ПРИ­ЗВА­НИЕ ‒ ДЕТ­СКИЙ ДОК­ТОР

AiF v Buryatii (Ulan-Ude) - - БУДЬТЕ ЗДОРОВЫ - Еле­на СЛУГИНОВА

ДВЕ­РИ ПРИЁМНОГО ПО­КОЯ РЕС­ПУБ­ЛИ­КАН­СКОЙ КЛИ­НИ­ЧЕ­СКОЙ ИНФЕКЦИОННОЙ БОЛЬ­НИ­ЦЫ НИ­КО­ГДА НЕ ЗА­КРЫ­ВА­ЮТ­СЯ.

И взрос­лые, и де­ти по­сту­па­ют сю­да круг­ло­су­точ­но - ино­гда на «Ско­рой», ино­гда на так­си, иные до­би­ра­ют­ся пеш­ком. За­бо­ле­ва­ния та­кие, что от од­но­го на­зва­ния ста­но­вит­ся страш­но - ди­зен­те­рия и грипп, саль­мо­нел­лез и ро­жа, вет­ря­ная оспа и эн­це­фа­лит.

Бы­ва­ет, жизнь па­ци­ен­та на­пря­мую за­ви­сит от то­го, на­сколь­ко быст­ро здесь ока­жут ему спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ную ме­ди­цин­скую по­мощь. И вра­чи рес­пуб­ли­кан­ской кли­ни­че­ской инфекционной боль­ни­цы не от­ка­зы­ва­ют ни па­ци­ен­там из го­ро­да, ни из от­да­лён­но­го се­ла.

Еже­год­но в ста­ци­о­нар гос­пи­та­ли­зи­ру­ет­ся свы­ше 8500 боль­ных с раз­лич­ной инфекционной па­то­ло­ги­ей, при­чём сре­ди них де­ти - во­семь из де­ся­ти.

Как ви­дит си­ту­а­цию врач - ин­фек­ци­о­нист, ра­бо­та­ю­щий в этой боль­ни­це - об этом мы по­про­си­ли рас­ска­зать кан­ди­да­та ме­ди­цин­ских на­ук, за­ве­ду­ю­щую от­де­ле­ни­ем ре­спи­ра­тор­ных и воз­душ­но - ка­пель­ных ин­фек­ций Еле­ну СИЛЬЧЕНКО. По­вод есть - она вы­дви­ну­та на кон­курс «Луч­ший врач-ин­фек­ци­о­нист го­да» по Рес­пуб­ли­ке Бурятия.

- Я люб­лю свою ра­бо­ту: как бы ни бы­ло труд­но, не бы­ло ни од­но­го дня, ко­гда бы мне не хо­те­лось ид­ти сю­да. В се­зон воз­душ­но - ка­пель­ных ин­фек­ций у нас по­ступ­ле­ние огром­ное - в этом го­ду кой­ка ра­бо­та­ла 440 дней: это на­мно­го боль­ше, чем сред­не­го­до­вые по­ка­за­те­ли в России. С ок­тяб­ря по май у нас лежат в ко­ри­до­рах, не хва­та­ет мест в па­ла­тах. Мы вы­нуж­де­ны пе­ре­гру­жать боль­ни­цу в ущерб ком­фор­ту па­ци­ен­тов, ведь на­ше зда­ние бы­ло сда­но в экс­плу­а­та­цию ещё в ав­гу­сте 1941 го­да. Но мы до сих пор на пе­ред­нем фрон­те - осо­бен­но в се­зон ОРВИ. Очень боль­шое дви­же­ние боль­ных, нет воз­мож­но­сти на­блю­дать па­ци­ен­та в ста­ци­о­на­ре до пол­но­го вы­здо­ров­ле­ния - ес­ли са­мо­чув­ствие ста­би­ли­зи­ро­ва­лось вы­пи­сы­ва­ем, до­ле­чи­ва­ют­ся до­ма.

НА ПЕ­РЕД­НЕМ ФРОН­ТЕ

ТОЧНЫЙ ДИ­А­ГНОЗ

СПАСАЯ ЖИЗНИ

В та­кой си­ту­а­ции мы всё вре­мя со­вер­шен­ству­ем ле­чеб­ный про­цесс - сни­же­ние сред­не­го пре­бы­ва­ния на кой­ке про­ис­хо­дит за счёт внед­ре­ния со­вре­мен­ных ме­то­дов ла­бо­ра­тор­ной ди­а­гно­сти­ки, со­вре­мен­ных тех­но­ло­гий ле­че­ния. Толь­ко че­рез на­ше от­де­ле­ние за год про­шло 1566 че­ло­век. Ан­ги­на, сто­ма­тит, скар­ла­ти­на, эн­те­ро­ви­рус­ная ин­фек­ция, брон­хит, пнев­мо­ния - это всё на­ши па­ци­ен­ты.

- Труд­но по­ста­вить пра­виль­ный ди­а­гноз?

