ПО­ДРОБ­НО­СТИ ЗА ЧТО НА­КА­ЗА­ЛИ?

AiF v Tule (Tula) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Дарья ВИШ­НЯ­КО­ВА Фото автора

Блед­но-жёл­тый об­шар­пан­ный дом. Шум, гро­хот. С од­ной сто­ро­ны до­ро­га и трам­вай­ные пу­ти, с дру­гой - двор, в по­след­нее вре­мя по­хо­жий на вок­зал под от­кры­тым небом.

«НЕ МЫ ЧУДИМ»

В ап­ре­ле жи­те­ли про­ве­ли суб­бот­ни­ки, со­бра­ли му­сор, по­са­ди­ли цве­ты. Те­перь здесь го­ры му­со­ра, клум­бы вы­дав­ле­ны ко­лё­са­ми ма­шин.

- Лю­ди по­чти день ждут при­ё­ма. Кро­ме дво­ра де­вать­ся им не­ку­да, - го­во­рит ту­ляч­ка Оль­га ОЛЕЙ­НИК. - Не­ред­ко за­ни­ма­ют оче­редь с ве­че­ра. К на­ча­лу ра­бо­че­го дня весь двор за­бит на­ро­дом. А у лю­дей, как из­вест­но, есть свои по­треб­но­сти.

Под на­ши­ми ок­на­ми справ­ля­ет­ся нуж­да, скап­ли­ва­ет­ся му­сор по уг­лам, зву­чит гром­кая му­зы­ка, бес­ко­неч­но га­зу­ют ав­то­мо­би­ли, вы­хло­па­ми ко­то­рых мы ды­шим.

По сло­вам жиль­цов, по­се­ти­те­ля­ми в ос­нов­ном яв­ля­ют­ся граж­дане стран СНГ, ко­то­рые На­деж­да ЛО­СЕ­ВА, при­е­ха­ла из Укра­и­ны в про­шлом го­ду:

- Мно­го­дет­ная ма­ма из Азер­бай­джа­на хо­дит с ре­бён­ком уже две неде­ли, каж­дый день сто­ит в оче­ре­ди, что­бы по­лу­чить вид на жи­тель­ство. Очень дол­го про­пус­ка­ют лю­дей. Там три ок­на, а ра­бо­та­ет од­на со­труд­ни­ца. Я хо­ди­ла к на­чаль­ни­ку Де­ни­су Алек­сан­дро­ви­чу Ось­ки­ну. Но он бес­си­лен что-ли­бо из­ме­нить.

А я стою здесь и дер­жу оче­редь для сво­ей до­че­ри, ко­то­рая ра­бо­та­ет. Ей нуж­но по­лу­чить раз­ре­ше­ние на вре­мен­ное про­жи­ва­ние. С утра сто­ял мой зять, те­перь я. Раз­го­ва­ри­ва­ют здесь с людь­ми по-хам­ски, гру­бят. Мы то­же все на нер­вах. И, ко­неч­но, мне жаль мест­ных жи­те­лей, но что же де­лать, коли в их до­ме рас­по­ло­же­на ми­гра­ци­он­ная служба.

Еле­на ВОРНИКОВА, при­е­ха­ла из Мол­да­вии: На­та­лья Ко­не­ва: «Ко­неч­но, мы ме­ша­ем мест­ным жи­те­лям, но не по сво­ей же во­ле». в по­след­нее вре­мя устра­и­ва­ют дра­ки и не об­ра­ща­ют вни­ма­ние на за­ме­ча­ния мест­ных жи­те­лей или ре­а­ги­ру­ют так, что де­тей из дво­ра при­хо­дит­ся уво­дить.

…Несколь­ко смуг­лых пар­ней ёжат­ся, пря­чась от до­ждя под ко­зырь­ком подъ­ез­да. Их до­рож­ные сум­ки лег­ко пре­вра­ти­лись в мяг­кие сту­лья.

