ВСЕ­ГДА БЫТЬ ПЕР­ВЫ­МИ

AiF v Buryatii (Ulan-Ude) - - ЛИЧНОСТЬ ПЕРСОНА -

«ДЕМОКРАТИИ В ИСКУССТВЕ БЫТЬ НЕ МО­ЖЕТ ВО­ОБ­ЩЕ - ТОЛЬ­КО АБСОЛЮТИСТСКАЯ МОНАРХИЯ!» - УВЕ­РЕН РЕК­ТОР АКА­ДЕ­МИИ РУС­СКО­ГО БАЛЕТА ИМ. ВАГАНОВОЙ

- Ни­ко­лай, вы вы­ез­жа­ли за гра­ни­цу в раз­ные го­ды в раз­ном ста­ту­се: и как при­гла­шён­ная звез­да, и как со­лист Боль­шо­го те­ат­ра, а те­перь как гла­ва одной из са­мых зна­ме­ни­тых в ми­ре ба­лет­ных ака­де­мий. А было ли вам ко­г­да­ни­будь там, на За­па­де, за дер­жа­ву обид­но?

- Обид­но?.. ( За­ду­мы­ва­ет­ся.) За дер­жа­ву - нет, а вот за от­но­ше­ние к ар­ти­стам - ино­гда. Во вре­ме­на СССР мы вы­ез­жа­ли на га­стро­ли за ру­беж как пред­ста­ви­те­ли са­мой ве­ли­кой дер­жа­вы, ко­то­рую все по­ба­и­ва­лись и ува­жа­ли. И это очень чув­ство­ва­лось.

В 90-е нас вос­при­ни­ма­ли как нечто эк­зо­ти­че­ское, наши ба­лет­ные труп­пы вы­сту­па­ли ис­клю­чи­тель­но в раз­гар те­ат­раль­ных се­зо­нов. А в 2000-е го­ды к управ­ле­нию те­ат­ра­ми при­шла ко­ман­да «креп­ких ме­не­дже­ров», ко­то­рая рус­ское ис­кус­ство низ­ве­ла до уров­ня шир­по­тре­ба. И от­но­ше­ние к нам ста­ло чу­до­вищ­ным - как к ки­тай­ско­му цир­ку: что ар­ти­сты мо­гут при­е­хать в гру­зо­вич­ке, спать в ва­гон­чи­ках где-то на вы­сел­ках…

- Преж­нее ува­жи­тель­ное от­но­ше­ние мож­но вернуть?

