КАК ИЗ­МЕ­НИТЬ НА­СТРО­Е­НИЕ ГО­РО­ЖАН?

По­че­му ту­ля­ки ждут имен­но его на оста­нов­ках?

AiF v Tule (Tula) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Ан­то­ни­на ПОЗДНЯКОВА Фото ав­то­ра

Пять лет на­зад «АиФ в Ту­ле» про­во­дил кон­курс «На­род­ный во­ди­тель». То­гда сре­ди его по­бе­ди­те­лей был из­вест­ный в Ту­ле че­ло­век Вла­ди­мир Си­ня­ков. Но с тех пор я его на на­шем марш­ру­те не ви­де­ла. Где он те­перь?

О. Иванова, Ту­ла

Вла­ди­мир СИ­НЯ­КОВ ра­бо­та­ет на марш­ру­те 9. Се­год­ня, на­ка­нуне Дня ра­бот­ни­ков ав­то­транс­пор­та, он стал го­стем на­шей ре­дак­ции.

- Вла­ди­мир Вик­то­ро­вич, пас­са­жи­ры влюб­ля­ют­ся в вас с пер­вой по­езд­ки. А пер­вый вы­езд на го­род­ской марш­рут помни­те?

- Пер­вый мой марш­рут был 1т, на ко­то­ром я про­ез­дил шесть лет. Имен­но там я по­нял: не хо­чу мол­чать, хо­чу раз­го­ва­ри­вать с пас­са­жи­ра­ми и де­лить­ся с ни­ми хо­ро­шим на­стро­е­ни­ем.

Как-то утром в пу­стой са­лон за­шли две ста­руш­ки и на­ча­ли де­лить од­но ме­сто: там сум­ки бы­ло удоб­нее по­ста­вить. Жду, по­ка при­ся­дут, что­бы ехать даль­ше, а они всё не уго­мо­нят­ся. По­во­ра­чи­ва­юсь, го­во­рю: «Доб­рый день! С хо­ро­шим на­стро­е­ни­ем вас!» Они удив­лён­но по­смот­ре­ли на ме­ня и се­ли: сра­бо­та­ло! А даль­ше по­нес­лось... Неко­то­рые кол­ле­ги спра­ши­ва­ют: «По­че­му ты го­во­ришь пас­са­жи­рам спасибо, ведь ты их ве­зёшь, а не они те­бя?» Но я с ран­них лет знал, что на­до преж­де все­го ува­жать тех, ко­го ты ве­зёшь.

В 1976 го­ду мне бы­ло 15 лет - для во­ди­те­ля го­доч­ков не хватало, по­это­му по­шёл учить­ся на ав­то­элек­три­ка, что­бы уж на­чать свой путь, как го­во­рит­ся, с ни­зов. Учил­ся в Но­во­мос­ков­ске, про­хо­дил прак­ти­ку, по­зна­ко­мил­ся со ста­ры­ми во­ди­те­ля­ми. Ка­кая это шко­ла куль­ту­ры бы­ла! Ка­кая го­тов­ность к лю­бой си­ту­а­ции и по­ни­ма­ние, как с ней спра­вить­ся!

- Вы дух чер­па­ли у ста­рой гвардии, а как нас­чёт ны­неш­ней мо­ло­дё­жи, ко­то­рая в первую оче­редь ори­ен­ти­ро­ва­на на за­ра­бо­ток, а не на свой про­фес­си­о­на­лизм, не на ин­тел­ли­гент­ность во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с пас­са­жи­ра­ми и кол­ле­га­ми на до­ро­гах?

- Так на­до вос­пи­ты­вать. Пря­мо на до­ро­ге. К при­ме­ру, едем мы па­рал­лель­но с во­ди­те­лем дру­гой марш­рут­ки, мы с ним кон­ку­рен­ты: от то­го, сколько че­ло­век на оста­нов­ке мы по­са­дим, за­ви­сит наш за­ра­бо­ток. Ви­жу, на по­во­ро­те он хо­чет ме­ня обо­гнать, что­бы пер­вым при­быть на оста­нов­ку. Что де­лаю я? Про­сто при­тор­ма­жи­ваю и про­пус­каю его впе­рёд. Со­весть ра­бо­та­ет в лю­бом слу­чае. Он ви­дит, что я усту­паю ему, ино­гда да­же мо­жет про­ехать эту оста­нов­ку в знак бла­го­дар­но­сти. Вот так и вос­пи­ты­ва­ем друг дру­га, то, что за­ло­же­но ста­ры­ми во­ди­те­ля­ми, пе­ре­да­ём друг дру­гу.

