ЧУ­ДЕС­НЫЙ ВКУС ХЛЕ­БА

AiF v Buryatii (Ulan-Ude) - - ЛИЧНОСТЬ - Ми­тап ЦЫРЕНОВ

ПО ВСЕЙ СТРАНЕ ПРО­ШЛИ ПРАЗД­НИЧ­НЫЕ МЕ­РО­ПРИ­Я­ТИЯ В ЧЕСТЬ 70-Й ГО­ДОВ­ЩИ­НЫ ПО­БЕ­ДЫ СО­ВЕТ­СКО­ГО НА­РО­ДА НАД ФА­ШИСТ­СКОЙ ГЕР­МА­НИ­ЕЙ. О ТОМ, КА­КОЙ ВКЛАД ВНЕС­ЛА НА­ША РЕС­ПУБ­ЛИ­КА В РАЗ­ГРОМ «КО­РИЧ­НЕ­ВОЙ ЧУ­МЫ» ДВА­ДЦА­ТО­ГО ВЕ­КА, «АИФ В БУ­РЯ­ТИИ» РАС­СКА­ЗАЛ ДОК­ТОР ИС­ТО­РИ­ЧЕ­СКИХ НА­УК, ПРО­ФЕС­СОР ВЛА­ДИ­МИР БАТОМУНКУЕВИЧ БАТОЖАПОВ – ЕДИН­СТВЕН­НЫЙ В БУ­РЯ­ТИИ ИС­ТО­РИК ВЕ­ЛИ­КОЙ ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НОЙ ВОЙ­НЫ.

«ВСЁ ДЛЯ ФРОН­ТА, ВСЁ ДЛЯ ПО­БЕ­ДЫ!»

- Вла­ди­мир Батомункуевич, что пред­став­ля­ла со­бой на­ша рес­пуб­ли­ка к на­ча­лу вой­ны?

- На­до ска­зать, что в на­шей рес­пуб­ли­ке к то­му вре­ме­ни бы­ли по­стро­е­ны круп­ные пред­при­я­тия. Это ПВЗ, су­до­стро­и­тель­ный за­вод, сте­коль­ный за­вод и дру­гие. Кро­ме то­го, быст­ры­ми тем­па­ми раз­ви­ва­лась мест­ная лёг­кая про­мыш­лен­ность, пром­ко­опе­ра­ция. Так что на­ка­нуне вой­ны на­ша рес­пуб­ли­ка не бы­ла в от­ста­ю­щих на фоне дру­гих ре­ги­о­нов Си­би­ри. На­се­ле­ние рес­пуб­ли­ки бы­ло неболь­шим – по­ряд­ка 500 тыс. че­ло­век, 90% из них бы­ли кре­стьяне-кол­хоз­ни­ки, и лишь все­го 10% ра­бо­та­ли в Улан-Удэ и дру­гих го­ро­дах на про­мыш­лен­ных пред­при­я­ти­ях.

Хо­тя дух то­го вре­ме­ни был оп­ти­ми­стич­ным, лю­ди к на­ча­лу 1940-х го­дов уже жи­ли в пред­чув­ствии вой­ны. К при­ме­ру, мой дя­дя по ма­ми­ной ли­нии Цыренов Даг­ба Аю­ше­е­вич окон­чил Там­бов­ское во­ен­но-ка­ва­ле­рий­ское учи­ли­ще и к на­ча­лу 1940-х ко­ман­до­вал ба­та­льо­ном. Он при­ез­жал бук­валь­но на­ка­нуне вой­ны. И рас­ска­зы­вал о том, что вой­на неиз­беж­на, о тре­вож­ных на­стро­е­ни­ях в ча­сти. Бук­валь­но че­рез неде­лю по­сле его отъ­ез­да на­ча­лась вой­на. Он по­гиб 2 ян­ва­ря 1942 го­да в рай­оне Во­ло­ко­лам­ска, на Ка­ли­нин­ском фрон­те.

- А вы помни­те мо­мент на­ча­ла вой­ны?

