НЕСВОБОДНЫЕ ЛЮ­ДИ

Люд­ми­ла Кон­дра­шо­ва ­ о тра­ги­че­ских стра­ни­цах ис­то­рии и труд­но­стях со­вре­мен­ной жиз­ни

AiF v Ivanove (Ivanovo) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Та­тья­на БАЛАНЦЕВА

В на­ча­ле 1930-х го­дов в Ка­ра­ган­де на­шли уголь и ста­ли стро­ить шах­ты. школь­ни­кам нуж­но обя­за­тель­но это про­чи­тать.

- Вы ро­ди­лись в Ка­зах­стане? - Да. Мой па­па, Гри­го­рий Ива­но­вич, то­же вме­сте с ро­ди­те­ля­ми был со­слан в Ка­зах­стан из Орен­бург­ской об­ла­сти. Рас­ска­зы­вал, что с утра до но­чи тру­ди­лись все: он, ро­ди­те­ли, бра­тья и сёст­ры. Мои ро­ди­те­ли встре­ти­лись в из­гна­нии и в 1936 го­ду по­же­ни­лись. Вско­ре ро­ди­лась моя стар­шая сест­ра Та­тья­на, по­том брат, я и по­сле ещё трое бра­тьев. Бы­ло ше­сте­ро де­тей. Ре­прес­си­ро­ван­ные - это осо­бая ка­те­го­рия. Несвободные лю­ди. И та­ких бы­ло очень мно­го. За ни­ми ве­ли стро­гий кон­троль и учёт. Был го­лод, ра­бо­ты нет. Лю­ди сме­ши­ва­ли се­но с гли­ной и ле­пи­ли до­ми­ки. Ка­ра­ган­дин­ская об­ласть - это се­вер­ный Ка­зах­стан, там рез­ко кон­ти­нен­таль­ный кли­мат: ле­том жа­ра до 40 гра­ду­сов, а зимой мо­ро­зы до ми­нус 40 и силь­ные бу­ра­ны. Не знаю, как вы­жи­ва­ли ро­ди­те­ли, но ис­пы­тать при­шлось мно­го труд­но­стей. Ма­ма рас­ска­зы­ва­ла, что, ко­гда бы­ла бе­ре­мен­на стар­шей доч­кой, со­рва­ла с по­ля несколь­ко зё­рен пше­ни­цы и спря­та­ла их в ба­ноч­ку. Хо­те­ла сва­рить ка­шу. Её аре­сто­ва­ли и по­са­ди­ли на че­ты­ре ме­ся­ца.

- Как вы­жи­ли?

- Ро­ди­те­ли ста­ра­лись. В на­ча­ле 30-х го­дов в Ка­ра­ган­де на­шли уголь и ста­ли стро­ить шах­ты, отец по­шёл ту­да про­стым ра­бо­тя­гой. Ад­ский труд - ра­бо­тать от­бой­ны­ми мо­лот­ка­ми, ко­гда кру­гом ла­ва. Тру­ди­лись здесь в ос­нов­ном рус­ские, ко­то­рые счи­та­лись ку­ла­ка­ми. В 40-е го­ды сю­да при­вез­ли очень мно­го по­ли­ти­че­ских за­клю­чён­ных, осо­бен­но по­сле Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. В на­шем го­ро­де жи­ли лю­ди 70 на­ци­о­наль­но­стей! В том чис­ле ки­тай­цы, евреи, плен­ные нем­цы и цвет ин­тел­ли­ген­ции - ин­же­не­ры, кон­струк­то­ры, вра­чи, те, кто что-то не так ска­зал, и ко­го от­прав­ля­ли в ссыл­ку. Несмот­ря на это, го­род сфор­ми­ро­вал­ся до­стой­ный. Бы­ли от­кры­ты ве­дом­ствен­ные дет­ские са­ды и при них са­на­то­рии, в по­мощь ро­ди­те­лям. Ма­ма под­ра­ба­ты­ва­ла. И всё успе­ва­ла. Что­бы на­кор­мить боль­шую се­мью, она все­гда го­то­ви­ла пер­вое блю­до. Это был борщ. Вкус­нее его в жиз­ни по­том ни­че­го не ела! Сыт­ный и все­гда с ку­соч­ком мя­са, пусть и ма­лень­ким. Про­дук­ты за­ку­па­ли оптом: ме­шок му­ки, боч­ку ка­пу­сты. Ле­пи­ли пель­ме­ни, жа­ри­ли кот­ле­ты, пек­ли пи­ро­ги…

УПУЩЕНИЯ В ОБ­РА­ЗО­ВА­НИИ

- Как вы ока­за­лись в Ива­но­ве?