- Ваш «ро­ман» с ав­то­транс­пор­том длит­ся 40 лет. Мно­гое из­ме­ни­лось на до­ро­гах?

- Мно­гое. Ещё недав­но на до­ро­гах бы­ла вак­ха­на­лия. Ез­ди­ли, кто как хо­тел. Ес­ли ты вы­ез­жа­ешь с оста­нов­ки, мно­гие ста­ра­лись те­бе при­жать. Мол, не лезь, это моя по­ло­са. Сей­час это­го нет. От­но­ше­ния меж­ду во­ди­те­ля­ми лег­ко­ву­шек и марш­ру­ток на­ла­ди­лись.

Ес­ли кто-то уме­ет поль­зо­вать­ся мо­мен­та­ми, не ме­шая, а ис­кус­но и кра­си­во ла­ви­руя, то и про­пус­кать при­ят­но. Но есть и те, кто спе­ци­аль­но под­ре­за­ет, это мно­гое го­во­рит о нём как о че­ло­ве­ке. Ав­то­лю­би­тель не дол­жен под­вер­гать опас­но­сти дру­гих участ­ни­ков дви­же­ния.

- Го­род­ские вла­сти взя­лись за част­ни­ков. «Ка­лё­ным же­ле­зом» штра­фов при­ви­ва­ют куль­ту­ру во­жде­ния и при­уча­ют оста­нав­ли­вать­ся не где при­дёт­ся, а где по­ло­же­но. Чув­ству­е­те ре­зуль­тат?

- По­яви­лась дис­ци­пли­на. Вот, на­при­мер, на на­шем марш­ру­те мы чёт­ко со­блю­да­ем трёх­ми­нут­ный ин­тер­вал.

Я бы об­ра­тил вни­ма­ние вла­сти на оста­нов­ки. Не все из них удоб­но рас­по­ло­же­ны для пас­са­жи­ров. Вот взять ули­цу То­ка­ре­ва. Есть оста­нов­ка «Сак­ко и Ван­цет­ти» и оста­нов­ка «Магнит», а меж­ду ни­ми на­хо­дят­ся сто­ма­то­ло­гия, кли­ни­ка - ме­ста, ку­да едут лю­ди с ко­сты­ля­ми, с ма­лень­ки­ми детьми, и по­лу­ча­ет­ся: им ещё на­до ид­ти пеш­ком. Мо­жет, луч­ше, де­лать оста­нов­ки ря­дом с со­ци­аль­ны­ми объ­ек­та­ми?

Есть у ме­ня дав­няя меч­та. Мне очень хо­чет­ся, что­бы в Ту­ле бы­ло мет­ро, на­зем­ное или под­зем­ное, что­бы че­ло­век от об­ласт­ной боль­ни­цы за пять ми­нут мог до­брать­ся до Зе­лен­строя. Раз­ве пло­хо? И до­ро­га раз­гру­зит­ся.

Утром у нас за­пол­не­но За­ре­чье, по­сто­ян­ная проб­ка на трол­лей­бус­ном коль­це на Зе­лен­строе. По­че­му бы в час-пик не сде­лать на та­ких участ­ках ре­вер­сив­ное дви­же­ние, от­дав од­ну из встреч­ных по­лос под дви­же­ние в ту сто­ро­ну, ку­да образуется проб­ка. Для это­го, ко­неч­но, нуж­на спе­ци­аль­ная раз­мет­ка, бри­га­да со­труд­ни­ков ГИБДД. Но при этом они же быст­рее бы при­ез­жа­ли на ме­сто ава­рии, и ско­рее устра­ня­лись бы по­след­ствия.

- Кста­ти, нас­чёт ава­рий. Сей­час, что­бы их чис­ло со­кра­тить, уже­сто­ча­ют пра­ви­ла сда­чи на пра­ва…

- Ко­гда я сда­вал, мы от­ве­ча­ли все­го на 10 во­про­сов, но, на мой взгляд, луч­ше пус­кай они услож­ня­ют­ся и уже­сто­ча­ют­ся, чем че­ло­век ли­шит­ся жиз­ни по незна­нию. Это же не про­сто так де­ла­ет­ся. На эк­за­мене по­нят­но: лишь бы от­ве­тить, но ведь в ко­неч­ном ито­ге ты об­ма­ны­ва­ешь не ин­струк­то­ра, а се­бя. Пра­ви­ла до­рож­но­го дви­же­ния на­до так же лю­бить, как и свою тех­ни­ку.

