи­це­ра­ми и твер­дят: «В Моск­ву, в Моск­ву!» Ещё при жиз­ни и твор­че­ство Че­хо­ва, и са­ма его лич­ность вы­зы­ва­ли по­ляр­ные мне­ния. Его пре­воз­но­си­ли и про­воз­гла­ша­ли ге­ни­ем. И жёстко уни­чи­жа­ли, да­же оскорб­ля­ли: од­на­жды в се­рьёз­ном жур­на­ле на­зва­ли «бес­прин­цип­ным». Че­хов, един­ствен­ный раз в жиз­ни, от­ве­тил рез­ким пись­мом ре­дак­то­ру: «Бес­прин­цип-

«Пло­хой хо­ро­ший че­ло­век», «Нео­кон­чен­ная пье­са для ме­ха­ни­че­ско­го пи­а­ни­но»,

1978 г. ным пи­са­те­лем, или, что од­но и то же, про­хво­стом, я ни­ко­гда не был». И прав был А. С. Су­во­рин, ска­зав­ший о сво­ём дру­ге, как от­ре­зав: «Кремень-че­ло­век!»

Так в чём же ключ к по­ни­ма­нию за­гад­ки че­хов­ско­го маг­не­тиз­ма? Лев До­дин уве­рен: «Ес­ли с умом чи­тать Че­хо­ва, мож­но очень мно­гое по­нять, что про­ис­хо­дит в се­го­дняш­нем вре­ме­ни».

Со­вре­мен­ный ре­жис­сёр, ми­ро­вая зна­ме­ни­тость Важди Му­а­вад счи­та­ет: «Че­хов опу­стил тра­ге­дию до уров­ня про­стых смерт­ных. Его ге­рои - это не ко­ро­ли и ко­ро­ле­вы. Это - лю­ди». Пи­са­тель Юрий Три­фо­нов под­ме­тил очень точ­но: «Все дя­ди Ва­ни ми­ра от­ве­ти­ли тре­пе­том и сле­за­ми, ко­гда он на­пи­сал об од­ном из них». На­чи­на­ю­щим пи­са­те­лям Че­хов со­ве­то­вал «не со­вать се­бя в ге­рои соб­ствен­ных тво­ре­ний»: «Лю­дям да­вай лю­дей, а не са­мо­го се­бя». В его твор­че­стве - мно­го­ты­сяч­ная че­ло­ве­че­ская га­ле­рея: порт­ре­ты, ли­ца, ха­рак­те­ры, судь­бы. Че­хов су­мел ге­ни­аль­но оче­ло­ве­чить да­же Ка­штан­ку, «по­месь так­сы с двор­няж­кой». И уве­ко­ве­чить её. Его пер­со­на­жи с на­ми с са­мо­го дет­ства, иные ста­ли на­ри­ца­тель­ны­ми, а их фра­зы - рас­хо­жи­ми: Вань­ка Жу­ков, на­пи­сав­ший горь­кое «на де­рев­ню де­душ­ке»; ун­тер При­ши­бе­ев; «зло­умыш­лен­ник», от­вин­чи­вав­ший гай­ки с рель­сов для ры­бо­лов­ных гру­зил; «Ан­на на шее», Мер­чут­ки­на - сим­вол ту­пой на­зой­ли­во­сти, та, что «ко­фей пи­ла без вся­ко­го удо­воль­ствия»; фран­цуз Пур­куа, ис­кренне ис­пу­гав­ший­ся в трак­ти­ре за жизнь куп­ца, съев­ше­го под во­доч­ку пор­ций шесть бли­нов («Че­ло­век не мо­жет съесть столь­ко те­ста, он умрёт!»).

Ре­дак­тор жур­на­ла «Оскол­ки» Ни­ко­лай Лей­кин, у ко­то­ро­го Че­хов на­чи­нал как пи­са­тель, ве­лел ему укла­ды­вать­ся в рас­ска­зе в 100 слов - и что­бы в них ви­ден был ха­рак­тер, и что­бы сю­жет, си­ту­а­ция бы­ли, и что­бы смеш­но. Так крат­кость ста­ла по­ис­ти­не сест­рой че­хов­ско­го та­лан­та. Он так и не на­пи­сал ро­ма­на… Ме­ди­ки счи­та­ют, что как врач Че­хов был от­лич­ным ди­а­гно­стом. Точ

но так же он был зор­ким и глу­бо­ким ди­а­гно­стом рос­сий­ской жиз­ни, рус­ско­го че­ло­ве­ка. «Че­хов ввёл в на­ше со­зна­ние всю гро­ма­ду Рос­сии, - пи­сал Ва­си­лий Гросс­ман в ро­мане «Жизнь и судь­ба», - все её клас­сы, со­сло­вия, воз­рас­ты… Он ска­зал, как ни­кто до него в Рос­сии, да­же Тол­стой не ска­зал: все мы преж­де все­го лю­ди, по­ни­ма­е­те ли вы, лю­ди, лю­ди! А по­том уж они ар­хи­ереи, ла­воч­ни­ки, ра­бо­чие, рус­ские, та­та­ры…»

