СТАРУШКУ-ЕВ­РО­ПУ НЕ УЗНАТЬ

Мы глу­бо­ко за­блуж­да­ем­ся, ко­гда ду­ма­ем, что за гра­ни­цей хо­ро­шо

AiF v Omske (Omsk) - - СИБИРЬ ТУРИЗМ - На­та­лья БЕРЯЗЕВА. Свет­ла­на ФРОЛОВА

«ПАРИЖ УТЕРЯЛ РОМАНТИКУ, ЕГО УЖЕ СЛОЖ­НО НА­ЗВАТЬ ГО­РО­ДОМ ВЛЮБЛЁННЫХ», – СЧИ­ТА­ЕТ ПУТЕШЕСТВЕННИЦА ИЗ СИ­БИ­РИ.

Но­во­си­бир­ская пи­са­тель­ни­ца и бло­гер, «Ма­дам Ин­тер­нет» На­та­лья Берязева лю­бит пу­те­ше­ство­вать. В этом го­ду она по­еха­ла с внуч­кой в тур по го­ро­дам Ев­ро­пы. Си­би­ряч­ка при­ш­ла к вы­во­ду, что за по­след­ние го­ды Ев­ро­па из­ме­ни­лась, и со­всем не в луч­шую сто­ро­ну.

МУСОРКА ЧЕ­ЛО­ВЕ­ЧЕ­СКИХ ДУШ

– Вы с внуч­кой за­ра­нее со­ста­ви­ли про­грам­му пу­те­ше­ствия по Ев­ро­пе?

– Да. Все­гда хо­те­ла, что­бы мой ре­бё­нок го­во­рил на ино­стран­ных язы­ках. Де­ло в том, что я 18 лет про­ра­бо­та­ла в Гер­ма­нии. У ме­ня там мно­го дру­зей. Хо­те­лось по­ка­зать внуч­ке ска­зоч­ные ме­ста – Ле­го­ленд, Дис­ней­ленд, Ной­шван­штайн, вдох­но­вив­ший Чай­ков­ско­го на со­зда­ние «Ле­бе­ди­но­го озе­ра». В фев­ра­ле ку­пи­ла би­ле­ты до Франк­фур­та­на-Майне. Ре­ши­ли, что даль­ше – в Мюн­хен. А от­ту­да – в Швей­ца­рию. К то­му же нуж­но бы­ло при­ду­мать, где сэко­но­мить: по­то­му что один вход в Дис­ней­ленд сто­ит 100 ев­ро (для ре­бён­ка – на пять ев­ро де­шев­ле). Для ме­ня это бе­ше­ные день­ги.

По­это­му боль­шая часть марш­ру­та бы­ла в Швей­ца­рии. Что­бы не сни­мать отель, оста­но­ви­лись у мо­ей по­дру­ги Элен. Мы пу­те­ше­ство­ва­ли по Цю­ри­ху, ели там са­мые луч­шие в Ев­ро­пе со­сис­ки, бы­ли в «Ди­но­за­у­ру­сму­зе­ум», и всё это – сре­ди не­де­ли: ни лю­дей, ни оче­ре­дей. В суб­бо­ту там всё за­ня­то.

– Ка­кие са­мые яр­кие впе­чат­ле­ния оста­лись от Швей­ца­рии?

