СКВОЗЬ СУДЬ­БЫ И ЭПО­ХИ

Рес­пуб­ли­ка Бу­ря­тия празд­ну­ет 95-летие со дня ос­но­ва­ния

AiF v Buryatii (Ulan-Ude) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Ми­тап ЦЫРЕНОВ Фо­то: из лич­но­го ар­хи­ва В. А. Харитонова.

У ИС­ТО­КОВ РЕС­ПУБ­ЛИ­КИ

- Вик­тор Алек­сан­дро­вич, на ме­сте че­го бы­ла со­зда­на Рес­пуб­ли­ка Бу­ря­тия?

- Об этом мо­мен­те боль­шин­ство жи­те­лей рес­пуб­ли­ки не осве­дом­ле­ны. Про­бле­ма в том, что у нас до сих пор нет фак­ти­че­ски ни од­ной кни­ги, по­свя­щён­ной имен­но со­зда­нию рес­пуб­ли­ки. Ма­ло кто зна­ет – но в трех­том­ни­ке «Ис­то­рия Бу­ря­тии» со­зда­нию рес­пуб­ли­ки посвящено от си­лы стра­ниц де­сять, при­том с ил­лю­стра­ци­я­ми, фо­то­гра­фи­я­ми, то есть эта те­ма со­вер­шен­но не рас­кры­та.

Меж тем, республике пред­ше­ство­ва­ли две ав­то­ном­ных об­ла­сти – Мон­го­ло-Бу­рят­ская, ко­то­рая бы­ла в со­ста­ве РСФСР, и Бу­рят-Мон­голь­ская, вхо­див­шая в состав ДВР – Даль­не­во­сточ­ной рес­пуб­ли­ки. Ес­ли до объ­еди­не­ния граница меж­ду дву­мя об­ла­стя­ми про­хо­ди­ла по Се­лен­ге, а на­се­ле­ние об­ла­стей бы­ло раз­бро­са­но по раз­ным бе­ре­гам ре­ки, то с об­ра­зо­ва­ни­ем Бу­ря­тии, на­ко­нец, они объ­еди­ни­лись. Кро­ме то­го, на­ча­лась сов­мест­ная эко­но­ми­че­ская, куль­тур­ная по­ли­ти­ка.

- Кто сто­ял у ис­то­ков но­вой рес­пуб­ли­ки?

- Се­го­дня вспом­нят, быть мо­жет, Ер­ба­но­ва. Ама­га­е­ва, ещё кого-то… Но один из непо­сред­ствен­ных со­зда­те­лей рес­пуб­ли­ки, ос­но­ва­тель бу­рят­ской эко­но­ми­ки про­фес­сор Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич Казьмин оста­ёт­ся неза­слу­жен­но за­бы­тым. Ко­неч­но, он как рус­ский, как эсер, вер­нув­ший­ся из эми­гра­ции, не мог на тот мо­мент за­ни­мать глав­ные долж­но­сти, но всё же был за­ме­сти­те­лем ми­ни­стра, руководил эко­но­ми­кой, Гос­пла­ном, во мно­гом ве­дал вопросами куль­ту­ры. Он сто­ял у ис­то­ков выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния во всей Бу­ря­тии, он один из со­зда­те­лей кра­е­вед­че­ских из­да­ний – «Жизнь Бу­ря­тии», «Бу­ря­то­ве­де­ние».

Но прой­ди­тесь по все­му го­ро­ду – ни на од­ном до­ме нет ма­ло­маль­ской па­мят­ной пли­точ­ки, где бы­ло бы ука­за­но, что здесь жил Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич Казьмин. А меж тем, Ни­ко­лай Ни­ко­ла­е­вич – уди­ви­тель­ный че­ло­век! Он по­чти два­дцать лет руководил эко­но­ми­кой Бу­ря­тии, при­чём, бу­дучи уже про­фес­со­ром Ир­кут­ско­го уни­вер­си­те­та. Бу­дучи необык­но­вен­но му­же­ствен­ным че­ло­ве­ком, Н. Н. Казьмин спо­соб­ство­вал из­да­нию книг Ми­ха­и­ла Бо­г­да­но­ва, ко­то­ро­го рас­стре­лял Се­мё­нов, и Се­реб­рен­ни­ко­ва, от­быв­ше­го в эми­гра­цию.