- Мне к на­ча­лу 1941 го­да шёл пя­тый год. Но я от­чёт­ли­во пом­ню, что все во­круг о чём­то тре­вож­но шеп­та­лись. Отец, дер­жа ме­ня на ру­ках, смот­рел в ок­но, мать си­де­ла, по­ну­рив го­ло­ву… Без­услов­но, для ме­ня не бы­ло по­нят­но, что та­кое вой­на. Но вдруг по­че­му-то ста­ли по­сте­пен­но ис­че­зать все мои дя­ди, а из кол­хо­за «ушли» две по­лу­тор­ки, це­лы­ми та­бу­на­ми ста­ли уго­нять ло­ша­дей…

Ко­гда на­ча­лась вой­на, в пол­ную си­лу за­зву­чал ло­зунг: «Всё для фрон­та, всё для По­бе­ды!», всё ста­ли от­прав­лять на фронт: сель­ско­хо­зяй­ствен­ную, про­мыш­лен­ную про­дук­цию. За­мет­но тя­же­лее ста­ло с 1942 го­да: на сто­ле уже не ле­жал сво­бод­но хлеб, еды не хва­та­ло. Нам, ма­лень­ким, по­сто­ян­но хо­те­лось ку­шать, мы хо­ди­ли по со­се­дям, и бы­ва­ло, ко­гда мы ви­де­ли тра­пе­зу у со­се­дей или зна­ко­мых, у нас тек­ли слюн­ки. Пом­ню, од­на­ж­ды учи­тель при­звал нас в хо­лод­ный класс. Мы ду­ма­ем: что слу­чи­лось? А он по­да­рил нам тон­ко на­ре­зан­ные лом­ти хле­ба. Вкус­нее хле­ба я и не пом­ню… Неко­то­рые из нас хо­те­ли уне­сти по­да­рок до­мой, но учи­тель ска­зал: «Ешь­те здесь!».

На­ша ма­ма, остав­шись од­на с че­тырь­мя детьми, вы­хо­ди­ла на по­ле­вой стан, и око­ло ам­ба­ра, где за­гру­жа­ли зер­но, му­ку, со­би­ра­ла муч­ную пыль, про­се­и­ва­ла и при­во­зи­ла её. И мы де­ла­ли за­ва­ру­ху – это му­ка на во­де. Со­би­ра­ли и мёрз­лую кар­тош­ку, де­ла­ли из неё ле­пёш­ки. На вид они бы­ли вкус­ны­ми, ру­мя­ны­ми, но есть их бы­ло тя­же­ло: мёрз­лое есть мёрз­лое. Нас бук­валь­но вы­во­ра­чи­ва­ло на­изнан­ку. В го­ды вой­ны су­ро­вой бы­ла и по­го­да: зи­мой мо­ро­зы до­хо­ди­ли до ми­нус 40-50, что да­же у со­сен ло­па­лась ко­ра. По но­чам в де­рев­ню сво­бод­но за­хо­ди­ли вол­ки, ведь все муж­чи­ны-охот­ни­ки бы­ли на фрон­тах. Зве­ри пе­ре­тас­ка­ли всех со­бак, вы­ре­за­ли сви­ней, кур.

- Как и где вы ра­бо­та­ли в то вре­мя?

- 1 сен­тяб­ря 1943 го­да я по­шёл в шко­лу. Зи­мой мы, маль­чиш­ки, за­го­тав­ли­ва­ли дро­ва, ведь шко­ла ино­гда не ра­бо­та­ла: нечем бы­ло то­пить. И за­ня­тия неред­ко про­хо­ди­ли в до­мах уче­ни­ков. А ле­том все, на­чи­ная от пя­ти­лет­них ма­лы­шей, до позд­ней осе­ни ра­бо­та­ли на се­но­ко­се. С пя­ти лет во­зи­ли коп­на, с вось­ми-де­вя­ти ра­бо­та­ли на кон­ных граб­лях, се­но­ко­сил­ках. Взрос­лые по­мо­га­ли нам то­чить но­жи. А осе­нью по­сле убор­ки хле­ба на­чи­на­ли со­би­рать ко­ло­сья, иной раз остав­ляя их се­бе.

- Рас­ска­жи­те, ка­кие круп­ные пред­при­я­тия Бу­ря­тии ра­бо­та­ли для фрон­та?

