ПОМНИ УРО­КИ ПРО­ШЛО­ГО

Пётр Дё­мин: «Рань­ше мы бы­ли го­раз­до друж­нее»

AiF v Buryatii (Ulan-Ude) - - ЛИЧНОСТЬ - Ксе­ния ИВА­НО­ВА фото Юрия ЗВЕ­РЕ­ВА

ПЕТ­РУ ДЁМИНУ 91 ГОД, И ОН ПО­СЛЕД­НИЙ ВЕ­ТЕ­РАН ВЕ­ЛИ­КОЙ ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НОЙ ВОЙ­НЫ В ПО­СЁЛ­КЕ КЫРЕН ТУН­КИН­СКО­ГО РАЙ­О­НА. В ТЯ­ЖЁ­ЛЫЕ ВО­ЕН­НЫЕ ГО­ДЫ НАШ ГЕ­РОЙ СВО­И­МИ ГЛА­ЗА­МИ ВИ­ДЕЛ, КАК ПЫ­ЛАЛ ДОН­БАСС.

И СНО­ВА УЖАС НА ПО­РО­ГЕ...

- На­ро­ду Укра­и­ны по­ра проснуть­ся! Ес­ли хо­тят со­хра­нить свою ро­ди­ну, они долж­ны взять се­бя в ру­ки и ски­нуть этих бан­ди­тов. Мне жал­ко тех, кто сей­час в Дон­бас­се. Я пом­ню, че­рез что им при­шлось прой­ти то­гда и по­ни­маю, как нелег­ко им сей­час. Но вре­мя сыг­ра­ло злую шут­ку. Это по­ко­ле­ние не пом­нит про­шлое. А то­гда там же од­ни печ­ки сто­я­ли! Всё нем­цы со­жгли. они, ви­ди­мо, то­ро­пи­лись, по­это­му мирных жи­те­лей не тро­га­ли, толь­ко жгли до­ма и убе­га­ли. Сей­час же и жгут, и убивают! Я очень пе­ре­жи­ваю...

С этих слов и на­чал­ся наш раз­го­вор с ве­те­ра­ном Пет­ром Дё­ми­ным. Для него те­ма Укра­и­ны и Дон­бас­са как ра­на, ко­то­рая вновь на­ча­ла кро­во­то­чить.

Пет­ру Сте­па­но­ви­чу то­гда бы­ло чуть боль­ше 20 лет. Пе­ред бо­я­ми за ле­вый и пра­вый бе­рег Укра­и­ны он уже успел по­знать ра­дость по­бе­ды в тан­ко­вом сражении под Про­хо­ров­кой в 1943-м го­ду. В день его рож­де­ния.

- Я то­гда был ко­ман­ди­ром взво­да про­ти­во­тан­ко­вых ру­жей. В Прохоровке бой был на­смерть. Нем­цы хо­те­ли нас раз­бить и сно­ва вер­нуть­ся в Ста­лин­град. 50 дней сра­же­ний и... - по­бе­да.

В этом го­ду Пет­ру Сте­па­но­ви­чу ис­пол­нит­ся 92 го­да. Несмот­ря на свои го­ды, он не те­ря­ет бод­ро­сти ду­ха. Об­ща­ясь с ним, ло­ви­ла се­бя на мыс­ли, что раз­го­ва­ри­ваю с муж­чи­ной, ко­то­ро­му от силы лет 40. Сек­ре­том та­ко­го оп­ти­миз­ма и жиз­не­лю­бия наш ге­рой счи­та­ет неис­ся­ка­е­мую ве­ру в лю­дей.

- Рань­ше мы бы­ли друж­нее, что ли. Ни­кто не де­лил­ся на сво­их и чу­жих. Вот в мо­ём взво­де бы­ли и ка­за­хи, и укра­ин­цы, и рус­ские, а стар­ши­ной - ев­рей, за­ме­ча­тель­ный па­рень. Друг за дру­га го­рой. Нас объ­еди­ня­ла од­на цель - по­бе­да над вра­гом. Мы же шли в бой за Ро­ди­ну, за Ста­ли­на, вот это бы­ло для нас во­оду­шев­ля­ю­щим зве­ном в дви­же­нии.

НАС ГО­ТО­ВИ­ЛИ К

ВОЙНЕ...

«Лю­бовь к Ро­дине» – се­год­ня эти сло­ва для мно­гих ма­ло­зна­чи­мы. Но 70 лет на­зад для мо­ло­дых, необ­стре­лян­ных, неопыт­ных ре­бят они зна­чи­ли всё. Их Ро­ди­на по­зва­ла - и по­шли они под пу­ли и танки, по­то­му что для них, про­стых лю­дей, во­е­вать за свою стра­ну озна­ча­ло за­щи­щать мать и от­ца, лю­би­мую де­вуш­ку, до­мик на краю се­ла.

- Я за­кон­чил шко­лу в июне 1941 го­да. На вы­пуск­ном ве­че­ре мы об­суж­да­ли, кто ку­да со­би­ра­ет­ся по­сле окон­ча­ния шко­лы. Все ме­ня по­здрав­ля­ли с тем, что я един­ствен­ный, кто окон­чил шко­лу на «от­лич­но». Меч­тал по­сту­пить в ин­сти­тут. В тот день, пом­ню, мы сда­ва­ли кни­ги, по­том разъ­е­ха­лись до­мой. И ров­но че­рез неде­лю на­ча­лась вой­на. На тре­тий день с ре­бя­та­ми при­шли в во­ен­ко­мат и по­про­си­лись на фронт. Во­ен­ком от­ве­тил: «Все, кто име­ет хо­ро­шее здоровье, бу­дут в ар­мии, но толь­ко не сей­час. Пер­вы­ми пой­дут взрос­лые муж­чи­ны. Но из до­ма ни­ку­да бо­лее трёх дней не от­лу­чать­ся». И так по­сте­пен­но наш класс на­чал при­зы­вать­ся. Мне бы­ло 18 лет, ко­гда при­ш­ла по­вест­ка.