КУ­ДА РАСШИРЯЕМСЯ?

- Вы сме­ни­ли несколь­ко марш­ру­тов. Есть ка­кая-то спе­ци­фи­ка на каж­дом?

- На пя­том трам­вае про­ра­бо­тал че­ты­ре го­да, по­сле по­шёл в му­ни­ци­паль­ный транс­порт. Но я не смог там ра­бо­тать, не хватало об­ще­ния, жиз­ни вме­сте с зем­ля­ка­ми. Не бу­ду же я на весь ав­то­бус кри­чать, хо­тя с мик­ро­фо­ном ез­дил. Но тут воз­ник ка­зус. При вы­хо­де все пас­са­жи­ры бла­го­да­рят - кто шо­ко­лад­ку, кто спасибо ска­жет. По­ка пол-ав­то­бу­са прой­дёт ми­мо ка­би­ны, уже все гра­фи­ки про­зе­ва­ешь.

По­это­му ушёл на 23-й марш­рут. Три го­да по­ра­бо­тал, а по­том при­шёл на де­вя­тый. Свои пе­ре­ме­ще­ния на­зы­ваю рас­ши­ре­ни­ем зо­ны дей­ствия хо­ро­ше­го на­стро­е­ния.

У ме­ня есть да­же по­сто­ян­ные пас­са­жи­ры. Од­на­жды за­шла де­вуш­ка лет 19 и на весь са­лон го­во­рит: «Я так дол­го вас жда­ла».

- А ча­сто ез­ди­те как пас­са­жир?

- Ко­гда есть вре­мя. Очень люб­лю ез­дить в об­ще­ствен­ном транс­пор­те и на­сла­ждать­ся ви­да­ми го­ро­да, осо­бен­но но­чью. Ну и шу­чу в са­лоне, ко­неч­но же. Неко­то­рые по го­ло­су ме­ня узна­ют, неко­то­рые по шут­кам.

- А шут­ки и об­ще­ние за ру­лём не от­вле­ка­ют от до­ро­ги?

- На са­мом де­ле всё про­ис­хо­дит под боль­шим кон­тро­лем. У во­ди­те­ля хоть го­ло­ва и не кру­тит­ся на 360 гра­ду­сов, как у со­вы, но об­зор то­же боль­шой.

- Вы юмо­ри­те и до­ма?

- Ко­неч­но, это по­мо­га­ет не уны­вать. Же­на у ме­ня все­гда сме­ёт­ся, но одер­ги­ва­ет: «ты уже взрос­лый», а я не мо­гу оста­но­вить­ся.

Это, на­вер­ное, всё за­ло­же­но ро­ди­те­ля­ми с дет­ства. Па­па все­гда мне го­во­рил: «Не уны­вай!». Я во­об­ще до пя­ти лет кри­чал и пла­кал, как рас­ска­зы­ва­ли ро­ди­те­ли. На­вер­ное, то­гда всё и вы­пла­кал, а те­перь вот на­род раз­вле­каю.

Мне па­ру раз да­же го­во­ри­ли, что у ме­ня про­ска­ки­ва­ет одес­ский юмор. Мо­жет быть. Я од­но­го сво­е­го де­душ­ку не знаю, он ушёл на вой­ну ка­ва­ле­ри­стом и по­гиб в 1945 го­ду. Ба­буш­ка моя в Одес­се до вой­ны ра­бо­та­ла гу­вер­нант­кой и по­зна­ко­ми­лась там с ним, но боль­ше про него мне узнать не уда­лось, так что, мо­жет быть, есть во мне что-то одес­ское. Во­об­ще у ме­ня на­ме­ша­но кро­ви са­мой раз­ной - и ку­бан­ских ка­за­ков, и немец­кая, и азер­бай­джан­ская, и укра­ин­ская, по­это­му я ко всем пас­са­жи­рам оди­на­ко­во от­но­шусь, в мо­ём са­лоне нет на­ци­о­наль­но­стей. Мой са­лон - это мик­ро­мир: кто-то ин­же­нер, кто-то про­стой ра­бо­чий, но для ме­ня все на од­ном уровне.

- Го­во­рят, что шу­ты - са­мые груст­ные лю­ди на све­те…

- Си­ту­а­ции бы­ваю раз­ные, но за­вет от­ца я ста­ра­юсь со­блю­дать все­гда. Ко­неч­но, на­едине с са­мим со­бой бы­ва­ет, что за­ду­ма­ешь­ся, по­гру­стишь, но всё-та­ки юмор и жиз­не­ра­дост­ность - это не мас­ка, это идёт из­нут­ри.