- Прак­ти­че­ски все мощ­но­сти пред­при­я­тий бы­ли пе­ре­ве­де­ны на вы­пуск во­ен­ной про­дук­ции. На ПВЗ, кро­ме ре­мон­та па­ро­во­зов, ва­го­нов, вы­пус­ка­ли са­ни­тар­ные ва­го­ны, сна­ря­ды, ми­ны, ми­но­мё­ты: там бы­ло три спец­це­ха. На су­до­стро­и­тель­ном за­во­де то­же на­ла­ди­ли вы­пуск сна­ря­дов, па­тро­нов, ре­мон­ти­ро­ва­ли ма­лые су­да.

Наи­бо­лее мощ­ным был Джи­да­ком­би­нат: один на всю Рос­сию, где про­из­во­ди­ли воль­фрам и мо­либ­ден - ме­тал­лы, ко­то­ры­ми укреп­ля­ли бо­ко­вую и пе­ред­нюю часть бро­ни тан­ков. Рас­ска­зы­ва­ли, что от та­кой бро­ни сна­ря­ды по­про­сту от­ска­ки­ва­ли. Тре­тью часть все­го воль­фра­ма да­вал Джи­да­ком­би­нат. На мя­со­ком­би­на­те ши­ли по­лу­шуб­ки, на авиа­за­во­де на­ла­ди­ли вы­пуск са­мо­лё­тов ЛА-2 и ЛА-5.

- Улан-Удэ в го­ды вой­ны на­зы­ва­ли «го­ро­дом гос­пи­та­лей». Сколь­ко эва­ко­гос­пи­та­лей раз­ме­ща­лись здесь?

- По офи­ци­аль­ным дан­ным, в Улан-Удэ бы­ло рас­квар­ти­ро­ва­но 14 эва­ко­гос­пи­та­лей. Под ла­за­ре­ты бы­ли от­да­ны все об­ще­жи­тия, шко­лы, кор­пу­са БГУ, гостиница «Бай­кал». Наи­бо­лее круп­ные гос­пи­та­ли бы­ли на ПВЗ, в рай­оне ны­неш­ней ко­неч­ной трам­вая №4. От ПВЗ на Ба­та­рей­ку вы­во­дил ту­пик, ку­да при­бы­ва­ли со­ста­вы с ра­не­ны­ми. Мно­гие уми­ра­ли от го­ло­да, хо­ло­да и ран в до­ро­ге, ведь на­встре­чу эше­ло­нам шли вой­ска, и при­хо­ди­лось по­дол­гу сто­ять в ту­пи­ках, на по­лу­стан­ках. В Улан-Удэ по­хо­ро­не­ны бо­лее 500 бой­цов Крас­ной Ар­мии, умер­ших от ран. Сре­ди них 4 Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за.

НА ФРОН­ТАХ – КАЖ­ДЫЙ ЧЕТ­ВЁР­ТЫЙ

- Ка­ков бо­е­вой вклад Бу­ря­тии в По­бе­ду? Сколь­ко под­раз­де­ле­ний бы­ло сфор­ми­ро­ва­но у нас?

- Са­мые боль­шие при­зы­вы из Бу­ря­тии бы­ли в 1941-1942 го­дах, но боль­шин­ство из вновь при­быв­ших сол­дат вско­ре по­па­ли в окру­же­ние и плен в за­пад­ных об­ла­стях Бе­ло­рус­сии, Укра­и­ны. В Чи­те бы­ла сфор­ми­ро­ва­на 3-я армия, в со­ста­ве ко­то­рой бы­ло три стрел­ко­вых и три тан­ко­вых бри­га­ды, где, в боль­шин­стве сво­ём, и слу­жи­ли на­ши зем­ля­ки. По­сле прохождения уско­рен­но­го обу­че­ния их пе­ре­бро­си­ли под Моск­ву. И имен­но они пе­ре­ло­ми­ли ход бит­вы под Моск­вой.