Са­мо­го Казь­ми­на чуть не рас­стре­лял Се­мё­нов. И, в кон­це кон­цов, его, то­гда уже ста­ро­го, боль­но­го че­ло­ве­ка, по­са­ди­ли боль­ше­ви­ки - в но­яб­ре 1937 го­да. Его да­же не рас­стре­ля­ли – он скон­чал­ся в боль­ни­це.

- Тем не ме­нее, лю­ди – но­ва­то­ры, сто­яв­шие у ис­то­ков це­лой рес­пуб­ли­ки, сво­и­ми си­ла­ми стро­ив­шие го­ро­да, про­мыш­лен­ность, про­из­вод­ство, куль­ту­ру, впо­след­ствии бы­ли ре­прес­си­ро­ва­ны. Раз­ве это спра­вед­ли­во?

- Мно­гие из тех, кто со­зда­ва­ли рес­пуб­ли­ку, бы­ли ре­во­лю­ци­о­не­ра­ми и де­я­те­ля­ми со­зи­да­ю­щи­ми, но мо­жет быть, их по­то­му и ре­прес­си­ро­ва­ли, что они не ви­де­ли смыс­ла в тех же ре­прес­си­ях. По­че­му-то мы за­бы­ва­ем, что ма­туш­ка Ер­ба­но­ва, вы­со­кая, стат­ная, очень кра­си­вая жен­щи­на – де­мон­стра­тив­но по­се­ща­ла все ху­ра­лы в да­ца­нах, невзи­рая на со­вет­скую власть. Мы зна­ем пи­са­те­ля Ц. До­на, ко­то­рый ста­рал­ся под­дер­жи­вать бу­рят­ские да­ца­ны, но не как ре­ли­ги­оз­ные, а как куль­тур­ные цен­тры. И та­ких эпи­зо­дов – нема­ло. Из­ве­стен слу­чай, ко­гда в своё вре­мя со­би­ра­лись сне­сти Верх­не­удин­скую Спас­скую цер­ковь. И гор­ком пар­тии про­го­ло­со­вал про­тив сно­са. То­гда сня­ли всех его чле­нов, при­вез­ли дру­гих лю­дей «из Рос­сии» и нуж­ное ре­ше­ние бы­ло при­ня­то.

В ЭПО­ХУ ВЕ­ЛИ­КИХ

СВЕРШЕНИЙ

- Всё же, в чём, на ваш взгляд, изю­мин­ка тех лет?

- Во­об­ще, пер­вое де­ся­ти­ле­тие рес­пуб­ли­ки бы­ло уди­ви­тель­ным вре­ме­нем. Как-то так по­лу­ча­лось, что на­хо­дил­ся об­щий язык меж­ду людь­ми, во мно­гом это бы­ло сво­бод­ное, яр­кое и открытое вре­мя. Мо­жет быть, не со­всем, но вла­сти за­ча­стую би­ли по ру­кам, а не стре­ля­ли в го­ло­вы.

И не зря са­мым от­кры­тым го­ро­дом тех лет сме­ло мож­но на­звать Верхнеудинск. Ведь имен­но он, а не, ска­жем, Ир­кутск или Чи­та был про­воз­гла­шён сто­ли­цей Даль­не­во­сточ­ной рес­пуб­ли­ки. По­че­му Верхнеудинск, спросите вы. По­то­му, что наш го­род не знал граж­дан­ской вой­ны! Недаром па­мят­ни­ков жерт­вам граж­дан­ской вой­ны у нас – по паль­цам пе­ре­честь!

В Верх­не­удин­ске попросту не за­ме­ти­ли вой­ну – в Ир­кут­ске бы­ли страш- ные бои, в Чи­те, а здесь нет. Кро­ме, быть мо­жет, схва­ток на Ниж­ней Бе­рё­зов­ке – ны­неш­нем посёлке Ваг­жа­но­ва, на стан­ции Ди­ви­зи­он­ной. Го­ро­жане слу­ша­ли от­да­лён­ные рас­ка­ты, и на этом всё за­кон­чи­лось. По­это­му не бы­ло ни­ка­ко­го «осво­бож­де­ния» Верх­не­удин­ска – в го­род, в ко­то­ром не бы­ло ни­ка­ких войск, во­шли со­вет­ские вой­ска.

