ОБ­ЩАЯ ОТ­ВЕТ­СТВЕН­НОСТЬ

Ие­ро­мо­нах Ма­ка­рий о вос­ста­нов­ле­нии хра­мов, по­мо­щи ближ­не­му и нерав­но­ду­шию к обез­до­лен­ным де­тям.

AiF v Ivanove (Ivanovo) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Та­тья­на БАЛАНЦЕВА

«Всё, что сей­час про­ис­хо­дит в об­ще­стве, в го­ро­де, в стране, на­ша об­щая от­вет­ствен­ность. Важ­но жить чест­но, в первую оче­редь, с Гос­по­дом и с са­мим со­бой. И от­но­сить­ся друг дру­гу по­хри­сти­ан­ски», - счи­та­ет кли­рик Ива­но­во-Воз­не­сен­ской епар­хии ие­ро­мо­нах Ма­ка­рий.

СУДЬБОНОСНЫЙ ПОВОРОТ

- Отец Ма­ка­рий, да­вай­те зна­ко­мить­ся.

- У ме­ня бы­ла непро­стая жизнь. Я непри­яз­нен­но от­но­сил­ся к со­вет­ской вла­сти. В 31 год вме­сте с се­мьей и дву­мя детьми уехал жить за гра­ни­цу. Де­ти вы­рос­ли, же­на ме­ня оста­ви­ла, и в 2000-м го­ду я вер­нул­ся в Рос­сию. Всё из­ме­ни­лось. Из­ме­нил­ся и я, осо­знал, что нуж­но воз­вра­щать­ся. Мне то­гда бы­ло 46 лет. Сто­лич­ная жизнь не при­шлась по ду­ше. По­это­му по ре­ко­мен­да­ции дру­зей, без твёр­дых на­ме­ре­ний, я уехал в Ива­но­во. За­дер­жал­ся в Свя­тоВве­ден­ском мо­на­сты­ре.

- Рас­ска­жи­те, по­че­му ушли в мо­на­стырь?

- В мо­на­стырь не ухо­дят, а при­хо­дят. Как вы­хо­дят за­муж, на­при­мер. Долж­но быть не от­тор­же­ние, а, на­обо­рот, при­тя­же­ние - по­зи­тив­ная мо­ти­ви­ру­ю­щая си­ла, ко­то­рая ве­дёт че­ло­ве­ка в мо­на­ше­ство. Мо­на­ше­ство и брак чем-то по­хо­жи - это са­мо­от­да­ча. Ес­ли че­ло­век всту­па­ет в брак и хо­чет толь­ко по­лу­чать, та­кой брак дол­го не про­су­ще­ству­ет.

- Как оха­рак­те­ри­зу­е­те со­вре­мен­ных лю­дей?

- Как на­ция мы ста­ли силь­нее: жен­щи­ны боль­ше ро­жа­ют, про­дол­жи­тель­ность жиз­ни рас­тёт, смерт­ность па­да­ет. Это некие успе­хи. Но вся­кий успех нуж­но за­креп­лять, раз­ви­вать и углуб­лять. Се­го­дня го­су­дар­ство, цер­ковь и об­ще­ствен­ные си­лы за­ин­те­ре­со­ва­ны в этом и име­ют па­рал­лель­ное на­прав­ле­ние. Оно на­це­ле­но на бла­го­со­сто­я­ние на­ции и на­ро­да. Я счи­таю, что на­ша стра­на всё ещё пе­ре­жи­ва­ет пе­ри­од пе­ре­строй­ки. Она про­дол­жа­ет­ся. Сей­час очень от­вет­ствен­ный поворот в на­шей судь­бе.

- Как вы от­но­си­тесь к пре­по­да­ва­нию ре­ли­ги­оз­ных дис­ци­плин в шко­лах?

- Не слы­шал, что­бы кто-то ска­зал, что это пло­хо. А вот учат не все­гда гра­мот­но. По­это­му Ива­но­во-Воз­не­сен­ская епар­хия со­труд­ни­ча­ет с Ин­сти­ту­том раз­ви­тия об­ра­зо­ва­ния. Пра­во­слав­ные свя­щен­ни­ки и му­суль­ман­ские има­мы чи­та­ют там лек­ции учи­те­лям, го­то­вят их к ве­де­нию кур­са ос­нов ре­ли­ги­оз­ной куль­ту­ры и свет­ской эти­ки.

НЕ ПРИ­ШЛО ВРЕ­МЯ

- При преж­нем гу­бер­на­то­ре Ми­ха­и­ле Мене ак­тив­но ста­ли вос­ста­нав­ли­вать хра­мы. Те­перь пе­ре­ста­ли. По­че­му?