- Сю­да мы пе­ре­еха­ли уже с мо­им су­пру­гом Вик­то­ром Яко­вле­ви­чем и сы­ном Дмит­ри­ем в 1986 го­ду, ко­гда му­жу пред­ло­жи­ли ра­бо­ту в Ива­нов­ском ин­же­нер­но­стро­и­тель­ном ин­сти­ту­те. А до это­го я, 13-лет­няя де­воч­ка, по­сту­пи­ла в Са­ран­ское пе­дучи­ли­ще, по­то­му что все­гда меч­та­ла стать учи­тель­ни­цей. Об­ра­зо­ва­ние по­лу­чи­ла фун­да­мен­таль­ное. Мы, бу­ду­щие учи­те­ля на­чаль­ных клас­сов, се­рьёз­но про­хо­ди­ли все пред­ме­ты. По­том я мог­ла ра­бо­тать да­же в стар­ших клас­сах, пре­по­да­ва­ла ис­то­рию, гео­гра­фию и физ­куль­ту­ру. Ко­гда окон­чи­ла учи­ли­ще, мне и 18-ти ещё не ис­пол­ни­лось, и на ра­бо­ту брать ме­ня не хо­те­ли. Но в ито­ге да­ли вто­рой класс. 40 че­ло­век, уче­ни­ки са­мых раз­ных на­ци­о­наль­но­стей, а дис­ци­пли­на же­лез­ная. Школь­ни­ки на­чаль­ных клас­сов - это осо­бая энер­ге­ти­ка. Они от­но­си­лись ко мне по-доб­ро­му, и я к ним то­же. Да­же ко­гда по­ру­га­ешь, че­рез не­ко­то­рое вре­мя под­хо­дят и ла­стят­ся.

- В те го­ды, да­же несмот­ря на труд­но­сти, все жи­ли при­мер­но оди­на­ко­во. Я имею в ви­ду ма­те­ри­аль­ное по­ло­же­ние. Пом­ню, че­ты­ре ко­пей­ки сто­ил ки­ло­ватт элек­тро­энер­гии. А сей­час пла­тим су­ма­сшед­шие день­ги плюс ОДН. По­че­му? Мы с су­пру­гом - пен­си­о­не­ры, он ин­ва­лид пер­вой груп­пы. Непро­сто вы­жи­вать. Не все лекарства, ко­то­рые необ­хо­ди­мы для бо­лее эф­фек­тив­но­го ле­че­ния, вхо­дят в пе­ре­чень бес­плат­ных. Не вы­да­ют тест-по­лос­ки для опре­де­ле­ния уров­ня са­ха­ра в кро­ви. Го­во­рят, в Ива­но­ве мно­го де­тей с са­хар­ным диа­бе­том. Да­ле­ко не у всех со­ци­аль­но зна­чи­мых зда­ний есть пан­ду­сы. У фи­ли­а­ла вто­рой ива­нов­ской по­ли­кли­ни­ки его нет. Как взо­брать­ся по кру­той лест­ни­це ин­ва­ли­ду-ко­ля­соч­ни­ку? Наш подъ­езд - един­ствен­ный в до­ме, где есть пан­дус - удоб­ный, ме­тал­ли­че­ский. Уста­но­ви­ли, по­то­му что за­строй­щик зна­ет нас лич­но. И у всех но­вых до­мов по нор­мам обя­за­тель­но долж­ны быть пан­ду­сы. Мно­гие ли за­строй­щи­ки со­блю­да­ют это тре­бо­ва­ние?

- Как жерт­ва по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий вы по­лу­ча­е­те ка­ко­е­ли­бо по­со­бие?

- Быв­ший гу­бер­на­тор Па­вел Конь­ков рас­по­ря­дил­ся пла­тить по 100 руб­лей в ме­сяц. Но день­ги вы­да­ют на ру­ки раз в квар­тал и толь­ко по­сле то­го, как лич­но на­пи­шешь за­яв­ле­ние и при­ве­зёшь все до­ку­мен­ты. И так каж­дые три ме­ся­ца. Хо­ро­шее де­ло пре­вра­ти­ли в на­смеш­ку. Но са­мое боль­шое ис­пы­та­ние - это нера­вен­ство. Се­го­дня оно име­ет го­раз­до боль­шую ка­ра­тель­ную си­лу, чем в своё вре­мя ре­прес­сии. Мы и се­го­дня несвободные лю­ди.

Фо­то из ар­хи­ва Люд­ми­лы КОНДРАШОВОЙ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.