- До­стой­ное от­но­ше­ние к нам вос­ста­но­вит­ся толь­ко то­гда, ко­гда мы сде­ла­ем па­у­зу и не бу­дем ле­теть ту­да на га­стро­ли по пер­во­му же сиг­на­лу, - нуж­но, что­бы они со­ску­чи­лись по на­сто­я­ще­му ис­кус­ству. По­то­му что та­ко­го клас­си­че­ско­го балета, как в Рос­сии, там нет и быть не мо­жет. А ещё - жёст­че ве­сти диа­ло­ги. Не­дав­но уча­щи­е­ся на­шей ака­де­мии участ­во­ва­ли в ба­лет­ном кон­кур­се в Ло­занне. И от­но­ше­ние к нам там было до­ста­точ­но на­сто­ро­жен­ное. Ор­га­ни­за­то­ры это­го кон­кур­са при­вык­ли жить без нас, не учи­ты­вая нас, че­го ни­ко­гда не поз­во­лял Со­вет­ский Со­юз. И я вы­ска­зал своё мне­ние ор­га­ни­за­то­рам: «Вы весь кон- курс стро­и­те на рус­ской клас­си­ке, не при­гла­шая при этом ни рус­ских пе­да­го­гов, ни рус­ских чле­нов жю­ри. В ре­зуль­та­те очень ча­сто ори­ги­наль­ная хо­рео­гра­фия ока­зы­ва­ет­ся ис­ко­вер­кан­ной. У вас есть фон­ды на­сле­дия всех ва­ших хо­рео­гра­фов. Но к на­шей клас- « Та­ко­го балета, как в Рос­сии, нет боль­ше ни­где!» си­ке по­че­му вы от­но­си­тесь так пре­не­бре­жи­тель­но?» Они ме­ня услы­ша­ли, ка­кие-то по­движ­ки про­изо­шли. Но по­ка они ми­ни­маль­ные. К со­жа­ле­нию, про­па­ган­ду-то ни­кто не от­ме­нял! Очень ча­сто лю­ди да­же по­ня­тия не име­ют, что право пер­во­от­кры­ва­те­ля в той или иной об­ла­сти при­над­ле­жит вовсе не их на­ро­ду. К при­ме­ру, в Ва­шинг­тоне есть по­тря­са­ю­щий му­зей кос­мо­нав­ти­ки. Ты по нему хо­дишь, и у те­бя со­зда­ёт­ся пол­ное ощу­ще­ние, что кос­мос осва­и­ва­ли толь­ко аме­ри­кан­цы, что все важ­ней­шие тех­но­ло­гии раз­ра­бо­та­ли они. А о СССР, ко­то­рый пер­вым на­чал осва­и­вать кос­мос, - лишь ма­лень­кий стенд, где на­пи­са­но про Бел­ку и Стрел­ку, про Га­га­ри­на и т. д. И та­ких мо­мен­тов мил­ли­он! - Та­кое от­но­ше­ние толь­ко нам во вред или и За­па­ду по­доб­ное пре­не­бре­же­ние к Рос­сии ра­но или позд­но аук­нет­ся? - Ес­ли го­су­дар­ство счи­та­ет, что ему необ­хо­ди­мо раз­ви­вать­ся, оно не мо­жет не по­ни­мать: Рос­сию - эту ги­гант­скую тер­ри- то­рию с очень слож­ным куль­тур­ным устрой­ством - невоз­мож­но не учи­ты­вать. Пе­ре­фра­зи­руя по­го­вор­ку: то­го, кто не хо­чет счи­тать­ся, са­мо­го ра­но или позд­но по­счи­та­ют... Мы, рос­си­яне, изу­ча­ем ино­стран­ные язы­ки, чи­та­ем их ли­те­ра­ту­ру, смот­рим их ки­но. А они на­шу ли­те­ра­ту­ру, да­же клас­си­че­скую, да­ле­ко не всю чи­та­ли. И не очень хо­тят. Они не име­ют по­ня­тия о том, что в рус­ской куль­ту­ре су­ще­ство­ва­ли не толь­ко Пуш­кин и До­сто­ев­ский, но и Бул­га­ков, Па­у­стов­ский, Ку­прин. Мно­гие да­же не до­га­ды­ва­ют­ся, что На­бо­ков - это великий РУССКИЙ пи­са­тель, что луч­шие свои ве­щи он пи­сал не на ан­глий­ском, а на рус­ском язы­ке, и т. д. Я очень люб­лю ста­рый, но мно­гое объ­яс­ня­ю­щий анекдот: чем Мик­ки-Ма­ус от­ли­ча­ет­ся от про­стой се­рой мыш­ки? Рекла­мой! К со­жа­ле­нию, да­же та­кую бо­га­тей­шую куль­ту­ру, как на­ша, на­до ре­кла­ми­ро­вать.

УМЕ­НИЕ ПОДЧИНИТЬСЯ

- Про­смат­ри­вая стра­нич­ку Ва­га­нов­ской ака­де­мии в Ин­с­та­гра­ме, об­ра­ти­ла вни­ма­ние: сре­ди уче­ни­ков очень мно­го ази­ат­ских лиц.

- Во-пер­вых, мы бес­плат­но учим не толь­ко рос­си­ян, но и ре­бят из быв­ших со­юз­ных рес­пуб­лик, ко­то­рые те­перь вхо­дят в ЕАЭС, - Бе­ло­рус­сии, Ка­зах­ста­на, Кир­ги­зии...

- А я ду­ма­ла, что это Япо­ния и Китай к вам хлы­ну­ли.

- Япон­цев у нас мно­го, а ки­тай­цев нет. Пе­ре­ку­пив рус­ских пе­да­го­гов, они вы­стро­и­ли свою си­сте­му на очень хо­ро­шем уровне. Как, кста­ти, и ко­рей­цы. На­ша со­вет­ская си­сте­ма об­ра­зо­ва­ния там на­кла­ды­ва­ет­ся на их мен­та­ли­тет ис­пол­ни­те­ля, ко­гда че­ло­век бес­пре­ко­слов­но ис­пол­ня­ет ука­за­ния пе­да­го­га.

