«Я С БАБОЙ НЕ ПО­ЕДУ!»

По­че­му неко­то­рые пас­са­жи­ры не вос­при­ни­ма­ют жен­щи­ну­во­ди­те­ля?

AiF v Orenburzhye (Orenburg) - - ОРЕНБУРЖЬЕ ГОСТЬ НОМЕРА - Люд­ми­ла МАКСИМОВА

29 ОК­ТЯБ­РЯ - ДЕНЬ ВО­ДИ­ТЕ­ЛЯ. ПРО НЕКО­ТО­РЫХ ГО­ВО­РЯТ, ЧТО ОНИ РОЖ­ДА­ЮТ­СЯ С РУ­ЛЁМ В РУ­КАХ. СНА­ЧА­ЛА ОНА ГОНЯЛА НА ВЕЛОСИПЕДЕ, ПО­ТОМ НА МОПЕДЕ, МОТОЦИКЛЕ, МОТОРОЛЛЕРЕ, И НАПЕРЕКОР СЕ­МЬЕ ПО­ЛУ­ЧИ­ЛА ПРА­ВА НА АВ­ТО­МО­БИЛЬ.

О том, ка­ко­во жен­щине ра­бо­тать в го­род­ском и меж­ду­го­род­нем так­си, рас­ска­за­ла про­фес­си­о­наль­ный во­ди­тель Ве­ра ШИКУНОВА. «СЛОМАЛА» ТРАССУ

- Ве­ра Ива­нов­на, вам тя­же­ло бы­ло учить­ся во­дить ав­то­мо­биль?

- Нет. Го­во­рят же про маль­чи­ков, что они рож­да­ют­ся с ру­лём. Па­па ждал сы­на, ро­ди­лась я, да ещё и «с ру­лём в ру­ках». Сна­ча­ла ез­ди­ла на велосипеде, по­том на мопеде, на мотоцикле, за­тем на мотороллере, а в 2001 го­ду се­ла за руль ав­то­мо­би­ля. При­чём ме­ня не пус­ка­ли учить­ся. Я, ни­ко­му не го­во­ря, взя­ла день­ги (1000 руб­лей), по­шла и от­учи­лась. Стра­ха ни­ка­ко­го я то­гда не ис­пы­ты­ва­ла. Пер­вый ис­пуг я ис­пы­та­ла два го­да на­зад, ко­гда по­ня­ла, что ма­ши­на мо­жет не слу­шать­ся. Это бы­ло 3 мар­та, но­чью про­шёл дож­дик, а ра­но утром уда­рил мо­роз. Ма­ши­на ста­ла неуправ­ля­е­мой. В са­лоне пя­те­ро де­тей. Три ав­то­мо­би­ля пе­ре­до мной ушли в кю­вет. В ка­кой-то мо­мент «по­нес­ло» и нас, но у ме­ня боль­шая прак­ти­ка, и я смог­ла вы­ру­лить на обо­чи­ну. Час два­дцать я сто­я­ла и не мог­ла тро­нуть­ся с ме­ста. По­том дол­го не мог­ла прий­ти в се­бя. Я ез­ди­ла, но у ме­ня был страх, по­ка мне не ска­за­ли: «Ли­бо ты «сло­ма­ешь»

...ПО­ЧЕ­МУ НО­ВЫЕ РУБ­ЛИ ПО­ХО­ЖИ НА ЕВ­РО?

Вы­пу­сти­ли но­вые ку­пю­ры 200 и 2000 руб­лей. А по­че­му они та­кие стран­ные, на руб­ли непо­хо­жи, ско­рее на ев­ро? С. Фе­до­то­ва, Орен­бург

«Су­ще­ству­ют ми­ро­вые тен­ден­ции со­вре­мен­но­го ди­зай­на банк­нот, ко­то­рые учи­ты­ва­лись и при раз­ра­бот­ке банк­нот Бан­ка Рос­сии но­ми­на­лом 200 и 2000 руб­лей, от­ве­ти­ли «АиФ» в ЦБ. - К ним от­но­сит­ся ис­поль­зо­ва­ние бо­лее круп­ных изоб­ра­же­ний и яр­ких цветов, в том чис­ле для удоб­ства сла­бо­ви­дя­щих лю­дей. Банк­но­ты в об­ра­ще­нии долж­ны мак­си­маль­но от­ли­чать­ся друг от дру­га по цве­ту, что упро­ща­ет рас­по­зна­ва­ние их но­ми­на­лов. Цве­то­вая гам­ма но­вых банк­нот бы­ла опре­де­ле­на с учё­том это­го». Та­ким об­ра­зом, мож­но ска­зать, что но­вые руб­ли по­хо­жи на ев­ро по­то­му, что ев­ро - луч­ше. трассу, ли­бо трас­са «сло­ма­ет» те­бя». И эти сло­ва, как уша­том хо­лод­ной во­ды, ока­ти­ли ме­ня. По­ду­ма­ла, кто это ме­ня сло­ма­ет?! И я «сломала» трассу во вто­рой раз. Боль­ше ни­че­го не бо­я­лась.