На стан­ции Ди­ви­зи­он­ная бы­ла сфор­ми­ро­ва­на 97-я стрел­ко­вая ди­ви­зия, и она по­чти в пол­ном со­ста­ве по­гиб­ла под Моск­вой. До сих пор по­ис­ко­ви­ки на­хо­дят гиль­зы с дан­ны­ми бой­цов со­еди­не­ния. В це­лом за го­ды вой­ны из Бу­ря­тии бы­ли при­зва­ны 120 ты­сяч сол­дат и офи­це­ров, 43 тыс. из них по­лег­ли на по­лях сра­же­ний, мно­гие бы­ли ра­не­ны, ис­ка­ле­че­ны не толь­ко фи­зи­че­ски, но и мо­раль­но. В це­лом уро­жен­цы Бу­ря­тии бы­ли на всех фрон­тах Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной. Не­ма­ло ге­ро­ев из Усть-Ор­дын­ско­го и Агин­ско­го ав­то­ном­ных окру­гов. На­при­мер, Ба­зар Рин­чи­но, ко­ман­дир ро­ты про­ти­во­тан­ко­вых ру­жей, по­гиб, от­ра­жая на­тиск тан­ков.

Кос­ну­лась Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная и на­шей се­мьи. Мой отец, пред­се­да­тель кол­хо­за, Ба­за­ржа­пов Ба­то­мун­ко в июне 1942 го­да со сво­им шу­ри­ном ушёл-та­ки на фронт, несмот­ря на бронь. Он по­гиб че­рез 8 ме­ся­цев - в мар­те 1943-го го­да, в Ка­луж­ской об­ла­сти, под Вязь­мой. А тре­тий ма­мин брат во­е­вал на Во­сточ­ном фрон­те.

ГЛАВ­НОЕ - НЕ ИС­КА­ЖАТЬ

- От­гре­мел 70-лет­ний юби­лей Ве­ли­кой По­бе­ды. Мно­гие ис­то­ри­ки и ана­ли­ти­ки по­ла­га­ют, что это один из по­след­них круп­ных юби­ле­ев. А что вы ду­ма­е­те по по­во­ду вос­пи­та­ния под­рас­та­ю­ще­го по­ко­ле­ния?

- Дей­стви­тель­но, на­вер­ное, это один из по­след­них юби­ле­ев По­бе­ды. И не толь­ко для фрон­то­ви­ков, ко­то­рых по­чти уже не оста­лось. В пре­клон­ном воз­расте и де­ти вой­ны: мне, к при­ме­ру, уже по­шёл вось­ми­де­ся­тый год. Это ре­бён­ку, ко­то­рый не пом­нит, что та­кое вой­на. Удру­ча­ет, что мно­гие се­год­ня не зна­ют, что та­кое вой­на. А ведь в со­вет­ское вре­мя ни­ко­гда об этом не за­бы­ва­ли, и День По­бе­ды был глав­ным празд­ни­ком. Ны­неш­нее по­ко­ле­ние, осо­бен­но школь­ни­ки и сту­ден­ты, по­сте­пен­но за­бы­ва­ет страш­ные мо­мен­ты вой­ны: эта те­ма от­хо­дит на вто­рой план. Но в этом де­ти не ви­но­ва­ты. Ви­но­ва­ты те, кто со­став­ля­ет про­грам­мы обу­че­ния по ис­то­рии в шко­лах и ву­зах. Сей­час история Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной во мно­гом ис­ка­жа­ет­ся, пре­под­но­сит­ся не в том ра­кур­се.

Это го­во­рит о том, что у нас, по су­ти, нет во­ен­но-пат­ри­о­ти­че­ско­го вос­пи­та­ния мо­ло­дё­жи. Ведь се­год­ня, по боль­шо­му счё­ту, от­хо­дит на вто­рой план те­ма пат­ри­о­тиз­ма, друж­бы на­ро­дов… По­смот­ри­те, что сей­час тво­рит­ся на Укра­ине! А ведь мно­гие во­е­на­чаль­ни­ки, внёс­шие неоце­ни­мый вклад в де­ло раз­гро­ма на­ци­стов, бы­ли укра­ин­ца­ми.

14 ЭВА­КО­ГОС­ПИ­ТА­ЛЕЙ РАЗ­МЕ­ЩА­ЛОСЬ В УЛАНУДЭ

Фото www. selorodnoe.ru

Каж­дый ку­сок хле­ба жда­ли на фрон­тах.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.