КАК ВОС­ПИ­ТЫ­ВА­ЛИ

АНЮ?

- Ва­ша дочь Аня во­дит ма­ши­ну. А как вы от­но­си­тесь к жен­щи­нам за ру­лём марш­ру­ток?

- При­ят­но, ко­гда в кол­лек­ти­ве есть жен­щи­ны. От­но­сить­ся к ним на­до с ува­же­ни­ем и брат­ской лю­бо­вью. Мно­гие из них име­ют выс­шее об­ра­зо­ва­ние, но жизнь так сло­жи­лось, что при­шлось вый­ти на марш­рут и осво­ить дру­гую про­фес­сию.

А нас­чёт сте­рео­ти­пов рас­ска­жу слу­чай. У нас на 9-м марш­ру­те ра­бо­та­ла На­та­лья, так вот один её пас­са­жир сел по­том ко мне и го­во­рит: «Я всю жизнь за ру­лём, но так, как она ак­ку­рат­но ве­дёт ма­ши­ну, не каж­дый му­жик смо­жет».

Мы мо­жем го­во­рить что угод­но, но всё ле­жит на жен­ских пле­чах. Сла­бые они толь­ко в од­ном: от­кры­ва­ют­ся муж­чи­нам, а неко­то­рые этим поль­зу­ют­ся.

- А доч­ка не хо­те­ла по ва­шим сто­пам пой­ти?

- Дев­чон­ка она у ме­ня бо­е­вая. Ре­ши­ла пой­ти в ка­дет­ский кор­пус - и по­шла на спа­са­те­ля учить­ся, по­том окон­чи­ла ме­ди­цин­ский фа­куль­тет и ста­ла пред­ста­ви­те­лем фар­ма­цев­ти­че­ской ком­па­нии в Ту­ле.

В ме­ня по­шла, был слу­чай, она как раз учи­лась на спа­са­те­ля, и их за­ста­ви­ли лезть в лю­ки. Спро­си­ли, кто по­ле­зет, а там гниль, за­пах, ка­на­ли­за­ция. Ну моя два­жды сла­за­ла. Всё по­то­му, что в дет­стве в де­ревне её при­учил. Ме­шал на­воз, она по­до­шла и на­ча­ла: «Ф-у-у!». Я взял её и на­чал мед­лен­но опус­кать, она руч­ка­ми во­шла, виз­жа­ла. За­то те­перь ни­ка­кие за­па­хи ей ни­по­чём.

КО­ГДА РА­БО­ТА­ЕТ СО­ВЕСТЬ?

КО­МУ ПО­МО­ГА­ЕТ

ЛЮ­БОВЬ?

- В этом го­ду вы с же­ной от­ме­ча­е­те 25-лет­ний юбилей. Как вы по­зна­ко­ми­лись?

- Я от­ды­хал в Ег­ны­шов­ке. До это­го ал­ко­голь не упо­треб­лял, а там немно­го рас­сла­бил­ся, и не зря, ина­че не по­до­шёл бы к ней. Она очень се­рьёз­ный че­ло­век и сей­час мой са­мый глав­ный цен­зор. Я ведь ещё и сти­хи пи­шу. Ну то­гда по­зна­ко­ми­лись, по­гу­ля­ли вме­сте, и я сде­лал пред­ло­же­ние. Она дол­го ду­ма­ла. Ми­нут 15.

Моя же­на - хоть и се­рьёз­ный, но очень сер­деч­ный че­ло­век, 15 лет она про­ра­бо­та­ла в цен­тре ре­а­би­ли­та­ции несо­вер­шен­но­лет­них. Лю­ба ви­де­ла и ма­ло­лет­них мам, и нар­ко­ма­нов, и тех, кто про­сто за­мы­ка­ет­ся в се­бе. Каж­до­му из них она ста­ра­ет­ся по­мочь, про­пус­ка­ет их ис­то­рии че­рез се­бя, это вос­хи­ща­ет.

Лю­ба - кон­сер­ва­тор, я же ско­рее в се­мье но­ва­тор, на­вер­ное, по­это­му и не мо­жем жить друг без дру­га уже чет­верть века.

Куль­ту­ру во­ди­те­лям при­ви­ва­ют «ка­лё­ным же­ле­зом», и это при­во­дит к боль­ше­му по­ряд­ку на до­ро­гах.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.