ЛЁТ­ЧИК «С ТО­ГО СВЕ­ТА»

Он меч­тал бить вра­га и уле­тел на фронт, не бо­ясь три­бу­на­ла

AiF v Buryatii (Ulan-Ude) - - ИСТОРИЯ -

«АИФ» ПРО­ДОЛ­ЖА­ЕТ СВОЮ АК­ЦИЮ (НА­ЧА­ЛО В № 10, 11) И ПРО­СИТ ЧИ­ТА­ТЕ­ЛЕЙ ПО­МОЧЬ В ПО­ИС­КАХ ЖИ­ВЫХ УЧАСТ­НИ­КОВ ПА­РА­ДА ПО­БЕ­ДЫ 24 ИЮНЯ 1945 Г.

Цель на­шей ак­ции, как и ана­ло­гич­ных по­ис­ков Пер­во­го ка­на­ла, - най­ти до­жив­ших до на­ших дней ве­те­ра­нов, что­бы в День По­бе­ды, как и 70 лет на­зад, они вновь смог­ли ока­зать­ся на Крас­ной пло­ща­ди и про­ехать впе­ре­ди па­ра­да. Най­дя участ­ни­ков пер­во­го Па­ра­да По­бе­ды, мы бу­дем пуб­ли­ко­вать их вос­по­ми­на­ния. Наш се­го­дняш­ний ге­рой - Ге­рой Со­вет­ско­го Со­ю­за Ана­то­лий Пав­ло­вич АР­ТЁ­МЕН­КО.

«ТЫ­ЛО­ВАЯ КРЫ­СА»

- 19 де­каб­ря 2014 г. мне ис­пол­ни­лось 96 лет. А 70 лет на­зад я, укра­ин­ский хло­пец из-под Воз­не­сен­ска, че­ка­нил шаг по Крас­ной пло­ща­ди в ря­дах По­бе­ди­те­лей.

...В шко­лу про­фес­си­о­наль­ных лёт­чи­ков ме­ня не взя­ли из­за здо­ро­вья. За­то как лю­би­те­ля при­ня­ли в аэро­клуб. Я так ста­рал­ся быть хо­ро­шим уче­ни­ком, что в ито­ге уже в 1938-м из ме­ня са­мо­го по­лу­чил­ся учи­тель, ко­то­ро­го в кон­це кон­цов сде­ла­ли во­ен­ным ин­струк­то­ром. Хо­тел ле­тать, что­бы сра­жать­ся с вра­гом в небе, а мне ска­за­ли: из-за те­бя од­но­го ни­че­го на фрон­те не из­ме­нит­ся. За­то бу­дет толк в ты­лу, по­то­му что на­учишь ле­тать сот­ни и они до­бьют­ся го­раз­до боль­ше­го, чем ты один…

Но раз­ве мож­но сми­рить­ся с та­кой неспра­вед­ли­во­стью? Я на­чал ис­кать пу­ти, как ис­пра­вить по­ло­же­ние. И на­шёл… Де­ло бы- ло в мае 1943-го под Куй­бы­ше­вом. Ту­да по­сле Ста­лин­град­ской бит­вы при­ле­тел полк, по­чти це­ли­ком составленный из ин­струк­то­ров, с ко­то­ры­ми я на­чи­нал. Уви­де­ли ре­бя­та, что я всё ещё в сер­жан­тах хо­жу (а они уже лей­те­нан­ты), и да­вай сты­дить: так ты, ока­зы­ва­ет­ся, «ты­ло­вая кры­са»… Я на ко­ле­ни упал: «Да вы что, ре­бя­та? Я каж­дый день на фронт про­шусь. Не от­пус­ка­ют. Спа­си­те, ес­ли мо­же­те!» То­гда они по­ве­ли ме­ня к сво­е­му ко­ман­ди­ру май­о­ру Ива­ну Крас­но­чу­бен­ко. «О чём раз­го­вор? Бе­ру с удо­воль­стви­ем - кто ж от та­ких спе­цов от­ка­зы­ва­ет­ся? - ска­зал тот. - Неси до­ку­мен­ты!» Я к сво­е­му пол­ков­ни­ку, а он: «Да ты что? Бер­лин ещё да­ле­ко. Раз­го­вор окон­чен. Кру­гом!»