- Во­прос непро­стой, а те­ма очень ак­ту­аль­ная. Рань­ше де­рев­ня и се­ло бы­ли сре­до­то­чи­ем ос­нов­но­го на­се­ле­ния. А сей­час там ма­ло жи­те­лей - при­ез­жа­ют толь­ко дач­ни­ки. Пред­ставь­те се­бе, что Пре­зи­дент и Ду­ма да­дут огром­ные сред­ства на вос­ста­нов­ле­ние сель­ских церк­вей. При­едут ра­бо­чие, про­ве­дут мас­штаб­ные ра­бо­ты. А где взять свя­щен­ни­ков для этих хра­мов и при­хо­жан?

По­ка цер­ковь за­жи­вёт пол­но­кров­ной жиз­нью, прой­дёт вре­мя. Де­ти дач­ни­ков бу­дут рас­ти, уви­дят храм, нач­нут ту­да хо­дить, бу­дут участ­во­вать в при­ход­ской жиз­ни. При­ход за­ды­шит жиз­нью. Это дол­гий про­цесс.

- Сей­час этот про­цесс на на­чаль­ной ста­дии?

- Я бы ска­зал, что да. Осо­бен­но это ка- са­ет­ся сель­ских хра­мов, имен­но в си­лу со­ци­аль­но­эко­но­ми­че­ских из­ме­не­ний. Прой­дёт ка­кое-то вре­мя, и лю­ди из го­ро­дов бу­дут уез­жать жить бли­же к сель­ской мест­но­сти: жи­льё в го­ро­де слиш­ком до­ро­гое. Рас­пре­де­ле­ние го­род­ско­го на­се­ле­ния по ши­ро­ким при­го­ро­дам я на­блю­дал и за ру­бе­жом, и в Москве. Там на­ла­же­на ин­фра­струк­ту­ра, до­ро­ги хо­ро­шие, есть элек­трич­ки. Воз­мож­но, уже очень ско­ро жить в при­го­ро­де бу­дут и ивановцы.

- К во­про­су о до­ро­гом жи­лье. По-ва­ше­му, есть ли шанс вер­нуть­ся к нор­маль­ной жиз­ни у лю­дей, ко­то­рые в си­лу раз­ных при­чин ста­ли бом­жа­ми?

- Ли­ца без опре­де­лён­но­го ме­ста жи­тель­ства - это в 90% слу­ча­ев лю­ди боль­ные. Об­ще­ство се­го­дня до­ста­точ­но обес­пе­че­но для то­го, что­бы дать каж­до­му та­ко­му че­ло­ве­ку воз­мож­ность для ре­а­би­ли­та­ции. Но они са­ми не со­гла­ша­ют­ся. Для мно­гих смысл жиз­ни - ал­ко­голь. Ко мне как к свя­щен­ни­ку ча­сто под­хо­дят пья­ни­цы, про­сят ма­те­ри­аль­ной по­мо­щи. Я от­ве­чаю, гля­дя им в гла­за: я ско­ро умру, но и вы здесь не на­все­гда. И на Страш­ном Су­де вы ска­же­те: как это ты, рус­ский свя­щен­ник, ме­ня спа­и­вал? А я от­ве­чу: го­во­рил те­бе - бро­сай пить, ина­че по­гиб­нешь. Это иной раз за­став­ля­ет их за­ду­мать­ся.

РОДИТЕЛЬСКИЙ ПРОКОЛ

- Отец Ма­ка­рий, по­да­вать ли ми­ло­сты­ню на ули­це, осо­бен­но ес­ли про­сят де­ти? Или хо­дят с порт­ре­та­ми де­тей, ко­то­рые тя­же­ло боль­ны?

- По­про­шай­ни­че­ство - это ад­ми­ни­стра­тив­ное пра­во­на­ру­ше­ние. Ес­ли вы хо­ти­те по­мочь бед­ным и обез­до­лен­ным, най­ди­те ор­га­ни­за­цию, ко­то­рая по­мо­га­ет им ре­аль­но, на­при­мер, «Крас­ный крест», «Ко­лы­бель», раз­лич­ные бла­го­тво­ри­тель­ные фон­ды. И вне­си­те ту­да по­силь­ную сум­му. А со­дей­ство­вать по­про­шай­ни­че­ству не нуж­но. Я дол­гое вре­мя жил в США. Это са­мая бо­га­тая стра­на в ми­ре. Там те же са­мые лю­ди. Пом­ню, ехал на ма­шине. В тот день я не обе­дал и ку­пил се­бе бу­тер­брод. На све­то­фо­ре оста­но­вил­ся. У до­ро­ги си­дел че­ло­век и про­сил по­да­я­ния. Я ему от­дал бу­тер­брод, а он че­рез па­ру се­кунд его вы­бро­сил. Это за­ста­ви­ло ме­ня за­ду­мать­ся... Ре­ше­ние про­бле­мы - в за­ко­но­да­тель­ных из­ме­не­ни­ях, что­бы бро­дяж­ни­че­ство и по­про­шай­ни­че­ство сно­ва ста­ли на­ка­зу­е­мы­ми де­я­ни­я­ми.