- На­вер­ня­ка пас­са­жи­ры неред­ко вол­ну­ют­ся дорогой. Как вы их успо­ка­и­ва­е­те?

- Я их ни­как не успо­ка­и­ваю, по­то­му что у каж­до­го свой ха­рак­тер. Бук­валь­но недав­но са­дит­ся пья­ный пас­са­жир. Я пять мет­ров от до­ма отъ­ез­жаю и по­ни­маю, что в ма­шине невоз­мож­но на­хо­дить­ся, во­ня­ет. Оста­нав­ли­ва­юсь и вы­са­жи­ваю: «Все­го доб­ро­го, до сви­да­ния!» За­чем его учить че­му­то? Вот ещё слу­чай был. Ава­рия на трас­се, и од­на по­ло­ви­на пе­ре­кры­та, по ко­то­рой я долж­на ехать. Едет фу­ра на боль­шой ско­ро­сти, я еду по сво­ей по­ло­се - ни­ко­му не долж­на усту­пать. Но фу­ра не мо­жет за­тор­мо­зить, у неё длин­ный тор­моз­ной путь, а у мо­ей ма­ши­ны - ко­рот­кий. Лег­че мне. Фу­ра вы­шла на мою по­ло­су. Ко­неч­но, луч­ше я уступ­лю. У ме­ня шесть пас­са­жи­ров и я седь­мая. Он мне фа­ра­ми мор­га­ет: «Про­пу­сти». Я рез­ко тор­мо­жу, про­пус­каю фу­ру, и еду даль­ше. Все спа­ли. Од­на, вид­но, не спа­ла, как за­кри­чит на всю ма­ши­ну. Я не от­ре­а­ги­ро­ва­ла ни­как. Так эта де­вуш­ка ни­как не мо­жет успо­ко­ить­ся. Мне при­шлось встать на обо­чи­ну, по­вер­нуть­ся и ска­зать: «Что за па­ни­ка? Я про­фес­си­о­наль­ный во­ди­тель, вы со мной не пер­вый год ез­ди­те. Я предот­вра­ти­ла ава­рий­ную си­ту­а­цию, ко­то­рую он спро­во­ци­ро­вал». Она же это не по­ни­ма­ет. Я ска­за­ла: или жди­те вто­рое так­си, или по­едем даль­ше без па­ни­ки.

А бы­ва­ет, це­лу­ют­ся сза­ди, пер­вый Без вза­и­мо­вы­руч­ки се­го­дня на до­ро­ге про­сто не вы­жить.

раз друг дру­га ви­дя, - сме­ёт- ся Ве­ра Ива­нов­на. - Вся ма­ши­на проснёт­ся. Го­во­рю, толь­ко не раз­де­вать­ся. Я же не мо­гу ска­зать, пре­кра­щай­те там, под­шу­чи­ваю: «На­вер­ное, дав­но друг дру­га не ви­де­ли, со­ску­чи­лись». И та­кие си­ту­а­ции бы­ва­ют.

НА КОЛ­БА­СУ - НЕ ХВА­ТИТ

- А кол­ле­ги-муж­чи­ны вам по­мо­га­ют на до­ро­ге? - Как-то на трас­се ма­ши­на «за­ки­пе­ла». Толь­ко вста­ла, оста­но­ви­лись так­си­сты. Они зна­ют, что я од­на де­вуш­ка за ру­лём на трас­се. «Ве­роч­ка, в чём де­ло?» Кто как смог по­мог и со­про­во­ди­ли до Оренбурга. Я мо­гу и са­ма ко­ле­со по­ме­нять, но мне не нуж­но это де­лать, по­то­му что ме­ня зна­ют, оста­нав­ли­ва­ют­ся, да­же «га­зе­ли­сты». Но и я вы­ру­чаю. Как-то «га­зель» по­па­ла в ава­рию. Мы взя­ли с со­бой её пас­са­жи­ров.