- Рас­ска­жи­те, как в Бу­ря­тии по­яви­лась про­мыш­лен­ность?

- Пер­вые пред­при­я­тия на тер­ри­то­рии Бу­ря­тии создал ку­пец Алек­сандр Кузь­мич Кобылкин. И всё, что бы­ло со­зда­но поз­же, на­ча­ло свою ис­то­рию на ос­но­ве тех пред­при­я­тий – и сте­коль­ный за­вод, и ви­но­во­доч­ный за­вод, и да­же ре­монт­ный за­вод был со­здан на ба­зе Ме­хан­ли­та.

И ко­гда на­сту­пи­ла со­вет­ская власть, Кобылкин был аре­сто­ван од­ним из пер­вых. По­сле это­го вся де­я­тель­ность в го­ро­де пре­кра­ти­лась, кро­ме по­чты – вста­ли за­во­ды, ма­га­зи­ны, шко­лы.

Три дня в го­ро­де не про­ис­хо­дит ни­че­го – да­же пив­ные не ра­бо­та­ют. У лю­дей спра­ши­ва­ют: что про­ис­хо­дит? В от­вет – Кобылкин си­дит. И его от­пус­ка­ют. Но для него арест стал шо­ком – ведь он все свои сред­ства чест­но тра­тил на за­во­ды, на шко­лы. Из го­да в год он хо­дил в од­ном и том же сюр­ту­ке, а за­ни­мал скром­ные две ком­на­ты в огром­ном до­ме.

Ко­гда он вско­ре по­сле осво­бож­де­ния умер, гроб с те­лом Ко­был­ки­на под­ня­ли на ру­ки, и жи­те­ли го­ро­да, вы­стро­ив­шись от до­ма, где он жил, до церк­ви, пе­ре­да­ва­ли его из рук в ру­ки, по­вер­ху. И да­же де­тей под­ни­ма­ли, что­бы при­кос­ну­лись к гро­бу.

ПРЕД ЛИЦОМ ВСЕОБЩЕЙ БЕ­ДЫ

- Как Улан-Удэ кос­ну­лась Ве­ли­кая Оте­че­ствен­ная вой­на? Ведь наш го­род на­зы­ва­ют «го­ро­дом эва­ко­гос­пи­та­лей».

- И это не слу­чай­но – сре­ди солдат счи­та­лось, ес­ли по­па­дёшь в УланУдэ, то ско­рее все­го, вы­здо­ро­ве­ешь. Это я неод­но­крат­но слы­шал от ста­ро­жи­лов. Здесь, на­вер­ное, сыг­рал свою роль опыт рус­ско-япон­ской вой­ны. Го­род при­вык при­ни­мать ра­не­ных: пер­вые эва­ко­гос­пи­та­ли по­яви­лись у нас в 1906 го­ду. В до­ме ме­ща­ни­на Сам­со­но­ви­ча, где сей­час магазин «Тка­ни», пер­вый этаж был бес­плат­но предо­став­лен для раз­ме­ще­ния гос­пи­та­лей.

В це­лом в го­ды рус­ско-япон­ской, Пер­вой ми­ро­вой и за­тем Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной войн в Улан-Удэ бы­ло раз­ме­ще­но несколь­ко сотен гос­пи­та­лей.

Но Улан-Удэ име­ет нераз­рыв­ное от­но­ше­ние к де­лу По­бе­ды и с дру­гой сто­ро­ны. Сей­час, на­при­мер, пред­ла­га­ют по­ста­вить па­мят­ник мар­ша­лу Ро­кос­сов­ско­му. Но по­че­му ни­кто не хо­чет по­ста­вить па­мят­ник, на­при­мер, ге­не­рал­лей­те­нан­ту До­ва­то­ру? Он по­гиб, обо­ро­няя Моск­ву. Но ес­ли б он вы­жил, он, не­со­мнен­но, стал бы мар­ша­лом. Но немно­гие зна­ют о том, что он слу­жил в Верх­не­удин­ске.

