УСКАКАТЬ ОТ СМЕР­ТИ

AiF v Tule (Tula) - - ВОСКРЕСЕНЬЕ, 10 ИЮЛЯ - Еле­на РАВИНСКАЯ Фо­то из се­мей­но­го ар­хи­ва НИКОЛАЕВЫХ

Сей­час Оль­ге Ни­ко­ла­е­вой чуть за двадцать, у неё свой дом в при­го­ро­де Новомосковска, лю­бя­щий муж и пять ло­ша­дей: Ча­ра, Мэг­ги, Мар­ме­лад­ка, изящ­ный ры­сак Ар­го и по­ни Бил­ли, он же Буб­лик - ху­ли­ган и по­про­шай­ка, но доб­ряк и все­об­щий лю­би­мец. Слу­чи­лось чу­до? Да как ска­зать….

К лю­дям в бе­лых ха­ла­тах ни Оль­га, ни её ма­ма Татьяна Николаева дав­но пре­тен­зий не име­ют. А ведь мог­ли бы. Сна­ча­ла Оля по­лу­чи­ла ро­до­вую трав­му, а поз­же, ко­гда Татьяна ста­ла по­до­зре­вать, что с ма­лыш­кой что-то не так, док­то­ра объ­яс­ни­ли, что ни­че­го страш­но­го, про­сто у де­воч­ки сла­бые мыш­цы, вот и не си­дит до сих пор. Ус­по­кой­тесь и не чи­тай­те ме­ди­цин­ских жур­на­лов.

Татьяна по­вез­ла доч­ку в Моск­ву и с боль­шим тру­дом про­би­лась к про­фес­со­ру Сер­гею Пио­тров­ско­му. Све­ти­ло, счи­тав­ший­ся в то вре­мя круп­ней­шим спе­ци­а­ли­стом по дет­ско­му це­ре­браль­но­му па­ра­ли­чу, ска­зал со­чув­ствен­но: «Обра­тись вы к нам, ко­гда де­воч­ке бы­ло три ме­ся­ца, то сей­час она бы­ла бы со­вер­шен­но здо­ро­ва. А те­перь…»

Че­го там, не­ко­то­рые в та­ких си­ту­а­ци­ях по­сту­па­ют про­сто: сда­ют ущерб­но­го ре­бён­ка в при­ют и жи­вут се­бе даль­ше. У Та­тья­ны уже бы­ла дочь Ма­ша, вполне здо­ро­вая, муж. Ну по­пла­ка­ла бы да и сми­ри­лась. Вре­мя ле­чит и всё та­кое… Татьяна ска­за­ла се­бе гром­кое «нет»! Несмот­ря на то что и муж, отец Оли, ушёл из се­мьи - не вы­дер­жал нерв­но­го на­пря­же­ния, на­вер­ное.

СЛО­ВО СТА­РО­ГО ЛИТОВЦА

Борь­ба за здо­ро­вье де­воч­ки про­дол­жа­лась с пе­ре­мен­ным успе­хом, од­на­ко ко­рен­но­го пе- ре­ло­ма в по­ло­жи­тель­ную сто­ро­ну не бы­ло. Как и дру­гие её товарищи по несча­стью, во­зи­ла дочь по раз­ным док­то­рам и ле­ка­рям. Кто-то об­на­де­жи­вал, кто-то лишь раз­во­дил ру­ка­ми. Уже ни де­нег, ни сил не оста­ва­лось про­дол­жать эту борь­бу. И тут Татьяна узна­ла, что в Виль­нюс при­ез­жа­ет де­ле­га­ция аме­ри­кан­ских вра­чей, боль­ших спе­ци­а­ли­стов по ДЦП. Со­брав по­след­ние ко­пей­ки, взя­ла Та­ня Олю в охап­ку и по­еха­ла. Товарищи по ра­бо­те и дру­гие доб­рые лю­ди, со­пе­ре­жи­вав­шие ис­кренне, по­мог­ли.

