«Я ХО­ЖУ В ФУТБОЛКЕ С «ГРОБАМИ»

Лит­объ­еди­не­ни­ем в Ом­ске ру­ко­во­дит уче­ни­ца дет­ско­го по­эта Бе­ло­зё­ро­ва

AiF v Omske (Omsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - На­та­лья КОРНЕЕВА

В ЭТОМ ГО­ДУ У ПО­ЭТА

СПЛОШНЫЕ ЮБИЛЕИ. ПРИ­ЧЁМ СРА­ЗУ В НЕСКОЛЬ­КИХ СМЫСЛАХ: И В ЖИЗНИ, И В ТВОР­ЧЕ­СТВЕ.

Она от­ме­ти­ла круг­лую да­ту со дня рож­де­ния, ис­пол­ни­лось 40 лет с мо­мен­та вы­хо­да пер­вой про­грам­мы «Бри­ган­ти­на» на ом­ском ра­дио, 30 лет на­зад вы­шла пер­вая книж­ка её сти­хов.

ДЛЯ КО­ГО ПИШЕМ?

- У бра­тьев Стру­гац­ких в «Сказ­ке о трой­ке» есть ге­рой по име­ни Кон­стан­тин. Он при­ше­лец, и на сво­ей пла­не­те его про­фес­сия зву­чат так: «чи­та­тель сти­хов». При­чём он спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся толь­ко на ам­фи­бра­хии. Ду­ма­ет ли по­эт, для ко­го он пи­шет?

- Да про­стят ме­ня читатели кон­це­пи­ро­ван­ные (Чи­та­тель, ко­то­рый ви­дит за тек­стом ав­то­ра. - Ред.), ис­ку­шён­ные и неис­ку­шён­ные - сти­хи точ­но пи­шут­ся не для чи­та­те­ля, а по­то­му, что на­бо­ле­ло: ес­ли сей­час это не вы­плес­нешь, то за­дох­нёшь­ся, пой­дёшь ве­рёв­ку ис­кать или глу­по­сти де­лать. Это имен­но фи­зи­че­ское и ду­шев­ное спасение, ино­гда - эмо­ци­о­наль­ная ре­ак­ция, ко­гда что-то очень впе­чат­ли­ло, за­де­ло. В этот мо­мент да­же в го­ло­ву не при­хо­дит думать о чи­та­те­ле, но ко­гда сти­хи го­то­вишь к пуб­ли­ка­ции, то­гда дру­гое де­ло. Есть от­вет­ствен­ность за ка­че­ство, уро­вень то­го, что от­да­ёшь лю­дям.

- 2017 год для вас осо­бен­ный. Наста­ло вре­мя под­во­дить ито­ги?

- Мне в мо­ей не очень бо­га­той, мо­жет быть, не очень про­стой жизни ни­что ни­ко­гда не па­да­ло в ла­до­шки, но все­гда вез­ло на встре­чи с хо­ро­ши­ми людь­ми. Боль­шин­ство из них ста­но­ви­лись мо­и­ми дру­зья­ми или учи­те­ля­ми. Од­ним из мо­их пер­вых зна­чи­мых и важ­ных учи­те­лей стал Ти­мо­фей Бе­ло­зё­ров. Мы с ним встре­ти­лись в се­ре­дине 1970-х го­дов, но так сло­жи­лось, что мои сти­хи - моя то­нень­кая 12-ли­сто­вая тет­ра­доч­ка в кле­точ­ку бы­ла пе­ре­да­на Бе­ло­зё­ро­ву Ми­ха­и­лом Ма­ли­нов­ским, а вот с ним я со­вер­шен­но слу­чай­но столк­ну­лась од­на­жды во Двор­це куль­ту­ры «Юность». Я ока­за­лась на встре­че с пи­са­те­ля­ми, хо­тя не должна бы­ла. Я за­ни­ма­лась тан­ца­ми, сти­хи пи­са­ла в стол, а на эту встре­чу нас по­про­си­ли пой­ти по прось­бе ху­до­же­ствен­но­го ру­ко­во­ди­те­ля Двор­ца куль­ту­ры «Юность» (Ныне там рас­по­ла­га­ет­ся те­атр «Га­лёр­ка». - Ред.). Бы­ла зи­ма и хо­лод­но, пи­са­те­ли на встре­чу при­шли, а читатели нет.