Или, на­при­мер, мар­шал С. Н. Ко­нев. Имен­но из Верх­не­удин­ска его на­пра­ви­ли на съезд в Моск­ву. По­сле он при­ни­мал уча­стие во взя­тии Крон­штад­та, его за­ме­ти­ли, и по­том он стал мар­ша­лом. Но слу­жить-то он на­чи­нал в Верх­не­удин­ске! Так, мо­жет, сто­ит по­ста­вить па­мят­ни­ки мар­ша­лу Ко­не­ву, ге­не­рал-лей­те­нан­ту До­ва­то­ру? Ведь для них наш го­род был тем ме­стом, от­ку­да на­чал­ся их слав­ный бо­е­вой путь.

То­гда мы, уве­рен, по-дру­го­му бу­дем вспо­ми­нать во­ен­ную ис­то­рию – для ре­бя­ти­шек в том чис­ле.

«ПРА­ВИЛЬ­НЫЙ»

ТУРИЗМ

- А ка­ко­вы се­го­дняш­ние перспективы рес­пуб­ли­ки? Мож­но ли со­вре­мен­ную Бу­ря­тию на­звать при­вле­ка­тель­ной для ту­ри­стов?

- Я бо­лее трид­ца­ти лет про­во­жу экс­кур­сии по го­ро­ду и республике, по му­зе­ям. И ска­жу сме­ло – при­вле­ка­тель­ность огром­ная. Ту­ри­сты, тем бо­лее ино­стран­цы, жи­во ин­те­ре­су­ют­ся на­шей историей и куль­ту­рой. Ма­ло кто зна­ет, но к нам в Бу­ря­тию, в дель­ту Се­лен­ги, при­ез­жа­ют на­блю­дать за пти­ца­ми, - на­при­мер, ор­ни­то­ло­ги из Германии.

Про­сто у нас немно­го не хва­та­ет да­же не ком­фор­та – го­сти готовы жить прак­ти­че­ски в лю­бых усло­ви­ях, - а объ­яс­не­ния си­ту­а­ции и, как ни стран­но, мар­ке­тин­га. Лю­ди готовы пла­тить боль­шие деньги прак­ти­че­ски за лю­бые ин­те­рес­ные ве­щи, ес­ли им об этом хо­ро­шо и доступно рас­ска­зать. И сей­час си­ту­а­ция ме­ня­ет­ся к луч­ше­му. Ес­ли пра­виль­но всё по­ста­вить – куль­ту­ру, эт­но­гра­фию, ис­то­рию, - к нам по­тя­нет­ся ещё боль­ше ту­ри­стов.

- До сто­ле­тия рес­пуб­ли­ки оста­лось пять лет. На ваш взгляд, что нуж­но, что­бы до­стой­но от­ме­тить юби­лей­ную да­ту?

- За это пя­ти­ле­тие нам сто­ит за­ду­мать­ся об историко-куль­тур­ном из­да­нии, ко­то­рое мог­ло бы увле­ка­тель­но рас­ска­зать об ис­то­рии со­зда­ния рес­пуб­ли­ки, как, на­при­мер, об ис­то­рии граж­дан­ской вой­ны. Ведь это бы­ло ин­те­рес­ное и важ­ное вре­мя во всех смыс­лах. И то­гда мно­гие, да­же сре­ди пре­по­да­ва­те­лей ис­то­рии, смо­гут по­но­во­му взгля­нуть на те да­лё­кие со­бы­тия и до­сто­вер­но рас­ска­зать, как всё это про­ис­хо­ди­ло.

ГРАЖ­ДАН­СКАЯ ВОЙ­НА МИНОВАЛА ВЕРХНЕУДИНСК СТОРОНОЙ.

По­ка в Бу­ря­тии не из­да­но ни од­ной кни­ги, по­свя­щён­ной об­ра­зо­ва­нию рес­пуб­ли­ки.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.