ГДЕ НА­ША ПАМЯТЬ?

Рас­ска­зы о войне из пер­вых уст

AiF v Buryatii (Ulan-Ude) - - ЛИЧНОСТЬ -

70 лет на­зад за­кон­чи­лась Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная вой­на. Идут го­ды, и ме­ня­ют­ся по­ко­ле­ния. Ес­ли мы ещё в са­мом ран­нем воз­расте о кро­ва­вых со­ро­ко­вых узна­ва­ли от от­цов и де­дов, то се­год­ня на­ши де­ти о ней по­чти за­бы­ли. Мо­жет, вы рас­ска­же­те о ге­ро­ях, ко­то­рые за­щи­ща­ли Ро­ди­ну?

Т. Ер­мо­ла­е­ва, Улан-Удэ

НАШ ГЕ­РОЙ

Всё даль­ше от нас со­бы­тия Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, всё мень­ше оста­ёт­ся участ­ни­ков сра­же­ний за Ро­ди­ну. Два­дца­ти­лет­ние юно­ши, всту­пив­шие в гор­ни­ло вой­ны, нын­че уже ста­ли де­вя­но­сто­лет­ни­ми ста­ри­ка­ми. Тем цен­нее для ныне жи­ву­щих, осо­бен­но для мо­ло­до­го по­ко­ле­ния, вос­по­ми­на­ния фрон­то­ви­ков. Ча­сто с при­бай­каль­ски­ми уче­ни­ка­ми встре­ча­ет­ся участ­ник Ста­лин­град­ской бит­вы Геор­гий Ха­ри­то­но­вич РО­ДИ­О­НОВ, ко­то­ро­му в ян­ва­ре это­го го­да ис­пол­ни­лось 95 лет. Но до сих пор он от­ли­ча­ет­ся креп­ким здо­ро­вьем и за­вид­ной па­мя­тью.

НА ЗА­ЩИ­ТУ РО­ДИ­НЫ

Ро­дил­ся Геор­гий Ха­ри­то­но­вич в неболь­шом се­ле Ко­ма. По­сле шко­лы по­сту­пил в Улан-Уд­эн­ское пе­дучи­ли­ще, а уже по­сле вой­ны окон­чил за­оч­но пед­ин­сти­тут име­ни Дор­жи Бан­за­ро­ва.

В 1939 го­ду его при­зва­ли в Крас­ную Ар­мию, и гра­мот­но­го юно­шу на­пра­ви­ли в Ом­ское во­ен­ное учи­ли­ще.

В 1941 го­ду, с пер­вых дней вой­ны, мо­ло­дой лей­те­нант на­чал свой бо­е­вой путь с За­пад­ной Укра­и­ны. Обо­ро­нял Львов и Дро­го­быч. Пе­ред пре­вос­хо­дя­щи­ми си­ла­ми про­тив­ни­ка при­хо­ди­лось от­сту­пать с тя­жё­лы­ми бо­я­ми. Но в но­яб­ре-де­каб­ре 1941 го­да, при обо­роне Моск­вы, взвод пу­ле­мёт­чи­ков лей­те­нан­та Ро­ди­о­но­ва в со­ста­ве 380-й Си­бир­ской ди­ви­зии при­нял уча­стие в контр­на­ступ­ле­нии. Враг был от­бро­шен от стен сто­ли­цы, что, без­услов­но, под­ня­ло бо­е­вой дух на­ших во­и­нов. И ло­зунг тех лет «Враг бу­дет раз­бит, по­бе­да бу­дет за на­ми!» стал об­ре­тать ре­аль­ные чер­ты.

Ли­ше­ния фрон­то­вой жиз­ни, ко­гда при­хо­ди­лось спать на сне­гу, по­рой в непро­су­шен­ной одеж­де, ни­ка­ки­ми хво­ря­ми не до­ни­ма­ли. Ви­ди­мо, ска­зы­ва­лись внут­рен­ние ре­зер­вы ор­га­низ­ма.

Неод­но­крат­но Геор­гий Ха­ри­то­но­вич хо­дил в раз­вед­ку до­бы­вать «язы­ка».

Вой­на за­бра­сы­ва­ла его в раз­ные ме­ста - Орёл, Ли­си­чанск, Харь­ков и Ро­стов-наДо­ну. Осо­бен­но ему за­пом­ни­лось сра­же­ние за Ста­лин­град. В сра­жа­ю­щем­ся го­ро­де, где бит­ва шла за каж­дый дом, ти­хих мест не бы­ло. Взвод пу­ле­мёт­чи­ков Ро­ди­о­но­ва был в са­мых го­ря­чих точ­ках обо­ро­ны и на са­мом острие на­ступ­ле­ния.

Геор­гий Ха­ри­то­но­вич при­ни­мал уча­стие и в бо­ях на Кур­ской ду­ге, где раз­во­ра­чи­ва­лось ве­ли­чай­шее танковое сра­же­ние и где хва­лё­ные фа­шист­ские «пан­те­ры» и «тиг­ры» по­тер­пе­ли со­кру­ши­тель­ное по­ра­же­ние. Ини­ци­а­ти­ва окон­ча­тель­но пе­ре­шла в ру­ки со­вет­ских войск, и враг, оже­сто­чён­но огры­за­ясь, стал от­ка­ты­вать­ся на за­пад.

-В 1944 го­ду,- вспо­ми­на­ет да­лее Геор­гий Ха­ри­то­но­вич,мы с бо­я­ми до­шли до Кё­нигсбер­га, где ме­ня тя­же­ло ра­ни­ло.