Аме­ри­кан­цы, к ко­то­рым ма­те­ри уда­лось-та­ки про­бить­ся, ни­че­го кон­крет­но­го не ска­за­ли. Силь­но усо­мни­лись в том, что мож­но что-то ра­ди­каль­но из­ме­нить в Оли­ном со­сто­я­нии. А вот по­жи­лой док­тор-ли­то­вец по­со­ве­то­вал, ка­за­лось бы, ка­кую-то пу­стя­ко­ви­ну. Мол, ва­шей де­воч­ке по­мо­гут во­да, пе­сок и ло­ша­ди.

Ка­кой пе­сок? Ка­кие ло­ша­ди? До­ро­гу­щие ле­кар­ства ока­за­лись бес­по­лез­ны­ми, за­мор­ские эс­ку­ла­пы па­су­ют, а тут на­те вам - ло­ша­ди. В об­щем, вер­ну­лась Татьяна из При­бал­ти­ки с оче­ред­ным разо­ча­ро­ва­ни­ем. Но раз­го­вор со ста­рым ли­тов­цем всё-та­ки в ду­шу за­пал.

ПО­НИ - ЭТО ЖИЗНЬ

Как-то на­ка­нуне ле­та род­ствен­ни­ки ска­за­ли Та­тьяне: а почему бы те­бе с тво­и­ми дев­чон­ка­ми не съез­дить в на­шу де­рев­ню под Ка­лу­гой? Там чи­стый воз­дух, реч­ка Жиз­д­ра, пляж пес­ча­ный. В до­ме всё рав­но ни­кто не жи­вёт. Мест­ные мо­лоч­ком из-под ко­ров­ки на­по­ят. «Реч­ка чи­стая, пе­сок», - вспом­ни­лись сло­ва ста­ро­го ли­тов­ско­го док­то­ра. А что? Ху­же-то не бу­дет! Ну и по­еха­ли. Че­рез пол­то­ра ме­ся­ца вод­ных про­це­дур и сол­неч­но­пес­ча­ных ванн Оля, ко­то­рую вна­ча­ле при­хо­ди­лось тас­кать к реч­ке и об­рат­но на ру­ках, на кру­той ко­со­гор под­ни­ма­лась уже са­ма. Толь­ко что за руч­ку ма­ми­ну дер­жа­лась.

До шко­лы-ин­тер­на­та, в ко­то­рой де­воч­ка по­лу­ча­ла сред­нее об­ра­зо­ва­ние, от до­ма рас­сто­я­ние с ки­ло­метр, не бо­лее. Здо­ро­во­му ре­бён­ку - де­ся­ть­пят­на­дцать ми­нут бод­рым ша­гом. Оля до­би­ра­лась за час. При­чём с му­ка­ми. Но не сда­ва­лась. Раз уж на­ча­ла хоть как-то хо­дить, то на­до хо­дить - убеж­да­ла се­бя. А од­на­жды в окош­ко ин­тер­нат­ское уви­де­ла па­су­щих­ся во дво­ре лох­ма­тых смеш­ных ло­ша­док. Нет, про странные сло­ва ли­тов­ско­го док­то­ра знать она, ко­неч­но, ни­че­го не мог­ла, слиш­ком ма­ла бы­ла то­гда. Но почему-то при­шла в та­кой вос­торг, что ед­ва до­жда­лась окон­ча­ния за­ня­тий. За­пы­хав­шись, про­кри­ча­ла с по­ро­га: «Ма­ма, там ко­ни!»

