ГА­ЗЕ­ТЫ НЕ УМРУТ!

AiF v Buryatii (Ulan-Ude) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

ПО ОБЫК­НО­ВЕ­НИЮ СЧИ­ТА­ЕТ­СЯ, ЧТО СУТЬ РА­БО­ТЫ ЖУР­НА­ЛИ­СТА ЗА­КЛЮ­ЧА­ЕТ­СЯ В ТОМ, ЧТО­БЫ РАС­СКА­ЗЫ­ВАТЬ ЧИ­ТА­ТЕ­ЛЯМ О СО­БЫ­ТИ­ЯХ И ЛЮ­ДЯХ, ПРИ ЭТОМ ОСТА­ВА­ЯСЬ В ТЕ­НИ СВО­Е­ГО МА­ТЕ­РИ­А­ЛА. В ПРЕД­ДВЕ­РИИ ДНЯ РОС­СИЙ­СКОЙ ПЕ­ЧА­ТИ МЫ РЕ­ШИ­ЛИ ПРО­ЛИТЬ НЕМНО­ГО СВЕ­ТА НА ВНУТ­РЕН­НЮЮ «КУХ­НЮ» ЭТОЙ ПРО­ФЕС­СИИ.

Наш кор­ре­спон­дент встре­тил­ся с од­ним из из­вест­ных жур­на­ли­стов Бу­ря­тии Алек­се­ем СУБ­БО­ТИ­НЫМ, что­бы по­ве­дать о том, на­сколь­ко силь­но из­ме­ни­лась за по­след­нее де­ся­ти­ле­тие жур­на­ли­сти­ка.

РА­БО­ТА ОТ­ЛИ­ЧА­ЛАСЬ

- Алек­сей Ана­то­лье­вич, рас­ска­жи­те, по­че­му имен­но эта про­фес­сия вас за­влек­ла?

- Во­об­ще го­во­ря, я сам из се­мьи жур­на­ли­стов, мож­но ска­зать, в ре­дак­ции ро­дил­ся и вы­рос. И, ко­гда мне на­ста­ла по­ра вы­би­рать про­фес­сию, всё бы­ло яс­но. Дед и отец бы­ли жур­на­ли­ста­ми, ма­ма - ре­дак­то­ром в книж­ном из­да­тель­стве. Так что, ви­ди­мо, ге­ны сыг­ра­ли свою роль. Сын вот то­же вы­брал на­шу про­фес­сию. Ра­бо­та­ет в «Мос­ков­ском ком­со­моль­це».

- Вам до­ве­лось быть кор­ре­спон­ден­том и рес­пуб­ли­кан­ских га­зет, и по­чти 20 лет вы от­да­ли ра­бо­те в фе­де­раль­ном ин­фор­ма­гент­стве ИТАР-ТАСС. Рас­ска­жи­те, как рань­ше ра­бо­та­лось жур­на­ли­стам?

- То­гда ра­бо­та немно­го от­ли­ча­лась от се­го­дняш­ней - жур­на­ли­сты спе­ци­а­ли­зи­ро­ва­лись на сво­ей кон­крет­ной те­ме и от­рас­ли, будь то сель­ское хо­зяй­ство, спорт или про­мыш­лен­ность. То есть, яв­ля­лись, по су­ти, экс­пер­та­ми в той или иной об­ла­сти. Се­го­дня боль­ше пре­ва­ли­ру­ет «мно­го­ста­ноч­ность». На­вер­ное, и ры­ноч­ная эко­но­ми­ка по­вли­я­ла на это. Ре­дак­ци­ям нуж­ны уни­вер­саль­ные жур­на­ли­сты - так де­шев­ле вы­хо­дит. Но та­кой под­ход ча­сто ве­дёт к по­верх­ност­но­му осве­ще­нию со­бы­тия, без ана­ли­за. От­ча­сти уте­ря­на пре­ем­ствен­ность в про­фес­сии. Ко­гда че­ло­век устра­и­ва­ет­ся на ра­бо­ту, то вре­ме­ни обу­чать нет. Все хо­тят, что­бы он сра­зу был го­тов вы­пол­нять ре­дак­ци­он­ные за­да­ния. С на­ми же по­дол­гу «во­зи­лись» стар­шие то­ва­ри­щи.