– Швей­ца­рия мне очень по­нра­ви­лась: у те­бя пол­ное ощу­ще­ние, что с то­бой ни­ко­гда ни­че­го здесь не про­изой­дёт. Слу­чи­лось так, что я за­блу­ди­лась в Цю­ри­хе. Хо­ро­шо, что у ме­ня нор­маль­ный немец­кий (а там все го­во­рят на ре­тро­ро­ман­ском). По­до­шла к жен­щине, объ­яс­ни­ла, что не мо­гу най­ти до­ро­гу к су­пер­мар­ке­ту. И да­ма (чуть млад­ше ме­ня) сра­зу объ­яс­ни­ла, что мы ушли не в ту сто­ро­ну, пред­ло­жи­ла под­вез­ти, уточ­ни­ла, по­ня­ли ли мы до­ро­гу на­зад… Доб­рое от­но­ше­ние лю­дей ме­ня по­тряс­ло. И во­круг – та­кая чи­сто­та, в кон­тей­не­рах весь му­сор рас­сор­ти­ро­ван… За­то де­тей там фо­то­гра­фи­ро­вать нель­зя. – Это ещё по­че­му? – По­то­му что в Швей­ца­рии ча­сто во­ру­ют де­тей: кид­не­ппинг… Бы­ли мы в бас­сейне. Моя по­дру­га Элен фо­то­гра­фи­ро­ва­ла сво­е­го ре­бён­ка. Но по­до­шёл охран­ник и при­ка­зал уда­лить сним­ки. А ес­ли ты па­ру раз за неде­лю не при­вёл ре­бён­ка в са­дик – мо­жет прий­ти ра­бот­ник соц­служ­бы и объ­яс­нить те­бе, что ты пло­хая мать! Во­об­ще, там столь­ко за­ко­нов про­тив де­тей и ма­те­рей… По­это­му швей­цар­цы и не хо­тят ро­жать. Ре­бё­нок – это до­ро­гое удо­воль­ствие. За­то всё для взрос­лых! Хо­те­ла бы я там жить. Есть до­рож­ки для ве­ло­си­пе­дов, для тех, кто бе­га­ет по утрам, для ко­ля­сок. И всё в цве­тах… Че­го не ска­жешь о се­го­дняш­ней Гер­ма­нии. – А с ней что не так? – Рань­ше у ме­ня бы­ла меч­та: вот ста­ну пен­си­о­нер­кой и пе­ре­еду ту­да, где жи­вут на­ши луч­шие дру­зья. Де­сять лет на­зад там бы­ло чи­сто, кра­си­во. Все при­вет­ли­вы. За­то нын­че, по­бы­вав в Гер­ма­нии, по­ня­ла, что пе­ре­ду­ма­ла.

Нам нуж­но бы­ло пе­ре­но­че­вать во Франк­фур­те-наМайне од­ну ночь. Я за­ка­за­ла отель ря­дом с вок­за­лом. У ме­ня был план до­ро­ги до оте­ля, но я в нём пло­хо разо­бра­лась… Ста­ла спра­ши­вать про­хо­жих. Но око­ло вок­за­ла стран­ный на­род, ту­су­ет­ся мно­го нар­ко­ма­нов... – Вы не пре­уве­ли­чи­ва­е­те? – Нет. На­ко­нец я на­шла адек­ват­но­го нем­ца. Он объ­яс­нил нам до­ро­гу. А во­круг негры, ара­бы, все в гряз­ной одеж­де… Му­жи­ки с пи­вом, дре­да­ми, бом­жи­хи ва­ля­ют­ся. И та­кая «мусорка» под но­га­ми: шпри­цы, ка­кая-то туа­лет­ная бу­ма­га… Я та­ко­го ни­ко­гда в жиз­ни не ви­де­ла. Раз­ве что в Ин­дии. Но тут… Гер­ма­ния!

До­шли мы до го­сти­ни­цы в по­ло­вине две­на­дца­то­го. Ре­бё­нок спал на хо­ду. И там ока­за­лось, что на­шу бронь на отель от­ме­ни­ли из-за то­го, что мы её во­вре­мя не под­твер­ди­ли… скид­ка сго­ре­ла. При­шлось пла­тить пол­ную сум­му… Спать, как ока­за­лось, невоз­мож­но из-за шу­ма: за ок­ном орут, хо­хо­чут – пья­ные гу­ля­ют… Мне рас­ска­зы­ва­ли, что в Гер­ма­нии женщины дей­стви­тель­но ис­поль­зу­ют «тру­си­ки без­опас­но­сти» – что-то вро­де по­я­са вер­но­сти. – Мне ка­за­лось, это шут­ка… – Нет, есть та­кие тру­сы. Вы­нуж­де­ны на­де­вать: по­то­му что вся­кое мо­жет слу­чить­ся. Ко­гда в Бер­лине рус­скую де­воч­ку из­на­си­ло­ва­ли – ни­че­го не смог­ли до­ка­зать. От­вет один: мол, на­до быть толерантнее, са­ма на­про­си­лась. А де­воч­ке 13 лет.

АХ, ПАРИЖ… ТЫ УЖЕ НЕ ПАРИШЬ...

– А как вам по­ка­зал­ся го­род влюблённых – Париж?