Разо­рвав­ша­я­ся ря­дом вра­же­ская ми­на бук­валь­но на­шпи­го­ва­ла его оскол­ка­ми. 22 оскол­ка фрон­то­вой хи­рург из­влёк, а 8 мел­ких ещё оста­ва­лись в го­ло­ве. И ко­гда Геор­гий Ха­ри­то­но­вич по­про­сил хи­рур­га уда­лить осталь­ные, тот от­ве­тил: «Я их не са­жал. Пус­кай оста­ют­ся».

Фрон­то­вые ра­ны с той по­ры слу­жат Ро­ди­о­но­ву ба­ро­мет­ром: с при­бли­же­ни­ем непо­го­ды да­ют о се­бе знать.

В 1944 го­ду Геор­гий Ха­ри­то­но­вич де­мо­би­ли­зо­вал­ся с пол­ной гру­дью ор­де­нов и ме­да­лей и с 3-й груп­пой ин­ва­лид­но­сти, сей­час да­ли вто­рую.

ЭПИ­ЗО­ДЫ ИЗ ЖИЗ­НИ

В мир­ной жиз­ни вер­нул­ся к пе­да­го­ги­че­ско­му тру­ду. Ра­бо­тал учи­те­лем на­чаль­ных клас­сов, за­оч­но про­дол­жая обу­че­ние в пед­ин­сти­ту­те на фи­зи­ко­ма­те­ма­ти­че­ском фа­куль­те­те. Вско­ре стал пре­по­да­вать в Ко­мен­ской шко­ле ма­те­ма­ти­ку.

Трое его де­тей окон­чи­ли ВУ­Зы, в том чис­ле два сы­на – фи­зи­ко-ма­те­ма­ти­че­ский фа­куль­тет. Де­вять вну­ков так­же по­лу­чи­ли выс­шее об­ра­зо­ва­ние. У Геор­гия Ха­ри­то­но­ви­ча, несмот­ря на по­чтен­ный воз­раст, пре­крас­ная память, в ко­то­рой на­все­гда за­пе­чат­ле­лись мно­гие эпи­зо­ды его фрон­то­вой юно­сти. Взять хо­тя бы та­кой факт.

В 1940 го­ду он, кур­сант Ом­ско­го во­ен­но­го учи­ли­ща, за­сту­пил на пост по охране важ­но­го стра­те­ги­че­ско­го объ­ек­та. Тёмная ночь, хоть глаз вы­ко­ли. Тем не ме­нее, мо­ло­дой кур­сант услы­шал ка­кой-то шо­рох и еле за­мет­ное ше­ве­ле­ние в ку­стах. Не раз­ду­мы­вая, со­рвал вин­тов­ку с пле­ча и про­из­вёл вы­стрел на шо­рох.

ФРОН­ТО­ВЫЕ РА­НЫ ДО СИХ ПОР НЕ ДА­ЮТ ПО­КОЯ.

Сра­зу же под­ня­лась тре­во­га, спеш­но при­был ка­ра­уль­ный на­ряд. Ро­ди­о­но­ва сня­ли с по­ста, а утром вы­зва­ли к на­чаль­ни­ку учи­ли­ща ге­не­ра­лу Бе­ло­бо­ро­до­ву. Пе­ре­жи­вал, ко­неч­но: мо­жет, зря тре­во­гу под­нял. Но вме­сто ожи­да­е­мо­го раз­но­са на­чаль­ник учи­ли­ща объ­явил ему бла­го­дар­ность и объ­явил трёх­днев­ный от­пуск за отличное несе­ние служ­бы.

- Спу­стя 50 лет с то­го па­мят­но­го дня,- рас­ска­зы­ва­ет Геор­гий Ха­ри­то­но­вич, - нас, фрон­то­ви­ков, в 1995 го­ду при­гла­си­ли в Моск­ву на Па­рад По­бе­ды. Всех при­быв­ших со­бра­ли у го­сти­ни­цы. И тут к нам под­хо­дит ге­не­рал, свер­кая па­рад­ной фор­мой и ор­де­на­ми. И в нём я узнаю Ана­то­лия Да­ни­ло­ви­ча Бе­ло­бо­ро­до­ва, про­слав­лен­но­го во­е­на­чаль­ни­ка, ге­не­ра­ла ар­мии. Быв­ше­го ко­гда-то на­чаль­ни­ком Ом­ско­го во­ен­но­го учи­ли­ща.

«Ну что, ве­те­ра­ны, сво­их од­но­пол­чан ище­те?», - об­ра­тил­ся он к нам. Тут уж я не вы­дер­жал и гром­ко от­ве­тил: «То­ва­рищ ге­не­рал ар­мии, вы и есть наш од­но­пол­ча­нин!».

Быст­ро по­вер­нув­шись ко мне, ге­не­рал тут же от­ве­тил: «Да это же ты, Ро­ди­о­нов, в со­ро­ко­вом го­ду, на­хо­дясь в ка­рау­ле, но­чью за­стре­лил ко­зу. То­гда я те­бе объ­явил бла­го­дар­ность и дал от­пуск на три дня».

- Вот где память, не че­та мо­ей, - вос­хи­ща­ет­ся Геор­гий Ха­ри­то­но­вич, - за 50 лет столь­ко лю­дей и со­бы­тий пе­ред ним про­шло, а он не за­был о та­ком ма­лень­ком эпи­зо­де.

Дей­стви­тель­но, и ря­до­вой, и ге­не­рал ни­ко­гда не за­бу­дут тех ог­нен­ных су­ро­вых лет, и спу­стя де­ся­ти­ле­тия вспом­нят та­кие, ка­за­лось бы, незна­чи­тель­ные эпи­зо­ды из фрон­то­вой жиз­ни, из ко­то­рых и скла­ды­ва­лась на­ша Ве­ли­кая По­бе­да.

По­сле раз­гро­ма немец­ких тан­ко­вых ар­мий.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.