Во­об­ще, у нас в Бу­ря­тии бы­ла се­рьёз­ная шко­ла жур­на­ли­сти­ки. Име­на жур­на­ли­стов зна­ли и чи­нов­ни­ки, и чи­та­те­ли. То­гда бы­ло нема­ло лю­дей «со­вет­ской за­кал­ки» – Су­ха­рев Юрий Сте­па­но­вич, Оже­гов Иван Ни­ко­ла­е­вич, Кор­кин Юрий Ми­хай­ло­вич, На­та­ев Па­вел Ла­за­ре­вич, Не­ре­ти­на Лю­бовь Ил­ла­ри­о­нов­на, Лев­чен­ко Лео­нид Трофимович, Бад­ма­ев Ва­ле­рий Ба­за­ро­вич, Сос­нов­ская Эль­ви­ра Ива­нов­на, Бу­ты­ри­на Свет­ла­на Ни­ки­тич­на, Цы­би­ко­ва Лю­бовь Рад­на­ев­на, из по­ко­ле­ния по­мо­ло­же – Се­ливра Свет­ла­на Ни­ко­ла­ев­на, Усольцева Та­тья­на Тро­фи­мов­на и мно­гие дру­гие.

- Как вы оце­ни­ва­е­те уро­вень со­вре­мен­ной жур­на­ли­сти­ки?

- Се­го­дня, от­кро­вен­но го­во­ря, ка­че­ство под­го­тов­ки кад­ров упа­ло. И, преж­де все­го, в об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ном плане. Увы, есть си­стем­ные про­бе­лы в зна­нии, невы­сок и уро­вень на­чи­тан­но­сти. По­рой мо­ло­дые жур­на­ли­сты да­же не зна­ют, как устро­е­на пар­ла­мент­ская си­сте­ма: счи­та­ют, ес­ли Го­с­ду­ма при­ня­ла за­кон в пер­вом чте­нии, за­кон уже дей­ству­ет. Сни­зил­ся и уро­вень от­вет­ствен­но­сти: в ма­те­ри­а­лах мно­го неточ­но­стей, ля­пов, раз­но­чте­ний в на­пи­са­нии имён, фа­ми­лий, цифр. В бы­лое вре­мя за та­кие ве­щи мог­ли уво­лить.

Эту ис­то­рию рас­ска­зы­вал мне Ни­ко­лай Ан­дре­евич Дег­тярёв, ра­бо­тав­ший в «Прав­де Бу­ря­тии», а до это­го в од­ной из «рай­о­нок» Ка­зах­ста­на. Од­на­ж­ды в од­ном из но­ме­ров га­зе­ты в фа­ми­лии во­ждя вме­сто бук­вы Т по­ста­ви­ли Р. И ни­кто не за­ме­тил. Хо­ро­шо, сек­ре­тарь рай­ко­ма, идя утром на ра­бо­ту, имел при­выч­ку брать номер га­зе­ты в ти­по­гра­фии. По­па­ло всем. К сча­стью, весь ти­раж успе­ли пе­ре­пе­ча­тать. Хо­тя по­доб­ные ве­щи слу­ча­лись ред­ко, но сто­и­ли они очень до­ро­го - кол­лек­тив от­ве­чал за всё. А се­го­дня по­доб­ное ма­ло ко­го вол­ну­ет - «так на­пи­са­но в ре­ли­зе, и лад­но, не я же от­ве­чаю». А ведь жур­на­лист обя­зан пе­ре­про­ве­рить каж­дый факт.

ЭРА ИН­ФОР­МА­ЦИИ

- Что из­ме­ни­лось за по­след­ние го­ды?

- Очень мно­гое. Ес­ли рань­ше бы­ла од­но­пар­тий­ная си­сте­ма, и по­то­му бы­ли опре­де­лён­ные рам­ки, се­го­дня раз­брос то­чек зре­ния об­ши­рен, а об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ская жизнь ре­ги­о­на го­раз­до яр­че. И жур­на­ли­сти­ка ста­ла раз­но­об­раз­нее - мож­но встре­тить из­да­ния раз­лич­ных на­прав­ле­ний, а ма­те­ри­а­лы ста­ли бо­лее опе­ра­тив­ны­ми, ин­фор­ма­тив­ны­ми. Од­на­ко, при этом неред­ко жур­на­ли­сты ста­ли гнать­ся за сию­ми­нут­ны­ми ве­ща­ми. Без­услов­но, по­доб­ное от­но­ше­ние вре­дит про­фес­сии - че­ло­век дол­жен вни­кать в то, что он пи­шет. На­ша уни­вер­саль­ность - это язык, уме­ние гра­мот­но из­ло­жить то, что про­ис­хо­дит, но сна­ча­ла отыс­кав и про­ана­ли­зи­ро­вав фак­ты. Ес­ли пи­шешь некий ана- ли­ти­че­ский ма­те­ри­ал, где нуж­но от­ра­зить спектр мне­ний, то, ра­зу­ме­ет­ся, нель­зя быть од­но­бо­ким. Од­на­ко, ес­ли это пуб­ли­ци­сти­че­ский ма­те­ри­ал, то, что се­го­дня при­ня­то на­зы­вать ко­лум­ни­сти­кой, в нём жур­на­лист, рас­кры­вая со­бы­тие, в боль­шей сте­пе­ни от­ра­жа­ет своё мне­ние.