– Я бы­ла в Па­ри­же 4 ра­за. Рань­ше при­ез­жа­ла ту­да по ра­бо­те. По­след­ний раз мы с му­жем бы­ли там на вы­став­ке ху­до­же­ствен­ной ли­те­ра­ту­ры 10 лет на­зад. Сво­бод­но за­шли в Нотр-Дам. И под но­га­ми бы­ла брус­чат­ка. Сей­час ка­кое-то кир­пич­ное кро­ше­во, ко­то­рое от лёг­ко­го ду­но­ве­ния вет­ра ле­тит в ли­цо. Я за­пом­ни­ла Париж Алек­сандра Ра­даш­ке­ви­ча: есть та­кой пре­крас­ный по­эт, ко­то­рый дав­но жи­вёт во Фран­ции. В 1991–1997 го­дах был лич­ным сек­ре­та­рём Ве­ли­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Ки­рил­ло­ви­ча и его се­мьи. Вот он по­ка­зал нам этот го­род на­сто­я­щим. Его Париж я люб­лю. Мы по­се­ти­ли мо­ги­лы ве­ли­ких по­этов на клад­би­ще, бы­ли в го­стях у фран­цуз­ской ху­дож­ни­цы на да­че. Об­ща­лись с людь­ми, ко­то­рые и есть дух этой стра­ны. Та­кую Фран­цию я обо­жаю. Это куль­ту­ра, ис­то­рия, и это лю­ди.

Ко­неч­но, внуч­ка по­та­щи­ла ме­ня сра­зу же на Эй­фе­ле­ву баш­ню. Рань­ше был та­кой при­го­рок, вни­зу – зе­лё­ная по­ля­на, и по­сре­ди неё сто­я­ла баш­ня. Сей­час – сна­ча­ла ки­ло­метр тур­ни­ке­тов. По­сле тур­ни­ке­тов – стой­ки, где про­ве­ря­ют всех по­ли­цей­ские. Каж­дый уро­вень баш­ни те­перь опла­чи­ва­ет­ся от­дель­но, а рань­ше пер­вый уро­вень – бес­плат­но. Хо­тя я да­же вни­кать не ста­ла, что и сколь­ко сто­ит. Мне хо­те­лось по­быст­рей от­ту­да сбе­жать.

И ни­ка­ких цветов, кра­со­ты, ро­ман­ти­ки... Внуч­ка спра­ши­ва­ет: «По­че­му баш­ня за­ржа­ве­ла?» Я ей от­ве­ти­ла: «По­то­му что дав­но сто­ит». Го­во­рят, три го­да на­зад та­ко­го не бы­ло. И ещё, из-за этой крош­ки под но­га­ми ал­лер­ги­кам очень неуют­но. Ко­ро­че, ещё од­на меч­та вдре­без­ги.

Я ду­ма­ла, что 1000 ев­ро мне долж­но хва­тить на по­езд­ку – не счи­тая би­ле­тов. В ито­ге Париж «съел» боль­ше 500 ев­ро. За два пол­ных дня.

Что ка­са­ет­ся Дис­ней­лен­да, то там в пят­ни­цу бы­ло столь­ко на­ро­да! Вез­де ма­га­зи­ны. Их го­раз­до боль­ше, чем ат­трак­ци­о­нов. На каж­дую ка­ру­сель нуж­но бы­ло сто­ять от ча­са. Что­бы сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся со ска­зоч­ны­ми ге­ро­я­ми – то­же ки­ло­мет­ро­вые оче­ре­ди. Но вы­ру­ча­ет то, что че­рез каж­дые 30 ми­нут про­хо­дит па­рад муль­тяш­ных пер­со­на­жей.

– Ваш со­вет че­ло­ве­ку, ко­то­рый едет за гра­ни­цу в пер­вый раз.

– Ко­гда мы ез­ди­ли в пер­вый раз с детьми, нам на­ши дру­зья ку­пи­ли ту­ри­сти­че­скую по­езд­ку на два дня. Там сра­зу бы­ли вклю­че­ны – про­езд, Дис­ней­ленд и всё осталь­ное. И был на­пи­сан марш­рут. Но всё же, по воз­мож­но­сти, нуж­но го­во­рить на язы­ке стра­ны, в ко­то­рую едешь. По­то­му что ино­стран­цы рус­ских бо­ят­ся – в первую оче­редь по­то­му, что мы не мо­жем ни­че­го объ­яс­нить. И хо­ро­шо бы кто-то по­мо­гал те­бе из мест­ных. И, ко­неч­но, нуж­но боль­ше де­нег: од­на ты­ся­ча ев­ро в Ев­ро­пе – это очень ма­ло. Но мы спра­ви­лись и уже стро­им но­вые пла­ны. Очень хо­чет­ся в Син­га­пур, там по­тря­са­ю­щий му­зей на­у­ки.

«ИЗНАСИЛО ВАЛИ? НА­ДО БЫТЬ ТОЛЕРАНТНЕЕ…»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.