ЖИЗНЬ ВО ИМЯ ПРА­ВО­СУ­ДИЯ

Глав­ное кре­до - быть спра­вед­ли­вым

AiF v Buryatii (Ulan-Ude) - - ДОСЛОВНО -

ПЕР­ВОЕ И ОЧЕНЬ ПРИ­ЯТ­НОЕ ВПЕ­ЧАТ­ЛЕ­НИЕ НА МЕ­НЯ ПРО­ИЗ­ВЁЛ ГО­ЛОС МО­ЕЙ СО­БЕ­СЕД­НИ­ЦЫ. ДО­ГО­ВА­РИ­ВА­ЯСЬ О ВСТРЕ­ЧЕ, УСЛЫ­ША­ЛА СПОКОЙНЫЙ, РАЗ­МЕ­РЕН­НЫЙ ТЕМБР РЕ­ЧИ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КА С ЧЁТ­КОЙ ДИК­ЦИ­ЕЙ И ОТ­КРЫ­ТЫМ ДЛЯ ОБ­ЩЕ­НИЯ НА­СТРО­ЕМ. А ПО­СЛЕ ИН­ТЕР­ВЬЮ Я ПРО­НИК­ЛАСЬ ИС­КРЕН­НИМ УВА­ЖЕ­НИ­ЕМ К ЭТОЙ МУ­ЖЕ­СТВЕН­НОЙ, ТРУ­ДО­ЛЮ­БИ­ВОЙ И МУД­РОЙ ЖЕН­ЩИНЕ.

КАК ЗА­КА­ЛЯЛ­СЯ ХА­РАК­ТЕР

До­ре Ла­за­ревне Иты­ги­ло­вой сей­час 88 лет. Она ро­ди­лась в се­ле Ха­ра­зар­гай Эхи­ри­тБу­ла­гат­ско­го ай­ма­ка Бу­рят- Мон­голь­ской АССР. Её отец счи­тал­ся за­жи­точ­ным кре­стья­ни­ном, за что и по­стра­дал во вре­ме­на ре­прес­сий. По до­но­су в 1930-м го­ду его аре­сто­ва­ли и от­пра­ви­ли, как и дво­их его бра­тьев, на строительство Бе­ло­мо­ро-Бал­тий­ско­го ка­на­ла. На­до за­ме­тить, что гран­ди­оз­ный проект Бе­ло­мор­ка­на­ла впер­вые в СССР яв­лял­ся пол­но­стью ла­гер­ной строй­кой и был окон­чен в ре­корд­но ко­рот­кий срок. Спу­стя 4 го­да тя­же­лей­ших ис­пы­та­ний Ла­за­рю Иты­ги­ло­ву со­об­щи­ли, что он ре­а­би­ли­ти­ро­ван. В день осво­бож­де­ния за­ка­лён­ное кре­стьян­ским тру­дом серд­це не вы­дер­жа­ло: он умер, по сло­вам До­ры Ла­за­рев­ны, от раз­ры­ва серд­ца...