К со­жа­ле­нию, сей­час на­прочь ис­чез­ла ана­ли­ти­ка - то есть глу­бо­кий все­сто­рон­ний ана­лиз при­чин со­бы­тий и мне­ний. Про­ду­ман­ной ана­ли­ти­кой, уме­ни­ем най­ти при­чин­но-след­ствен­ные свя­зи, уме­ни­ем сде­лать ка­че­ствен­ный текст се­го­дня мо­гут по­хва­стать бук­валь­но счи­тан­ные еди­ни­цы жур­на­ли­стов у нас в Бу­ря­тии. Сей­час ин­фор­ма­ци­он­ный жанр до­ми­ни­ру­ет. Пришёл - уви­дел - на­пи­сал.

Ко­гда мы на­чи­на­ли ра­бо­тать, ни­ка­ких пресс-служб не бы­ло. Что­бы по­лу­чить ин­фор­ма­цию, при­хо­ди­лось са­мим хо­дить по ми­ни­стер­ствам и вна­ча­ле по­зна­ко­мить­ся с тем или иным че­ло­ве­ком. А се­го­дня круговерть пресс-ре­ли­зов: от­кры­ва­ешь га­зе­ты, а в боль­шин­стве прак­ти­че­ски оди­на­ко­вые ма­те­ри­а­лы на их ос­но­ве.

В УСЛО­ВИ­ЯХ КОН­КУ­РЕН­ЦИИ

- В со­вет­ское вре­мя неким «цен­зо­ром» для СМИ вы­сту­пал от­дел аги­та­ции и про­па­ган­ды при об­ко­мах пар­тии. А как се­го­дня из­ме­ни­лась ра­бо­та кон­тро­ли­ру­ю­щих ор­га­нов?

- Ра­зу­ме­ет­ся, об­ком за­да­вал некие рам­ки пуб­ли­ка­ций и, со­от­вет­ствен­но, мог кон­тро­ли­ро­вать их тон. Ска­зать, что се­го­дня пра­ви­тель­ство мо­жет дик­то­вать что­то СМИ - нель­зя. Ес­ли ре­дак­тор за­хо­чет, он мо­жет сде­лать ста­тью на­пе­ре­кор мне­нию чи­нов­ни­ков.

Но се­го­дня в плане дик­та­та по- ли­ти­ки то­го или ино­го СМИ на пер­вый план вы­хо­дят клю­че­вые ре­кла­мо­да­те­ли. И ес­ли они ска­жут, к при­ме­ру, да­вай­те не бу­дем тро­гать это­го че­ло­ве­ка или осве­щать то со­бы­тие, ведь у нас есть кон­тракт, то ред­кий ре­дак­тор не со­гла­сит­ся с этим. По­сто­ян­ные ре­кла­мо­да­те­ли - это и есть «об­ком» на со­вре­мен­ный лад.

Ры­ноч­ная си­сте­ма с са­мо­го на­ча­ла ста­ла ра­бо­тать про­тив СМИ: ко­гда они ста­ли неза­ви­си­мы­ми, все день­ги за­би­ра­ли по­став­щи­ки бу­ма­ги, ти­по­гра­фия, поч­та, а га­зе­те оста­ва­лось все­го ни­че­го. И, как толь­ко на на­шем рын­ке по­яви­лось боль­шое ко­ли­че­ство СМИ - а у нас в рес­пуб­ли­ке их чис­ло за­шка­ли­ва­ет - они ока­за­лись в усло­ви­ях жёст­кой кон­ку­рен­ции за ре­кла­мо­да­те­лей.

