ХРАНИТЕЛЮ

AiF v Buryatii (Ulan-Ude) - - ПЯТНИЦА, 22 ИЮЛЯ - Та­и­сия ВОЛКОНСКАЯ

це­лое. Боль­ше все­го оза­да­чи­ва­ло Ива­на Пет­ро­ви­ча, что он не за­ме­тил, ко­гда он пе­ре­стал де­лить её на Алё­ну для се­бя и Алё­ну для него. Про­жив­ши трид­цать да еще с га­ком го­доч­ков, яс­но, что они нема­ло пе­ре­ли­лись друг в дру­га и тем уж ста­ли род­нее, что в каж­дом из них при­ба­ви­лось пло­ти дру­го­го, ко­то­рая не мо­жет не при­ни­кать к сво­е­му из­на­чаль­но­му кро­ву… На­хо­дил­ся ли он до­ма или ухо­дил, он по­сто­ян­но чув­ство­вал в се­бе Алё­ну, про­дол­жа­ю­щую свою неустан­ную служ­бу. Она, ко­гда тре­бо­ва­лось, до­бав­ля­ла или убав­ля­ла его ха­рак­те­ру, на­хо­ди­ла в нем тер­пе­ние и ве­ла до­мой… Опрят­ный и мяг­чи­тель­ный тот мир, ко­то­рый был Алё­ной, с го­да­ми не толь­ко не вы­стыл, но еще и по­раз­дал­ся в по­ни­ма­нии и теп­ле…».

МО­ЕЙ СВЕТКЕ

С пер­вых лет сов­мест­ной жиз­ни вна­ча­ле в Ир­кут­ске, а за­тем в Крас­но­яр­ске Свет­ла­на по­ни­ма­ла чут­кой ду­шой твор­че­ские ин­те­ре­сы му­жа, жур­на­ли­ста и на­чи­на­ю­ще­го пи­са­те­ля. Бес­по­кой­ная про­фес­сия Ва­лен­ти­на до­бав­ля­ла нема­ло труд­но­стей. Мож­но пред­ста­вить, как в Крас­но­яр­ске она, пре­по­да­ва­тель ву­за, имея на ру­ках ма­лень­ко­го сы­на, об­хо- ди­лась од­на во вре­мя его ча­стых ко­ман­ди­ро­вок: и к за­ня­ти­ям под­го­товь­ся, и лек­ции про­ве­ди, и ма­те­рин­ские за­бо­ты о ма­лы­ше справь. Ко­гда Рас­пу­ти­ны вер­ну­лись в Ир­кутск, имен­но Свет­ла­на уго­во­ри­ла му­жа оста­вить жур­на­ли­сти­ку и спо­кой­но ра­бо­тать над ху­до­же­ствен­ны­ми про­из­ве­де­ни­я­ми. Его го­но­ра­ры на пер­вых по­рах бы­ли невы­со­ки­ми, Све­ти­на зар­пла­та пре­по­да­ва­те­ля Ин­сти­ту­та на­род­но­го хо­зяй­ства – то­же, но су­пру­га и тут про­яви­ла ха­рак­тер твер­дый и ре­ши­тель­ный: про­жи­вем!

Сын Рас­пу­ти­ных Сер­гей ска­зал мне, как о са­мо со­бой ра­зу­ме­ю­щем­ся, о том, что мать взя­ла на се­бя обя­зан­ность сек­ре­та­ря от­ца: ограж­да­ла от от­вле­ка­ю­щих его те­ле­фон­ных звон­ков, празд­ных ви­зи­тов слу­чай­ных зна­ко­мых, необя­за­тель­ных вы­зо­вов в при­сут­ствен­ные ме­ста. И толь­ко лю­дям, при­но­ся­щим теп­ло друж­бы и участ­ву­ю­щим в сов­мест­ных де­лах, дом и да­ча пи­са­те­ля бы­ли все­гда от­кры­ты.

Бо­лее по­лу­ве­ка длил­ся семейный со­юз Рас­пу­ти­ных. Слов­но сим­во­лы, судь­ба да­ла обо­им «го­во­ря­щие» име­на. Для неё - имя как оли­це­тво­ре­ние ду­шев­но­го све­та, для него – имя, на­зван­но­го людь­ми всей зем­ли та­лис­ма­ном люб­ви.

Вме­сте они пе­ре­жи­ли страш­ные ис­пы­та­ния - смерть ма­лют­ки-сы­на и ги­бель взрос­лой до­че­ри. Ма­те­ри труд­ней воз­ро- ждать­ся по­сле чер­ных ги­бель­ных дней - это Ва­лен­тин Гри­го­рье­вич знал на­вер­ня­ка. Но он знал так­же, что его Свет­ла­на, хруп­кая, тон­кая, кра­си­вая, вы­сто­ит. Ду­ма­ет­ся, все же её, а не ка­кую дру­гую жен­щи­ну, ви­дел он то­гда, в вось­ми­де­ся­тых го­дах, и пред­ви­дел в днях гря­ду­щих, ко­гда ри­со­вал образ Але­ны. В ней, под­черк­нул он, «как во все­е­ди­ной тро­и­це, со­шлось всё, чем мо­жет быть жен­щи­на»; «всё до ка­пель­ки внес­ла она в об­щую жизнь» – и преж­де все­го, несо­кру­ши­мую стой­кость, неубы­ва­ю­щую неж­ность.

Он на­пи­сал ей на ти­туль­ном ли­сте сво­ей кни­ги «Век жи­ви – век лю­би»: «Мо­ей Светке с лю­бо­вью, с лю­бо­вью, с лю­бо­вью. Ян­варь 1983 г.».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.