А в это вре­мя двум его жё­нам (при­чём, за­кон­ным) так­же бы­ло очень тя­же­ло. В тот пе­ри­од, со слов мо­ей ува­жа­е­мой со­бе­сед­ни­цы, ес­ли в пер­вом бра­ке не бы­ло де­тей, муж­чи­нам раз­ре­ша­лось за­ре­ги­стри­ро­вать его ещё с од­ной жен­щи­ной. Вот по­это­му у ма­лень­кой До­ры и её бра­та Лео­ни­да бы­ли ма­ма Ду­ня и ма­ма Гра­ня. Ко­гда от­ца за­бра­ли, род­ная ма­ма на­шей ге­ро­и­ни и 7-лет­ний брат, име­ю­щий прак­ти­че­ски ин­ва­лид­ность по зре­нию, на­пра­ви­лись в Ир­кутск, где сна­ча­ла ей при­хо­ди­лось но­сить кир­пи­чи на строй­ке Куй­бы­шев­ско­го за­во­да, а за­тем шить ват­ни­ки на швей­ной фаб­ри­ке «Иг­ла». А остав­шу­ю­ся в Ха­ра­зар­гае трёх­лет­нюю До­ру, по ка­ко­му-то неве­ро­ят­но­му недо­ра­зу­ме­нию, вла­сти по­са­ди­ли с её 90-лет­ней ба­буш­кой на ло­шадь и вслед за ре­прес­си­ро­ван­ным от­цом на­пра­ви­ли в сто­ро­ну ре­ки Ле­на, на строй­ку де­ся­ти­ле­тия. И лишь в Ка­чу­ге их от­пу­сти­ли, по­няв, что ра­бо­чей силы-то и нет. Этот слу­чай силь­но напугал по­жи­лую жен­щи­ну, она ушла жить к сы­ну в со­сед­нее се­ло с ма­ло­лет­ней внуч­кой, ко­то­рую поз­же от­пра­ви­ла од­ну в род­ное се­ло. С 4 до 6 лет До­ра бы­ла вы­нуж­де­на ски­тать­ся по со­се­дям и, к счастью, вы­жи­ла. Что при­ме­ча­тель­но, рас­ска­зы­ва­ли мне об этом До­ра Ла­за­рев­на и её дочь, На­та­лья Геор­ги­ев­на, со­вер­шен­но спо­кой­но, лишь взды­хая – «вре­мя бы­ло та­кое…».

С 7 лет До­ра жи­ла с пер­вой су­пру­гой от­ца в Усть-Ор­де. Ма­ма Гра­ня об­слу­жи­ва­ла слу­жа­щих – ва­ри­ла, уби­ра­ла в до­мах – тем и за­ра­ба­ты­ва­ла на хлеб. В 1933-м го­ду кру­гом ца­рил го­лод. Ко­гда вол­на ре­прес­сий по­утих­ла, ма­ма Евдокия забрала дочь, и вме­сте с сы­ном они пе­ре­еха­ли в Жер­дов­ку. От­ту­да де­ти хо­ди­ли учить­ся в се­ло Оёк, жи­ли в буд­ни на квар­ти­ре у прак­ти­че­ски чу­жих лю­дей, по­мо­гая им по до­маш­не­му хо­зяй­ству. Там она окон­чи­ла 9-й класс. А в 1939 го­ду се­мья пе­ре­еха­ла в Усть-Ор­ду.

«22 июня 1941 го­да, – вспо­ми­на­ет она, – был обыч­ный лет­ний день, ка­ни­ку­лы. Де­ти все иг­ра­ли на ули­це: мы, те, что по­стар­ше – в волейбол, по­том услы­ша­ли вы­ступ­ле­ние Ю.Б. Ле­ви­та­на. Хо­ро­шо пом­ню его го­лос. Кто-то за­кри­чал, но боль­ше ис­пу­гал­ся, все раз­бе­жа­лись по до­мам. В один мо­мент ули­ца опу­сте­ла».

Пе­ред при­зы­вом в Крас­ную Ар­мию дя­дя по­да­рил им ко­ро­ву и ушёл на фронт. Они вме­сте с же­ной, ме­ди­цин­ской сест­рой, по­гиб­ли под Ста­лин­гра­дом, как и два дво­ю­род­ных бра­та До­ры Ла­за­рев­ны. Про­во­ди­ла она на вой­ну и сво­их од­но­класс­ни­ков. Мно­гих за­би­ра­ли с уро­ков, боль­шин­ство так и не вер­ну­лось до­мой. В го­ды вой­ны, как и осталь­ные де­ти, До­ра по­мо­га­ла кол­хо­зу на сель­хоз­ра­бо­тах: ко­па­ла кар­то­фель, раз­во­зи­ла про­до­воль­ствие, тру­ди­лась на зер­но­то­ке. При­чём, ра­бо­та­ли они по ве­че­рам и но­чам, а днём – учи­лись. В де­рев­ню при­е­ха­ли че­ты­ре учи­тель­ни­цы, жё­ны во­ен­ных, эва­ку­и­ро­ван­ные из Ле­нин­гра­да. По­это­му де­фи­ци­та в силь­ных пе­да­го­гах-пред­мет­ни­ках шко­ла не ис­пы­ты­ва­ла. По­сле окон­ча­ния 10-го клас­са До­ра ра­бо­та­ла в За­га­туй­ской на­чаль­ной шко­ле. Как член мо­ло­дёж­но­го клу­ба, вы­сту­па­ла с со­об­ще­ни­я­ми о по­ло­же­нии дел на фрон­те, чи­та­ла лек­ции, про­дол­жа­ла по­мо­гать кол­хо­зу, раз­во­зи­ла про­до­воль­ствие в от­да­лён­ные на­се­лён­ные пунк­ты.