То­гда я ре­шил, ко­гда полк Крас­но­чу­бен­ко бу­дет уле­тать на вой­ну, бежать вме­сте с ним. Пе­ред рас­све­том рва­нул на аэро­дром. Про­крал­ся к од­но­му из са­мо­лё­тов и за­лез в от­сек по­за­ди ка­би­ны ме­ха­ни­ка-пу­ле­мёт­чи­ка. Там во вре­мя бо­е­вых вы­ле­тов на­хо­дит­ся фо­то­ап­па­ра­ту­ра для съём­ки ре­зуль­та­тов ата­ки. За­лез и жду. Взле­те­ли... Чув­ствую, что Ил-2 пи­ло­та, как на­до, не слу­ша­ет­ся - всё-та­ки 90 кг в непо­ло­жен­ном ме­сте до­ба­ви­лось. Ре­шил пе­ре­брать­ся к ме­ха­ни­ку. От стра­ха тот чуть из ка­би­ны не вы­прыг­нул. Я всё объ­яс­нил и успо­ко­ил, что пи­лот опыт­ный и всё бу­дет в по­ряд­ке. Но он всё рав­но на вся­кий слу­чай па­ра­шют на­дел…

При­бы­ва­ем на ме­сто, а шиф­ров­ка на ме­ня быст­рее са­мо­лё­та при­ле­те­ла: аре­сто­вать и сроч­но об­рат­но! Я взмо­лил­ся: не от­прав­ляй­те!!! Крас­но­чу­бен­ко го­во­рит: «Лад­но, что-ни­будь при­ду­ма­ем. По­пи­шут-по­пи­шут и успо­ко­ят­ся. На­чи­най во­е­вать!»

«СО­ОБ­ЩИ­ТЕ, ЧТО Я ПО­ГИБ»

И я стал во­е­вать. Спер­ва ко­ман­ди­ром зве­на. К то­му вре­ме­ни мы уже ос­но­ва­тель­но на­ча­ли бить нем­цев. Тут ав­то­ко­лон­ну в прах. Там эше­лон под откос. Стра­те­ги­че­ский мост раз­ру­ши­ли, что­бы они ни ту­да ни сю­да… Пе­ред Кур­ской ду­гой ко­ман­дир да­же о на­гра­де за­го­во­рил. Толь­ко пол­ков­ник мой не уни­ма­ет­ся - бом­бит шиф­ров­ка­ми. При­гро­зил три­бу­на­лом да­же мо­е­му но­во­му на­чальств у. Оно сда­лось: «При­дёт­ся, То­ля, воз­вра­щать­ся…» И то­гда я пред­ло­жил: «А вы со­об­щи­те, что я по­гиб». Уди­ви­лись та­кой «на­ход­чи­во­сти», но так и сде­ла­ли. Шиф­ров­ки пре­кра­ти­лись. И о слу­чив­шем­ся ста­ли за­бы­вать.

Но од­на­ж­ды ме­ня уви­дел ко­ман­дир ди­ви­зии, ко­то­ро­го ата­ко­вал те­ле­грам­ма­ми мой пол­ков­ник и ко­то­ро­му до­ло­жи­ли, что я по­гиб… Уви­дел и аж ды­шать пе­ре­стал: «Ты что… с то­го све­та? Ну… я те­бя вос­кре­шу!» У ме­ня серд­це обо­рва­лось.

И вот объ­яв­ля­ют об­щее по­стро­е­ние пол­ка. Ко­ман­да: «Рав­не­ние на­пра­во! Сер­жант Ар­тё­мен­ко, три ша­га впе­рёд!» Ну, ду­маю, от­во­е­вал­ся: от­пра­вят сей­час под три­бу­нал, и всё! Вы­хо­дят из шта­ба, как по­ла­га­ет­ся, все чи­ны и ко­ман­дир ди­ви­зии: «Чи­тай при­ка­зы!» И на­чаль­ник шта­ба на­чи­на­ет чи­тать. При­каз пер­вый: «За успеш­ное вы­пол­не­ние це­ло­го ря­да бо­е­вых за­да­ний сер­жант Ар­тё­мен­ко на­граж­да­ет­ся ор­де­ном Бо­е­во­го Крас­но­го Зна­ме­ни». При­каз вто­рой: «Сер­жан­ту Ар­тё­мен­ко при­сва­и­ва­ет­ся во­ин­ское зва­ние лей­те­нант». И при­каз тре­тий: «Лей­те­нант Ар­тё­мен­ко на­зна­ча­ет­ся за­ме­сти­те­лем ко­ман­ди­ра эс­кад­ри­льи с при­сво­е­ни­ем ему гвар­дей­ско­го зва­ния».