- Ба­лет - это стро­жай­шая дисциплина?

- Это ар­мия. Да­же хле­ще, чем ар­мия. Но дисциплина ра­бо­та­ет на ре­зуль­тат. Чем стро­же пе­да­гог, тем боль­ше­го в бу­ду­щем до­бьют­ся его уче­ни­ки.

Демократии ни­ко­гда не было в на­шем искусстве. Демократии в искусстве БЫТЬ НЕ МО­ЖЕТ ( вы­де­ля­ет ин­то­на­ци­он­но. - Ред.) во­об­ще - в нём мо­жет быть толь­ко абсолютистская монархия. По­вез­ло вам с «им­пе­ра­то­ром-ба­тюш­кой» - зна­чит, всё у вас бу­дет хо­ро­шо. Во гла­ве ду­рак? Бу­дет так, как сей­час об­сто­ит де­ло во мно­гих зна­ме­ни­тых те­ат­рах. - Вы ска­за­ли, что та­ко­го балета, как в Рос­сии, на За­па­де нет и быть не мо­жет. Но по­че­му? - По­че­му Рос­сия и ба­лет? По­то­му что на­ша силь­ная сто­ро­на - мен­та­ли­тет рус­ско­го че­ло­ве­ка. Ес­ли что-то делать, то на мак­си­му­ме. Где-то по­стро­и­ли дом в 8 эта­жей, а мы 28 от­гро­ха­ем. Я ча­сто де­тям за­даю во­прос: а вы зна­е­те, по­че­му Боль­шой те­атр боль­ше, чем Ма­ри­ин­ский, хо­тя сто­ли­ца­то в ХIХ в. бы­ла имен­но в Санкт-Пе­тер­бур­ге? А по­то­му что куп­цы воз­же­ла­ли, что­бы в Москве по­стро­и­ли та­кое зда­ние, ка­ко­го в ми­ре не было. И дей­стви­тель­но, ни­че­го кру­че Боль­шо­го те­ат­ра, на­би­то­го зо­ло­том, се­реб­ром, хру­ста­лём, на тот мо­мент не су­ще­ство­ва­ло. Они ар­хи­тек­то­ру вдо­гон­ку ещё де­нег да­ли, что­бы он боль­ше ни­где по­доб­но­го не по­стро­ил. Всё в Рос­сии де­ла­лось на вы­со­чай­шем уровне. На­при­мер, ни в одной стране ми­ра те­атр не был на пол­ном по­пе­че­нии им­пе­ра­тор­ской се­мьи. Мы сей­час ве­дём раз­го­вор в уни­каль­ном ме­сте. Эр­ми­таж­ный те­атр Санкт-Пе­тер­бур­га - это до­маш­ний те­атр се­мьи Ро­ма­но­вых. По су­ти, зри­те­ли при­хо­ди­ли к ца­рю до­мой. На­пом­ню, что в жи­лах чле­нов им­пе­ра­тор­ской се­мьи, на­чи­ная со вто­рой по­ло­ви­ны XVIII в., тек­ла не рус­ская, а не­мец­кая, дат­ская и дру­гая кровь. Они го­во­ри­ли на всех ев­ро­пей­ских язы­ках. Но в российских им­пе­ра­тор­ских те­ат­рах да­же ино­стран­ные опе­ры шли ис­клю­чи­тель­но на рус­ском - по­то­му что ис­кус­ство долж­но было быть по­нят­но на­ро­ду. А в XIX в. по­яви­лась неглас­ная ди­рек­ти­ва - все фи­на­лы в ба­ле­тах долж­ны быть счаст­ли­вы­ми, что­бы зри­те­ли не ухо­ди­ли в угне­тён­ном на­стро­е­нии. И би­ле­ты в Эр­ми­таж­ный те­атр, ес­ли про­да­ва­лись, бы­ли до­ста­точ­но де­шё­вые, что­бы они бы­ли до­ступ­ны са­мой про­стой пуб­ли­ке. Это был их цар­ский по­да­рок и за­бо­та о куль­ту­ре сво­ей стра­ны. Юлия ШИГАРЕВА, С.-Пе­тер­бург - Москва

Фо­то Валентина БАРАНОВСКОГО/ PhotoXPress.ru, Юрия МАРТЬЯНОВА/Ком­мер­сантъ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.