Жалел ли он лю­дей или сме­ял­ся над ни­ми, их сле­за­ми, пе­ре­жи­ва­ни­я­ми? Об этом то­же спо­рят до­ста­точ­но, де­ся­ти­ле­ти­я­ми - по­че­му свои пье­сы он упор­но счи­тал ко­ме­ди­я­ми? И до­са­до­вал на Ста­ни­слав­ско­го - «сгу­бил мне пье­су Алексеев» (это о «Виш­нё­вом са­де», по­след­ней по­ста­нов­ке в Ху­до­же­ствен­ном те­ат­ре, ко­то­рую Че­хов ви­дел). «Сгу­бил» - то есть уто­пил в сле­зах, в тра­гиз­ме, а сен­ти­мен­таль­ность, «тр-рра­гизм», «про­длин­но­вен­ные сло­во­из­вер­же­ния» и па­фос он нена­ви­дел оди­на­ко­во. И в жиз­ни не на­хо­дил «ни ан­ге­лов, ни зло­де­ев». Ни у од­но­го пи­са­те­ля в ми­ре так вир­ту­оз­но не сме­ша­ны слё­зы и смех, ли­ри­ка и иро­ния.

ДО ГУЛАГА НЕ ДО­ЖИЛ

Оль­га Книп­пер на­зы­ва­ла Че­хо­ва «че­ло­ве­ком бу­ду­ще­го». Горь­кий пи­сал, что тот «ро­дил­ся немнож­ко ра­но». Че­хов жил в од­ну эпо­ху с Ле­ви­та­ном и Чай­ков­ским, Ста­ни­слав­ским и Вер­над­ским, Сто­лы­пи­ным и Ни­ко­ла­ем II. Он за­стал «нов­ше­ства» тех­ни­ки - во­до­про­вод, те­ле­фон, ав­то­мо­биль, рент­ген,

100 В СЛОВ МО­ЖЕТ ВМЕСТИТЬСЯ РАС­СКАЗ.

си­не­ма­то­граф. При нём по­яви­лись Ле­нин и пар­тия боль­ше­ви­ков. Че­хов вполне мог бы до­жить до 80 и стать сви­де­те­лем Вто­рой ми­ро­вой. Как бы при­нял, пе­ре­жил он (и его ге­рои) ре­во­лю­цию, он, не до­жив­ший да­же до 1905 го­да? Точ­но выс­шие си­лы из­ба­ви­ли ге­ния от гря­ду­щих войн, ре­прес­сий, ГУЛАГа, Ос­вен­ци­ма, мас­со­во­го уни­что­же­ния лю­дей, хра­мов, про­из­ве­де­ний ис­кус­ства. «Че­ло­век бу­ду­ще­го» не до­жил до это­го са­мо­го бу­ду­ще­го, о ко­то­ром так мно­го го­во­рят его ге­рои, о том са­мом «че­рез 100-200 лет».

« Всё, мною на­пи­сан­ное, за­бу­дет­ся че­рез пять-де­сять лет», - был убеж­дён он. Че­хов не ора­тор­ство­вал с три­бун и ка­федр. Не окру­жал се­бя «де­жур­ны­ми» ле­то­пис­ца­ми. Не мо­ра­ли­зи­ро­вал, не по­учал. В об­ще­ствен­ной, по­ли­ти­че­ской борь­бе пуб­лич­но ни­ко­гда не участ­во­вал - про­сто со­вер­шал вы­со­ко­граж­дан­ствен­ные по­ступ­ки. По­чти не пи­сал пуб­ли­ци­сти­ки. Да­же ли­те­ра­тур­но­го ар­хи­ва не оста­вил. Пастер­на­ков­ское «быть зна­ме­ни­тым некра­си­во» на­пи­са­но как буд­то о нём. Его твор­че­ство ни­как не при­чис­лишь к той, по опре­де­ле­нию В. На­бо­ко­ва, «Ли­те­ра­ту­ре Боль­ших Идей», что «по­да­ёт­ся в ви­де гро­мад­ных гип­со­вых куб­ков, ко­то­рые со все­ми предо­сто­рож­но­стя­ми пе­ре­но­сят­ся из ве­ка в век». Про­сто без Ан­то­на Пав­ло­ви­ча Че­хо­ва невоз­мож­но пред­ста­вить ни ис­то­рию сто­ле­тия ми­нув­ше­го, ни ны­неш­нее вре­мя, ни на­вер­ня­ка сле­ду­ю­щие 100-200 лет…

Фото East News

В са­мом де­ле, об Ан­тоне Пав­ло­ви­че, оста­вив­шем 30 то­мов, на­пи­са­но за ми­нув­шее сто­ле­тие с лиш­ним несрав­ни­мо боль­ше: ис­сле­до­ва­ния, био­гра­фии, кри­ти­ка… Од­ни Че­хо­ва бо­го­тво­ри­ли, дру­гие нена­ви­де­ли.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.