НА СЛУЖ­БЕ ЗА­КО­НУ

Эхи­рит-Бу­ла­гат­ский РК ВЛКСМ на­пра­вил её на учё­бу в Ир­кут­скую юри­ди­че­скую шко­лу. За­тем До­ра Ла­за­рев­на ра­бо­та­ла ад­во­ка­том и впо­след­ствии – но­та­ри­усом. Шесть лет она жи­ла в г. Го­род­ке (ныне – За­ка­менск). В про­ку­ра­ту­ру и суд на ра­бо­ту её не бра­ли из-за су­ди­мо­сти от­ца. Уко­ры в том, что она – дочь ку­ла­ка, До­ра Ла­за­рев­на не тер­пе­ла. Вспо­ми­на­ет один та­кой слу­чай, ко­гда не поз­во­ли­ла го­во­рить пло­хо о нём да­же при при­ё­ме на ра­бо­ту в суд. Эта сме­лость ока­за­лась по нра­ву в то вре­мя пред­се­да­те­лю Ир­кут­ско­го об­ласт­но­го су­да Дмит­рию Ми­ло­ва­но­ву. При встре­че он дал ей тон­кую по­лос­ку бу­ма­ги, на ко­то­рой бы­ло документальное под­твер­жде­ние то­го, что отец её был осуж­ден неспра­вед­ли­во, тем са­мым от­крыв ей до­ро­гу в су­дей­скую про­фес­сию. В 1961 го­ду До­ра Ла­за­рев­на ста­ла чле­ном Усть-Ор­дын­ско­го окруж­но­го су­да, рас­смат­ри­вая по пер­вой и вто­рой ин­стан­ци­ям слож­ные уго­лов­ные и граж­дан­ские де­ла. А в 1973 го­ду она пе­ре­шла на ра­бо­ту в на­род­ный суд Со­вет­ско­го рай­о­на г. Улан-Удэ, где про­ра­бо­та­ла бо­лее 12 лет. В его сте­нах и вы­рос­ла внуч­ка До­ры Ла­за­рев­ны – Аю­на. Из-за бо­лез­ни ре­бён­ка и за­гру­жен­но­сти ма­мы, ра­бо­тав­шей пе­да­го­гом, ба­буш­ке при­шлось оста­вить ра­бо­ту, вый­ти на пен­сию и вы­ехать с ре­бён­ком на 2-лет­нее ле­че­ние в Те­мрюк Крас­но­дар­ско­го края. Внуч­ка по­пра­ви­лась и по­шла по сто­пам ба­буш­ки – ста­ла су­дьёй.

Се­год­ня До­ра Ла­за­рев­на Иты­ги­ло­ва, как и дру­гие тру­же­ни­цы ты­ла, при­ни­ма­ет по­здрав­ле­ния. Её мно­го­лет­ний без­уко­риз­нен­ный труд на ни­ве пра­во­су­дия по­ощ­рял­ся мно­го­чис­лен­ны­ми на­гра­да­ми, юби­лей­ны­ми ме­да­ля­ми, По­чёт­ны­ми гра­мо­та­ми. Но глав­ная бла­го­дар­ность для неё, как и для всех ве­те­ра­нов, это го­лу­бое небо, яс­ное солн­це над го­ло­ва­ми её пра­вну­ков и мир­ное ше­ствие по ули­цам и пло­ща­дям став­ше­го ей род­ным УланУдэ во вре­мя оче­ред­но­го па­ра­да Ве­ли­кой По­бе­ды.

Эр­же­на ПОТЕЕВА

Фото из лич­но­го ар­хи­ва

Труд­но­сти эпо­хи не сло­ми­ли дух от­важ­ной женщины

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.