У Бе­ло­зё­ро­ва бы­ла по­тря­са­ю­щая дет­скость, он об­ла­дал да­ром ви­деть мир свет­ло и ра­дост­но, как ре­бё­нок. Мне бог это­го да­ра не дал, и я в этом смыс­ле сво­е­го учи­те­ля под­ве­ла, по­то­му что он ду­мал, что я бу­ду дет­ским по­этом, а я вы­рос­ла, и мои сти­хи по­взрос­ле­ли вме­сте со мной.

- Ко­гда бы­ло на­пе­ча­та­но ва­ше пер­вое сти­хо­тво­ре­ние?

- Пер­вое в мо­ей жизни сти­хо­тво­ре­ние бы­ло на­пе­ча­та­но в га­зе­те «Ом­ская прав­да». Я зна­ла, что оно долж­но по­явить­ся, бе­га­ла к ки­ос­ку, по­том на­до­е­ло, и в ка­кой-то день не по­шла. Со­сед­ка, уви­дев ме­ня, ска­за­ла: «Ма­ри­ноч­ка, а мы чи­та­ли твои сти­хи». Я, ко­неч­но, по­бе­жа­ла по­ку­пать га­зе­ту. Ко­неч­но, её в этом ки­ос­ке уже не бы­ло, но я на­шла в дру­гих и ску­пи­ла весь остав­ший­ся ти­раж. Мог­ла се­бе та­кое поз­во­лить да­же с мо­ей фа­ми­ли­ей. Га­зе­та сто­и­ла две ко­пей­ки, и я раз­да­ри­ла её всем род­ствен­ни­кам и дру­зьям. Сти­хо­тво­ре­ние на­зы­ва­лось «Вес­на». Оно бы­ло без мо­ей фотографии,

ОФИЦИАЛЬНО

ЛИЧНОСТЬ

но мне ка­за­лось, что я иду по го­ро­ду - и лю­ди ме­ня узна­ют. Ви­ди­мо, то­гда я пе­ре­бо­ле­ла все­ми звёзд­ны­ми бо­лез­ня­ми: ни­ко­гда бо­лее не ис­пы­ты­ва­ла по­доб­но­го.

А СУДЬИ КТО?

- Сей­час очень по­пу­ляр­ны батлы, как вы от­но­си­тесь к ним?

- Я не про­тив фор­мы, что-то долж­но ме­нять­ся, я то­же люб­лю про­бо­вать. Во-пер­вых, ин­те­рес­но, во-вто­рых, нужно оценивать, всё же мо­гут спро­сить: а как те­бе это?

Один вопрос сму­ща­ет - а судьи кто? По­то­му что ес­ли в бат­лах по­беж­да­ет са­мый гор­ла­стый, са­мый ар­ти­стич­ный или тот, кто уме­ет охму­рять го­ло­сом, мик­ши­руя недо­стат­ки тек­ста, это плохо. Толпа, ко­то­рая сто­ит во­круг и по прин­ци­пу рим­ских пле­бе­ев и пат­ри­ци­ев оце­ни­ва­ет участ­ни­ков, как пра­ви­ло, мало по­ни­ма­ет в по­э­зии. Лю­ди ре­а­ги­ру­ют на близость те­мы, зна­ко­мую си­ту­а­цию, эф­фект­ную фра­зу и да­же на ис­поль­зо­ва­ние ма­та. По­лу­ча­ет­ся, по­бе­ди­те­лем становится не тот, у ко­го силь­ные сти­хи, а че­ло­век, вы­бран­ный по дру­гим кри­те­ри­ям.

- Сей­час мно­го га­стро­ли­ру­ю­щих по­этесс, та же Ве­ра По­лоз­ко­ва, Со­ла Мо­но­ва, Ах Аста­хо­ва. Чи­та­е­те ли их?