- Дав­но ждём, - го­во­рят. - Сей­час обед. Ско­ро все вер­нут­ся, и опять бу­дем ча­са­ми ждать…

Вы­слу­шав ис­то­рию тяж­кой жиз­ни мест­ных, вски­ну­ли бро­ви: « А мы- то при чём? Не мы ж раз­ме­сти­ли здесь УФМС, да ещё и вход сде­ла­ли со дво­ра…» И прав­да, не они…

- Мы об­ра­ти­лись в по­ли­цию,

мол­да­ва­нин. Ко­гда мы вер­ну­лись сю­да, ска­за­ли, что до­ку­мен­ты все бу­дут оформ­ле­ны быст­ро. На са­мом де­ле всё тя­нет­ся уже тре­тий год. Я не мо­гу устро­ить­ся на ра­бо­ту, хо­тя имею выс­шее об­ра­зо­ва­ние по спе­ци­аль­но­сти «ин­же­нер-тех­но­лог пи­ще­вой про­мыш­лен­но­сти».

Ра­бо­тать и сто­ять здесь невоз­мож­но. При­хо­дит­ся выбирать. До­зво­нить­ся нель­зя никому и ни­ку­да. Мне это уда­лось толь­ко од­на­ж­ды, в непри­ём­ный день. При­ни­ма­ют тут от си­лы по 5-6 че­ло­век, а за­пи­сы­ва­ют­ся по 70. Ко­неч­но, мы все сто­им во дво­ре. А ку­да нам де­вать­ся? На­та­лья КО­НЕ­ВА, при­е­ха­ла из Укра­и­ны:

- С 23 ап­ре­ля мы не мо­жем по­лу­чить до­ку­мен­ты, ко­то­рые уже го­то­вы. При­е­ха­ли по про­грам­ме со­оте- - рас­ска­зы­ва­ет Оль­га. - Там нам от­ве­ти­ли, что ми­гран­ты не могут но­чью на­хо­дить­ся во дво­ре, посколь­ку ФМС ра­бо­та­ет днём. И при­сла­ли рас­пи­са­ние ра­бо­ты ор­га­ни­за­ции.

А ЧЕ­ГО Б НЕ ПЕ­РЕ­ЕХАТЬ?

ДЕ­ТИ ТУ­ЛЯ­КОВ НЕ МОГУТ ГУ­ЛЯТЬ ВО ДВО­РЕ.

По­сле это­го лю­ди со­бра­лись и на­пи­са­ли от­кры­тое пись­мо гу­бер­на­то­ру ре­ги­о­на. Рас­пи­са­ли свои бе­ды и пред­ло­жи­ли ему и по­ли­цей­ско­му на­чаль­ству по­жить в их до­ме.

- Мо­жет быть, они за­хо­тят ис­пы­тать все пре­ле­сти жиз­ни в на­шем до­ме, ес­ли не по­ве­рят на­ше­му рас­ска­зу? - ин­те­ре­су­ют­ся со­сед­ки Оль­ги Олей­ник, об­суж­дая своё пись­мо Вла­ди­ми­ру Груз­де­ву, и га­да­ют, дойдёт ли оно до ад­ре­са­та... че­ствен­ни­ков, а те­перь каж­дый день сто­им и пе­ре­пи­сы­ва­ем­ся на сле­ду­ю­щий. В на­шем спис­ке 90 че­ло­век. Каж­дый день как на ра­бо­ту. Я но­чью ра­бо­таю сто­ро­жем, а по­том сра­зу сю­да с вну­ком бе­гу.

Мол­да­ва­нин, от­ка­зав­ший­ся фо­то­гра­фи­ро­вать­ся и на­звать имя:

- Я при­е­хал сю­да по го­су­дар­ствен­ной про­грам­ме, и ни­ка­ких про­блем у ме­ня не бы­ло. Тёт­ки эти чушь толь­ко несут, не по­ни­ма­ют, да не зна­ют ни­че­го. Вы не пи­ши­те этих глу­по­стей, а то ведь гу­бер­на­то­ру по ма­куш­ке сно­ва на­сту­чат и дев­чон­кам на ме­сте - то­же.

Да, я тут но­че­вал неде­лю, сут­ки на­про­лёт сто­ял, но до­ку­мен­ты в ито­ге по­лу­чил и те­перь бу­ду нор­маль­но жить. Ес­ли че­ло­век хо­чет, он при­е­дет и до­бьёт­ся, и оче­редь от­сто­ит. Всё нор­маль­но ор­га­ни­зо­ва­но.

А то, что по­ли­цию вы­зы­ва­ют жиль­цы, их то­же по­нять мож­но, ведь тут при­ез­жие эти и ку­рят, и де­рут­ся. Про­сто че­ло­ве­ком на­до быть.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.