По­сле учё­бы в Бар­на­уль­ском во­ен­но-пе­хот­ном учи­ли­ще мо­ло­до­го пар­ня на­пра­ви­ли в рас- по­ря­же­ние Ген­шта­ба в Моск­ву. А встре­тил вой­ну тун­кин­ский пар­ниш­ка в со­ста­ве 242-й ди­ви­зии 38-й ар­мии Юго- За­пад­но­го фрон­та.

Меч­тал ли 18- лет­ний Пе­тя Дё­мин, то­гда уже млад­ший лей­те­нант, о бо­е­вых ор­де­нах и ме­да­лях? Вряд ли. Ведь то­гда ещё и о смер­ти-то тол­ком не за­ду­мы­вал­ся. По сло­вам Пет­ра Сте­па­но­ви­ча, его од­но­пол­чане бы­ли очень мо­ло­ды­ми и, быть мо­жет, до кон­ца не по­ни­ма­ли всей опас­но­сти - де­ре­вен­ским па­ца­нам всё ка­за­лось ро­ман­ти­кой.

- Мы уже име­ли на­вык под­го­тов­ки в сред­ней шко­ле. Во­ен­но­му де­лу нас на­учил быв­ший офи­цер Алек­сей Ни­ка­но­ро­вич Пан­те­ле­ев. За три го­да под­го­тов­ки у каж­до­го пар­ня, у каж­дой де­воч­ки бы­ли три зна­ка: ВС - «Во­ро­ши­лов­ский стре­лок», ГТО - «Го­тов к тру­ду и обо­роне» и ГСО - «Го­тов к са­ни­тар­ной обо­роне». Это мы, по су­ще­ству, к войне го­то­ви­лись.

До­ве­лось Пет­ру Дёмину участ­во­вать и в од­ном из са­мых кро­ва­вых сра­же­ний - лик­ви­да­ции Кор­сунь-Шев­чен­ков­ской груп­пи­ров­ки Вер­мах­та.

- Те бои сли­лись в один непре­кра­щав­ший­ся кош­мар. Фа­ши­сты не сда­ва­лись. В ре­зуль­та­те 55 ты­сяч немец­ких сол­дат бы­ло уби­то, а осталь­ные сда­лись в плен, - вспо­ми­на­ет Пётр Дё­мин.

Лич­но для него вой­на за­кон­чи­лась в 1944 го­ду под ст. Шпо­ла, где Пётр Сте­па­но­вич по­пал в гос­пи­таль.

- Я был тя­же­ло ра­нен. Дол­го ле­чил­ся в Кис­ло­вод­ске. В июле 1944 го­да я был ко­мис­со­ван ин­ва­ли­дом 2 груп­пы.

ИСТОРИЯ ЗА­БЫ­ТА

За вре­мя вой­ны он по­ме­нял несколь­ко фрон­тов, на­чи­ная от Юго-За­пад­но­го, Степ­но­го и Вто­ро­го Укра­ин­ско­го. Это сей­час вер­ши­те­ли «но­вой ис­то­рии», поль­зу­ясь мо­мен­том, пы­та­ют­ся по­ме­нять всё с ног на го­ло­ву. Как не­дав­но за­явил ми­нистр ино­стран­ных дел Поль­ши, «укра­ин­ским» фронт на­зван лишь по­то­му, что в его со­ста­ве сра­жа­лись укра­ин­цы. На са­мом де­ле фронт об­ре­тал своё имя по ме­сту ве­де­ния бо­ёв Крас­ной ар­мии. В со­став же и 1-го, и 4-го Укра­ин­ско­го фрон­тов вхо­ди­ли и рус­ские, и укра­ин­цы, и бе­ло­ру­сы, и та­та­ры, и баш­ки­ры, и да­же бу­ря­ты.

- Ве­рю, что спра­вед­ли­вость вос­тор­же­ству­ет. Мы же род­ные лю­ди!

ПО­СЛЕД­НИЙ ГЕ­РОЙ

Вме­сте с По­бе­дой при­шло к Пет­ру Сте­па­но­ви­чу и лич­ное счастье - в мае 1945 го­да он же­нил­ся. В на­сто­я­щее вре­мя он – гла­ва боль­шой и друж­ной се­мьи, со­сто­я­щей из 5 де­тей, 11 вну­ков и 13 пра­вну­ков и од­на пра­пра­внуч­ка.

Несмот­ря на бо­е­вое ра­не­ние и со­лид­ный воз­раст, Пётр Сте­па­но­вич Дё­мин сво­ей энер­ги­ей и жиз­не­лю­би­ем за­ря­жа­ет всех, кто ря­дом, и при­ни­ма­ет ак­тив­ное уча­стие в жиз­ни рай­о­на.

Юби­лей­ную се­ми­де­ся­тую По­бе­ду Пётр Дё­мин встре­тит в кру­гу се­мьи. И, как в про­шлом го­ду, он прой­дёт в се­ре­дине празд­нич­ной ко­лон­ны. «Всю до­ро­гу на­род нам ап­ло­ди­ро­вал. По­том мы про­шли че­рез ко­лон­ну де­тей с цве­та­ми, они встре­ча­ли нас кри­ка­ми «Ура!».

В ЛЮ­ДЕЙ НА­ДО ВЕ­РИТЬ, ЕЩЁ НЕ ВСЁ ПО­ТЕ­РЯ­НО.

«Се­мья - это глав­ная цен­ность для каж­до­го че­ло­ве­ка», - счи­та­ет Пётр Дё­мин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.