- Ко­гда как. Са­мые слож­ные слу­чаи - с неяс­ной этио­ло­ги­ей, осо­бен­но ес­ли бо­лезнь раз­ви­ва­ет­ся стре­ми­тель­но и мо­мен­таль­но. Врач - ин­фек­ци­о­нист, на мой взгляд, дол­жен об­ла­дать ана­ли­ти­че­ским, точ­нее, кли­ни­че­ским мыш­ле­ни­ем. От точ­но­сти ди­а­гно­за и ско­ро­сти на­зна­че­ния ле­че­ния иной раз за­ви­сит жизнь па­ци­ен­та. По­мо­га­ет не толь­ко про­фес­си­о­наль­ный опыт, но и на­ша ПЦР - ла­бо­ра­то­рия. Ла­бо­ра­тор­ное де­ло шаг­ну­ло да­ле­ко - рань­ше мы ста­ви­ли ди­а­гноз без рас­шиф­ров­ки воз­бу­ди­те­ля, на­при­мер, ост­рая ки­шеч­ная ин­фек­ция или ОРВИ, а те­перь мо­жем вы­де­лить - аде­но­ви­рус, ро­та­ви­рус, раз­лич­ные ти­пы ви­ру­са грип­па, кон­крет­но­го воз­бу­ди­те­ля та­ко­го гроз­но­го за­бо­ле­ва­ния, как гной­ный ме­нин­гит, и т.д.

Но про­фес­си­о­на­лизм и ин­ту­и­ция - это да­ле­ко не всё. Врач дол­жен со­чув­ство­вать па­ци­ен­ту - а это труд­ней все­го.

В на­шем от­де­ле­нии мы ле­чим ви­рус­ные ме­нин­ги­ты и кле­ще­вые эн­це­фа­ли­ты, а они про­те­ка­ют очень тя­же­ло. За­бо­ле­ва­е­мость здесь се­зон­ная, ведь наш ре­ги­он эн­де­мич­ный. Еже­год­но воз­ни­ка­ет кле­ще­вой эн­це­фа­лит в сред­них и тя­жё­лых фор­мах. При­чём, кле­ща мож­но под­це­пить и в до­маш­них усло­ви­ях - на мо­ей па­мя­ти бы­ла па­ци­ент­ка, ко­то­рая не вы­хо­ди­ла из квар­ти­ры дол­гое вре­мя. Сын при­нёс ве­точ­ку си­ре­ни - и, по­жа­луй­ста, тя­жё­лая фор­ма эн­це­фа­ли­та, её ед­ва успе­ли спа­сти. Ви­рус по­ра­жа­ет цен­траль­ную нерв­ную си­сте­му, мо­жет остав­лять па­ра­ли­чи, в ко­неч­ном ито­ге, ин­ва­лид­ность.

- Вы мно­го лет ра­бо­та­ли в от­де­ле­нии с без­над­зор­ны­ми детьми, ко­то­рые по­сту­па­ли в боль­ни­цу...

- Этих де­тей на­хо­ди­ли на ули­це, на вок­за­ле или на по­ро­ге церк­ви, или зво­ни­ли со­се­ди - ре­бё­нок над­ры­ва­ет­ся, пла­чет, го­лод­ный, взрос­лых в квар­ти­ре нет. Де­тей, чьи име­на и род­ствен­ни­ков не уда­ва­лось уста­но­вить, на­зы­ва­ли по фа­ми­лии уха­жи­ва­ю­щих мед­се­стёр - Пав­лов или Ан­то­нов. Ес­ли день рож­де­ния был неиз­ве­стен, то в мет­ри­ке за­пи­сы­ва­ли маль­чи­кам 23 фев­ра­ля, де­воч­кам - 8 мар­та.

Сна­ча­ла про­во­ди­ли осмотр, де­ла­ли ана­ли­зы, от­мы­ва­ли от гря­зи, про­ле­чи­ва­ли ре­бя­ти­шек от ин­фек­ци­он­ных и па­ра­зи­тар­ных за­бо­ле­ва­ний, вак­ци­ни­ро­ва­ли, де­ла­ли за­прос в ор­га­ны опе­ки, ко­то­рая по­мо­га­ла нам най­ти ро­ди­те­лей или офор­мить их в детдом. Де­ти на­би­ра­ли вес, ста­но­ви­лись спо­кой­ны­ми. Мно­гие да­же не зна­ли та­ких про­дук­тов или иг­ру­шек, как у нас, ино­гда на­чи­на­ли на­зы­вать мед­се­стёр и са­ни­та­рок ма­ма­ми.

Вся про­це­ду­ра пре­бы­ва­ния де­тей у нас бы­ла дли­тель­ной - до 2-3 ме­ся­цев. По­том де­тей за­би­ра­ли в «Ма­лы­шок» или «Аи­стё­нок» - и всё на­чи­на­лось сна­ча­ла, с дру­ги­ми детьми. Я ра­бо­та­ла с ни­ми 13 лет.

Хо­чу ска­зать о сво­их кол­ле­гах. Гор­дость кол­лек­ти­ва боль­ни­цы вы­со­ко­про­фес­си­о­наль­ные вра­чи. У нас друж­ный кол­лек­тив еди­но­мыш­лен­ни­ков, где опыт­ные вра­чи с боль­шим ста­жем пе­ре­да­ют опыт мо­ло­дым вра­чам - спе­ци­а­ли­стам. Наих­сче­ту­ты­ся­чис­па­сён­ны­х­жиз­ней.

Мы при­ни­ма­ем па­ци­ен­тов с раз­лич­ной инфекционной па­то­ло­ги­ей.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.