- Чест­но при­зна­юсь - ино­гда просто не знаю га­стро­ли­ру­ю­щих ав­то­ров, мо­жет быть, они хо­ро­шие. Наши встре­чи с чи­та­те­ля­ми не га­строль­ные и не плат­ные. Лю­ди по­сле них го­во­рят о «глот­ке чи­сто­го воз­ду­ха», о теп­ле и по­ни­ма­нии, о ка­тар­си­се. Ещё Бе­ло­зё­ров ме­ня брал с со­бой в ка­че­стве «при­стяж­ной», учил об­щать­ся с чи­та­те­ля­ми. Ко­гда мы вы­сту­па­ли в рам­ках Недели дет­ской кни­ги, у нас по­рой бы­ло по две-три встре­чи в день. Дети вы­стра­и­ва­лись ко мне за ав­то­гра­фа­ми так же, как к Ти­мо­фею Мак­си­мо­ви­чу, но у ме­ня сво­их кни­жек ещё не бы­ло, и он как-то мне пред­ло­жил рас­пи­сы­вать­ся на его. И од­на­жды ко мне по­до­шла учи­тель­ни­ца с книж­кой, где сто­ял мой ав­то­граф вме­сте с бе­ло­зё­ров­ским. Вот то­гда у ме­ня ком в горле встал и му­раш­ки про­бе­жа­ли. Ино­гда ка­жет­ся, что вре­мя не все­гда ли­ней­но, оно сме­ща­ет эти вре­мен­ные пла­сты - и ты как буд­то ма­ши­ной вре­ме­ни пе­ре­нёс­ся в про­шлое.

- Ко­гда вы при­шли в ли­те­ра­тур­ное объ­еди­не­ние?

- В 1979 го­ду ме­ня ту­да от­пра­вил Бе­ло­зё­ров. С 1995 го­да этим объ­еди­не­ни­ем ру­ко­во­жу я. У нас в 70-80-е про­хо­дил за­ме­ча­тель­ный еже­год­ный ли­те­ра­тур­ный празд­ник «Ом­ская зи­ма». Это неоце­ни­мый опыт об­ще­ния с людь­ми, ко­то­рые бы­ли для нас «па­мят­ни­ка­ми». Бла­го­да­ря этим встре­чам уда­лось по­зна­ко­мить­ся с Юри­ем Куз­не­цо­вым и Ва­лен­ти­ном Рас­пу­ти­ным, Вик­то­ром Аста­фье­вым и Вла­ди­ми­ром Кру­пи­ным... Это бы­ло сча­стье.

- Неко­то­рые ва­ши стро­ки очень лю­бят ци­ти­ро­вать…

- Ко­гда в Москве из­да­вал­ся Сло­варь со­вре­мен­но­го рус­ско­го го­ро­да, эпи­гра­фом к нему ста­ли строч­ки: «Я ин­ва­лид ав­то­бус­ных ба­та­лий, / Окреп­ла в них моя пря­мая речь». Я этим гор­ди­лась, по­ка не от­кры­ла сло­варь. Я, ко­неч­но, не име­ла в ви­ду на­столь­ко «креп­кую» речь.

- Как вы от­но­си­тесь к твор­че­ству Его­ра Ле­то­ва?

- Лич­но зна­ко­ма не бы­ла, но груп­пу «Граж­дан­ская обо­ро­на» знаю, с участ­ни­ка­ми об­ща­лась. Ува­жаю их са­мость, спо­соб­ность к со­про­тив­ле­нию си­ту­а­ции, прав­да, тре­во­жит, что по­сле про­слу­ши­ва­ния их пе­сен де­прес­сия неиз­беж­на. Но! На да­че я хо­жу в футболке с «ГрОбами». Кто-то из то­ва­ри­щей мо­их детей оста­вил, и я в неё впи­са­лась очень да­же хорошо.

БЕЗДЕНЕЖНЫХ МАРИНЫ БАТЛЫ ДОЛЖ­НЫ ОЦЕНИВАТЬ ПРОФЕС СИОНАЛЫ, А НЕ ТОЛПА.

Фо­то пресс­служ­бы биб­лио­те­ки им. А. С. Пуш­ки­на

Встре­чи с чи­та­те­ля­ми ста­ли для по­этес­сы тра­ди­ци­он­ны­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.