Пред­став­ля­е­те, что зна­чи­ло в мо­ём по­ло­же­нии услы­шать хо­тя бы один та­кой при­каз? А тут - сра­зу три! Это бы­ло при­зна­ние, что я не толь­ко имею пра­во, но и дол­жен во­е­вать как ни­ко­гда.

...Од­на из фрон­то­вых ис­то­рий за­пом­ни­лась осо­бо. Как-то под­ле­та­ет моя эс­кад­ри­лья к ме­сту на­зна­чен­ной ата­ки, а там… ни­че­го нет. Без на­не­се­ния же уро­на вра­гу да ещё с не­из­рас­хо­до­ван­ным бое­ком­плек­том воз­вра­щать­ся не по­ла­га­лось. Ре­ши­ли ле­теть даль­ше. Смот­рим - войск и тех­ни­ки ви­ди­мо-неви­ди­мо. На­ча­ли над ни­ми кру­жить, вы­би­рая це­ли и пы­та­ясь убе­дить­ся: точ­но ли это фри­цы или на­ши как-то за­те­са­лись?! Вся­кое ведь на войне бы­ва­ло. Я про­нёс­ся чуть ли не над го­ло­ва­ми на­хо­див­ших­ся на зем­ле. Ви­жу - точ­но нем­цы! Но и они сра­зу всё по­ня­ли, бро­си­лись врас­сып­ную… Успел толь­ко за­ме­тить, как один, тол­стый та­кой, ни­как под лег­ко­вой «Опель» за­лезть не мог. Ско­ман­до­вал сво­им: «Ата­ка!» И они этих га­дов с зем­лёй сров­ня­ли...

Толь­ко вер­ну­лись, а ме­ня уже осо­би­сты из СМЕРШа встре­ча­ют. Ну, ду­маю, всё-та­ки что-то лиш­нее раз­бом­би­ли. Ве­дут в штаб: «Бе­ри бу­ма­гу и пи­ши всё, как бы­ло!» Ви­жу - всех мо­их лёт­чи­ков по уг­лам раз­ве­ли и то­же пи­сать за­ста­ви­ли. По­том со­бра­ли объ­яс­ни­тель­ные и ушли. Си­дим ждём... И тут вхо­дит ко­ман­дир ди­ви­зии и да­вай об­ни­мать ме­ня и всех мо­их ре­бят: «Ка­кие же вы мо­лод­цы всё-та­ки. Раз­бом­би­ли та­кие немец­кие укреп­ле­ния, из­за ко­то­рых уже столь­ко дней на­ступ­ле­ние сры­ва­лось. Толь­ко что зво­нил ко­ман­ду­ю­щий фрон­том и про­сил каж­до­му из вас от него лич­но по­жать ру­ку!»

Вот как бы­ва­ло. А вы про на­гра­ды спра­ши­ва­е­те... Да ка­кие на­гра­ды мог­ли срав­нить­ся с ру­ко­по­жа­ти­ем от име­ни са­мо­го Ко­не­ва?!

Под­го­то­вил Ни­ко­лай НАД (Добрюха), ко­ор­ди­на­тор орг­ко­ми­те­та

Па­ра­да По­бе­ди­те­лей Свои пись­ма вы мо­же­те при­сы­лать по ад­ре­су: 101000, Москва, ул. Мяс­ниц­кая, 42, «Ар­гу­мен­ты и фак­ты», с по­мет­кой «Па­рад По­бе­ди­те­лей» или на элек­трон­ный ад­рес ре­дак­ции: letters@aif.ru

Фото Фё­до­ра КИС­ЛО­ВА/ТАСС

На па­ра­де 24 июня 1945 г. по Крас­ной пло­ща­ди че­ка­ни­ли шаг на­сто­я­щие Ге­рои.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.