- По­про­ша­ек на ули­цах ста­ло мень­ше, чем, к при­ме­ру, несколь­ко лет на­зад…

- Ко­гда си­дят цы­гане с детьми и изоб­ра­жа­ют по­про­ша­ек, я все­гда зво­ню «112». Ес­ли без де­тей - это ад­ми­ни­стра­тив­ное пра­во­на­ру­ше­ние. А ко­гда во­вле­ка­ют несо­вер­шен­но­лет­них, это уже уго­лов­ная ста­тья. И они зна­ют: я до­стал те­ле­фон - зна­чит, зво­ню в по­ли­цию. И тут же убе­га­ют. Мне в своё вре­мя го­во­рил май­ор по­ли­ции: хо­ти­те по­ряд­ка на ули­це - зво­ни­те нам ча­ще. Это на­ша об­щая от­вет­ствен­ность. Ес­ли мы не бу­дем с по­ли­ци­ей вза­и­мо­дей­ство­вать, то она ни­че­го не смо­жет сде­лать.

- Вы ска­за­ли, что про­бле­му с бом­жа­ми мож­но ре­шить за­ко­но­да­тель­но. А что де­лать с фак­та­ми же­сто­ко­го об­ра­ще­ния с детьми?

- Здесь про­бле­му нуж­но ре­шать на ис­пол­ни­тель­ном уровне. Же­сто­ко об­ра­ща­ют­ся с детьми в тех се­мьях, ко­то­рые и се­мьёй-то на­звать-то нель­зя. Это нар­ко­ма­ны, ал­ко­го­ли­ки, без­дель­ни­ки, про­сти­тут­ки... Я ви­дел 10-лет­них де­тей, ко­то­рых при­во­зи­ли в нар­ко­ло­ги­че­ский дис­пан­сер. Они ню­ха­ли клей, вы­пи­ва­ли. Я по­об­щал­ся с ре­бя­та­ми, глав­вра­чу ска­зал: нор­маль­ные де­ти. Вот что он мне от­ве­тил: «Де­ти-то нор­маль­ные. По­ка ещё. Но я дол­жен бу­ду вы­пи­сать их че­рез неде­лю или две, и они вер­нут­ся в ту же сре­ду, от ко­то­рой мы их пы­та­ем­ся спа­сти. И что с ни­ми бу­дет даль­ше?». Здесь де­ло в про­ко­ле ро­ди­те­лей, при­чем кри­ми­наль­ном. И в та­ких слу­ча­ях их нуж­но ли­шать ро­ди­тель­ских прав. Ес­ли вы ста­ли сви­де­те­лем, что над ре­бён­ком из­де­ва­ют­ся пси­хо­ло­ги­че­ски или фи­зи­че­ски, нуж­но со­об­щить в по­ли­цию. Нель­зя про­хо­дить ми­мо.

- Ду­ма­е­те, в Дет­ском до­ме им бу­дет луч­ше?

- Де­тям хо­ро­шо в се­мье, ес­ли эта се­мья до­стой­на сво­е­го на­зва­ния. А ес­ли это бор­дель или при­тон, то де­тям там пло­хо. И в на­ше вре­мя есть оче­редь на усы­нов­ле­ние ма­лы­шей-от­каз­ни­ков. Ду­маю, уже очень ско­ро столь же ак­тив­но бу­дут усы­нов­лять де­тей бо­лее стар­ше­го воз­рас­та. Не та мать, что ро­ди­ла, а та, что вскор­ми­ла. Де­ти ро­дят­ся от люб­ви, в том чис­ле и от люб­ви, ко­то­рая про­яв­ля­ет­ся при усы­нов­ле­нии. Это од­на и та же лю­бовь.

- Вы на­вер­ня­ка слы­ша­ли гром­кую ис­то­рию с по­хи­ще­ни­ем и убий­ством 2-лет­ней де­воч­ки. Она по­тряс­ла весь го­род. А ведь лю­ди, ко­то­рые бы­ли ря­дом, мог­ли предот­вра­тить пре­ступ­ле­ние. К то­му же ба­буш­ка де­воч­ки кри­ча­ла о по­мо­щи, она не мог­ла до­гнать пре­ступ­ни­цу.

- Это без­об­ра­зие. Но мно­гие лю­ди гу­ман­ны и вни­ма­тель­ны. И мы обя­за­ны тру­дить­ся над тем, что­бы их ста­ло ещё боль­ше.

Цер­ковь за­жи­вёт пол­ной жиз­нью, но долж­но прой­ти вре­мя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.