- До меж­ду­го­род­не­го так­си вы

ведь ра­бо­та­ли в го­род­ском. Что вас ту­да при­ве­ло?

- От без­де­не­жья при­шлось там ра­бо­тать. Это бы­ло око­ло 9 лет на­зад. Не от хо­ро­шей жиз­ни че­ло­век идёт в так­си. Тут не за­ра­бо­та­ешь. На трас­се мож­но за­ра­бо­тать, а по го­ро­ду - нет. На хлеб с мас­лом хва­тит, а на кол­ба­су уже нет. Нуж­но ра­бо­тать круг­ло­су­точ­но, на сон два ча­са. Так­си по го­ро­ду - это не ра­бо­та. Ту­да идут, что­бы вы­жить па­ру недель, по­ка ждёшь до­стой­ную ра­бо­ту. Ко­гда го­во­ришь, что ра­бо­та­ешь в го­род­ском так­си, на те­бя смот­рят не как на че­ло­ве­ка, а ес­ли на трас­се да ещё со сво­ей ма­ши­ной, то уже как бы и ни­че­го.

Ко­гда я ра­бо­та­ла, бы­ли ра­ции. Мне од­на сме­на толь­ко давала хо­ро­шие за­ка­зы. Их в ос­нов­ном по­лу­ча­ли блат­ные. На Но­вый год раз­ве что мож­но бы­ло хо­ро­шо за­ра­бо­тать, ко­гда дей­ство­ва­ли двой­ные та­ри­фы. С пя­ти ве­че­ра до двух но­чи ез­ди­ла.

- Как ре­а­ги­ро­ва­ли пас­са­жи­ры, ви­дя за ру­лём де­вуш­ку?

- Од­на­ж­ды со мной от­ка­зал­ся ехать пас­са­жир: «Я с бабой не по­еду». Ма­шин нет, час пик. Я вста­ла непо­да­лё­ку, жду сле­ду­ю­ще­го за­ка­за по­бли­зо­сти. Воз­вра­ща­ет­ся

- А как вы от­ды­ха­е­те по­сле рей­са?

- Рань­ше мы ез­ди­ли и по но­чам. Но од­на­ж­ды я еха­ла с му­жем. Впе­ре­ди се­ла вы­пив­шая де­вуш­ка, она не зна­ла, что я по­за­ди неё. Под­вез­ли к до­му: «С вас 150 руб­лей». «Я бы хо­те­ла на­ту­рой с ва­ми рас­счи­тать­ся», - пред­ло­жи­ла она. Ду­маю про се­бя: «Ми­лый, боль­ше ты по но­чам ез­дить ни бу­дешь, и я то­же». Хо­тя муж по­ря­доч­ный. Он ей от­ве­ча­ет: «Де­вуш­ка, я пред­по­чи­таю на­лич­ный рас­чёт». А она: «А я - на­ту­рой». Он го­во­рит: «Ес­ли я со всех на­ту­рой брать бу­ду, ме­ня нена­дол­го хва­тит». Я ни­че­го не ска­за­ла, но с тех пор мы пе­ре­ста­ли ра­бо­тать по но­чам.

Ко­неч­но, мы очень уста­ём по­сле рей­сов. Спи­на бо­лит. У нас с го­да­ми вы­ра­бо­та­лась при­выч­ка. Ко­гда кто-то из нас воз­вра­ща­ет­ся, встре­ча­ем друг дру­га, ку­ша­ем, а по­том ло­жим­ся от­дох­нуть. И нам хва­та­ет 20 ми­нут сна, по­сле то­го, как от­мо­та­ли 600 ки­ло­мет­ров. Про­сы­па­ем­ся и едем на хо­зяй­ство. Рань­ше ез­ди­ли каж­дый день, сей­час взя­ли вы­ход­ной на вос­кре­се­нье. Вста­ём в че­ты­ре утра, в пол­пя­то­го вы­ез­жа­ем со­би­рать пас­са­жи­ров. Воз­вра­ща­ем­ся до­мой ве­че­ром в шесть - пол­седь­мо­го. Мы на ме­сте не си­дим. Жизнь ки­пит. Но всю жизнь, ко­неч­но, так ра­бо­тать не бу­дем.

«НЕ ОТ ХО­РО­ШЕЙ ЖИЗ­НИ ЧЕ­ЛО­ВЕК ИДЁТ В ТАК­СИ».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.