ИН­ТЕР­НЕТ ЕЩЁ НЕ ВСЁ

- Мно­гие утвер­жда­ют, что га­зе­ты уже не по­пу­ляр­ны. Всё мож­но про­чи­тать в Ин­тер­не­те.

- Так как прак­ти­че­ски все га­зе­ты в рес­пуб­ли­ке еже­не­дель­ные, у чи­та­те­лей есть вре­мя по­раз­мыш­лять над те­ми или ины­ми ве­ща­ми - в этом ве­со­мое пре­иму­ще­ство пе­чат­ных СМИ пе­ред элек­трон­ны­ми. В свою оче­редь, «элек­трон­щи­ки» име­ют воз­мож­ность рас­ска­зать о со­бы­тии по «го­ря­чим сле­дам». Од­на­ко, всё же лю­дям стар­ше­го по­ко­ле­ния «бу­маж­ные» га­зе­ты бли­же по ду­ху. И луч­ше ве­че­ром за ча­ем по­ше­ле­стеть га­зет­кой, или по­смот­реть вы­пуск но­во­стей. Ко­гда по­яви­лось ки­но, го­во­ри­ли, что умрёт те­атр, ко­гда по­яви­лось ТВ, го­во­ри­ли, что умрёт ки­но. Все, сла­ва Бо­гу, жи­вы. Ко­гда по­явил­ся ин­тер­нет, ста­ли го­во­рить, что ин­тер­нет по­хо­ро­нит всё, в том чис­ле и пе­чат­ные СМИ. Но по­ка всё в по­ряд­ке: уве­рен, га­зе­ты оста­нут­ся при лю­бой эпо­хе.

- Что та­кое для вас жур­на­ли­сти­ка? В чём свое­об­ра­зие этой про­фес­сии?

- Преж­де все­го, в её де­мо­кра­тич­но­сти. Жур­на­ли­сты в лю­бом слу­чае бли­же к на­ро­ду. Да и жизнь ре­дак­ции до­ста­точ­но де­мо­кра­тич­на: как пра­ви­ло, лю­ди раз­ных воз­рас­тов и долж­но­стей внут­ри кол­лек­ти­ва на «ты». Кро­ме то­го, невоз­мож­но быть жур­на­ли­стом «с де­вя­ти до ше­сти»: это на­сто­я­щая увле­чён­ность про­фес­си­ей, же­ла­ние на­хо­дить­ся все­гда в кур­се со­бы­тий. Это, сво­е­го ро­да, об­раз жиз­ни. А спе­ци­фич­ность жур­на­ли­сти­ки, на­вер­ное, в том, что это пуб­лич­ная про­фес­сия, осо­бен­но в элек­трон­ных СМИ.

- По ва­ше­му мне­нию, че­го не хва­та­ет со­вре­мен­ной журналистике?

- Не хва­та­ет ка­че­ства и ос­но­ва­тель­но­сти ана­ли­за при оцен­ке тех или иных со­бы­тий. Прак­ти­че­ски со­шла на нет жур­на­ли­сти­ка имён: у нас мно­го СМИ, но ма­ло из­вест­ных жур­на­ли­стов. Кро­ме то­го, бес­по­ко­ит то, что ес­ли рань­ше пе­чат­но­му, пуб­лич­но­му сло­ву ве­ри­ли, сей­час это до­ве­рие силь­но де­валь­ви­ро­ва­лось. Мо­жет быть, и вслед­ствие то­го, что на по­ря­док упа­ла дей­ствен­ность пе­чат­но­го сло­ва: ста­ло ма­ло пря­мых от­ве­тов вла­сти на кри­ти­че­ские вы­ступ­ле­ния пе­чат­ных СМИ.

Но у нас в ре­ги­оне в це­лом непло­хая жур­на­ли­сти­ка - и с точ­ки зре­ния ре­дак­тор­ской ра­бо­ты, и по­да­чи ма­те­ри­а­лов. И она до­ста­точ­но сме­лая - на фоне дру­гих ре­ги­о­нов, где по­ру­гать гла­ву - это уже со­бы­тие, а прес­са вся «прес­ная» - пи­шут, как всё за­ме­ча­тель­но, хо­тя это не со­всем так. Про­блем там хва­та­ет, но ни­кто о них не мо­жет го­во­рить.

Ми­тап ЦЫРЕНОВ

«Жур­на­ли­сти­ка в Бу­ря­тии оста­ёт­ся сме­лой».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.