Та­тья­ну как то­ком уда­ри­ло - что за ко­ни? От­ку­да - ко­ни? А вот от­ку­да - из то­го дав­не­го раз­го­во­ра в Виль­ню­се. На­ве­ла справ­ки и узна­ла про ип­по­те­ра­пию, ме­то­ди­ку по тем вре­ме­нам не то что ред­кую - эк­зо­ти­че­скую. Ко­ни, а это бы­ли по­ни, пер­вые ло­ша­ди со­зда­вав­шей­ся то­гда в Но­во­мос­ков­ске кон­но­спор­тив­ной шко­лы, вско­ре пе­ре­бра­лись на по­сто­ян­ное ме­сто ра­бо­ты, в рас­по­ло­жен­ный по со­сед­ству Дет­ский парк. Оля ста­ла ту­да хо­дить, в эту шко­лу. И ес­ли до­ро­га за­ни­ма­ла преж­де час, то те­перь ми­нут двадцать, не бо­лее. За­ня­тия ока­за­лись на­столь­ко эф­фек­тив­ны­ми, что че­рез пол­го­да де­воч­ка чуть не до­ве­ла ма­му до об­мо­ро­ка, пу­стив­шись на её гла­зах в га­лоп. И не на по­ни, а на на­сто­я­щем ор­лов­ском ры­са­ке по име­ни Об­зор. Гля­дя на это сбыв­ше­е­ся сча­стье, и ма­ма Та­ня, и ди­рек­тор пар­ка Игорь Куз­не­цов, дав­ший пол­ный карт-бланш за­ня­ти­ям Оли с ло­шад­ка­ми, толь­ко что не пла­ка­ли.

ДИ­ПЛОМ ДЛЯ МА­МЫ

А Оля де­воч­ка бы­ла ум­нень­кая, учи­лась хо­ро­шо. Учё­ба по­до­шла к кон­цу, на­до что-то даль­ше бы­ло де­лать. Знакомые под­ска­за­ли, что в Ми­хай­лов­ском рай­оне, в Ря­зан­ской об­ла­сти, есть тех­ни­кум для ре­бят с огра­ни­чен­ны­ми фи­зи­че­ски­ми воз­мож­но­стя­ми. И Оля по­еха­ла. Учи­лась на бух­гал­те­ра, жи­ла в об­ще­жи­тии. Вы­учи­лась на «от­лич­но», при­е­ха­ла до­мой и ска­за­ла: «Ма­ма! Ну­жен был те­бе ди­плом бух­гал­те­ра? На, возь­ми. А я к Иго­рю Ва­си­лье­ви­чу. К ло­ша­дям!» И ста­ла ра­бо­тать в той са­мой кон­но­спор­тив­ной шко­ле, в пря­мом смыс­ле дав­шей ей пу­тёв­ку в жизнь. На­сто­я­щую. Под­ра­ба­ты­ва­ла Оля Николаева в мо­на­ше­ском ски­ту, по хо­зяй­ству. Отец Ана­ста­сий, под­ме­тив Оли­ны ста­ра­ния и лю­бовь к ло­ша­дям, при­вез её как-то в де­рев­ню, по­ка­зал ко­бы­лу, от хво­ста до спу­тан­ной гри­вы об­леп­лен­ную ре­пья­ми. Ска­зал: «Сде­ла­ешь из неё че­ло­ве­ка - твоя бу­дет». Оля сде­ла­ла за два ме­ся­ца из ху­дой без­на­дёж­ной кля­чи изящ­ную ло­шадь.

НИ­КО­ГДА НЕ ОПУСКАЙТЕ РУ­КИ.

УДА­ЧА ПРЕБУДЕТ!

Ну а про то, что бы­ло даль­ше, до­га­дать­ся нетруд­но. Толь­ко вот ещё что. Про­ща­ясь с ав­то­ром этих строк, Оля Николаева по­про­си­ла пе­ре­дать всем- всем- всем, что­бы, ка­кая бе­да ни слу­чи­лась, рук не опус­ка­ли. И уда­ча обя­за­тель­но пребудет.

Ар­го и ама­зон­ка.

Оли­на ло­шадь на ды­бы - ма­ма в об­мо­рок.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.