С ДУРАШЛИВОЙ ИЗЮ­МИН­КОЙ

Как те­атр, в ко­то­рый мно­гие не ве­ри­ли, стал на­род­ным.

AiF v Tule (Tula) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Ан­то­ни­на ПОЗД­НЯ­КО­ВА Фо­то из ар­хи­ва те­ат­ра-сту­дии «МЮСЛИ»

ОБНОВЛЁННЫЙ СПЕК­ТАКЛЬ «ТОРМАШКИ! ОБРАТНАЯ СТО­РО­НА ЗЕМ­ЛИ» ПРЕД­СТА­ВИЛ В НА­ЧА­ЛЕ НО­ЯБ­РЯ НА­РОД­НЫЙ ТЕ­АТР «МЮСЛИ». СЛОЖ­НО ПО­ВЕ­РИТЬ, ЧТО У СТУ­ДИИ, КО­ТО­РАЯ СЕЙ­ЧАС БЛИСТАЕТ ЗА РУ­БЕ­ЖОМ, 8 ЛЕТ НА­ЗАД НЕ БЫ­ЛО ДА­ЖЕ ВЕШАЛКИ, С КО­ТО­РОЙ ТЕ­АТР И НА­ЧИ­НА­ЕТ­СЯ. БЫ­ЛА ЛИШЬ МА­ЛЕНЬ­КАЯ АУДИ­ТО­РИЯ И СТУ­ДЕН­ТЫ-ЕДИ­НО­МЫШ­ЛЕН­НИ­КИ С ГОРЯЩИМИ ГЛА­ЗА­МИ. ИХ «ЗАЖИГАЛА» ВЫ­ПУСК­НИ­ЦА ПЕ­ДА­ГО­ГИ­ЧЕ­СКО­ГО ВУ­ЗА ЛЮД­МИ­ЛА КАЦЕРО (ШМАРАКОВА), ОС­НО­ВА­ТЕЛЬ И РЕ­ЖИС­СЁР ТЕ­АТ­РА.

- Ис­то­рия сту­дии «МЮСЛИ» на­чи­на­ет­ся со сту­ден­че­ской са­мо­де­я­тель­но­сти. Ещё в ву­зе я на­чи­на­ла иг­рать в те­ат­ре и уже то­гда пред­при­ни­ма­ла первые по­пыт­ки со­здать соб­ствен­ный спек­такль. Мы с еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми ка­та­лись по раз­ным фе­сти­ва­лям, нам очень нра­ви­лась эта сре­да и очень хо­те­лось её про­дол­же­ния на на­шей ро­дине, в Ту­ле. После окон­ча­ния ву­за я на­ча­ла ис­кать та­кую воз­мож­ность. На­шей пер­вой сту­ди­ей ста­ла ин­сти­тут­ская ауди­то­рия, ко­то­рая по ве­че­рам пре­вра­ща­лась в ма­лую «сце­ну». До­воль­но ско­ро со­став на­шей труп­пы на­чал по­пол­нять­ся не толь­ко те­ми, с кем я учи­лась, но и ре­бя­та­ми из дру­гих ву­зов. На­зва­ние «МЮСЛИ» при­шло са­мо со­бой - мы та­кие же раз­но­шёрст­ные, непо­хо­жие друг на дру­га, но всё-та­ки мы вме­сте.

- В то вре­мя ты мог­ла се­бе пред­ста­вить, что сту­дия бу­дет жить так дол­го?

- То­гда в уни­вер­си­те­те, в ко­то­ром нам вы­де­ли­ли ауди­то­рию,в ку­лу­а­рах хо­ди­ли фра­зы о те­ат­ре­од­но­днев­ке: мол, по­иг­ра­ют сту­ден­ты ме­сяц-два и раз­бе­гут­ся.

Мы не пре­тен­до­ва­ли на ге­ни­аль­ность и все­гда го­во­ри­ли, что мы - лю­ди, ко­то­рым ин­те­рес­но за­ни­мать­ся од­ним де­лом, и по­тря­сать мы ни­ко­го не хо­тим. На­ча­ли учить­ся и раз­ви­вать­ся.

Недав­но де­ти спро­си­ли, ду­ма­ла ли я вна­ча­ле, что бу­дут и по­езд­ки на меж­ду­на­род­ные фе­сти­ва­ли, и боль­шие на­гра­ды, и зва­ние на­род­но­го те­ат­ра? Я от­ве­ти­ла, что мне то­гда это­го очень хо­те­лось. Это бы­ла меч­та, ко­то­рая ма­я­чи­ла как иде­аль­ное во­пло­ще­ние то­го, чем мы за­ни­ма­лись. Ведь го­во­рят, что, ес­ли ты очень чёт­ко пред­став­ля­ешь се­бе пе­ред гла­за­ми то, чего те­бе хо­чет­ся, то это про­изой­дёт. Так и по­лу­чи­лось. Ви­зу­а­ли­за­ция в дей­ствии.

ВЫ­ХОД­ЦЫ ИЗ СКАЗ­КИ

- С ка­ко­го спек­так­ля всё на­ча­лось?

- На­ча­лось всё со сказ­ки, яр­кой, по­зи­тив­ной. Спек­такль, по­став­лен­ный по про­из­ве­де­нию ан­глий­ской пи­са­тель­ни­цы Эдит Не­с­бит, опре­де­лил на­ши ос­нов­ные на­прав­ле­ния: бы­ло мно­го тан­цев, пе­сен, что мы ак­тив­но ис­поль­зу­ем и по сей день.

Первые три го­да для сту­дии бы­ли вре­ме­нем по­ис­ка. С са­мо­го на­ча­ла мы на­зы­ва­ли се­бя экс­пе­ри­мен­таль­ным те­ат­ром,по­это­му мог­ли се­бе поз­во­лить на сцене, ска­жем так, неко­то­рые «ша­ло­сти». Вто­рым на­шим спек­так­лем ста­ла «ин­фер­наль­ная ко­ме­дия» со­вре­мен­но­го дра­ма­тур­га Еле­ны Иса­е­вой.

- Знаю, что с са­мо­го на­ча­ла внут­ри сту­дии все бы­ли рав­ны и ни­кто не об­ра­щал­ся к ру­ко­во­ди­те­лю на «вы». Тра­ди­ция со­хра­ни­лась?

- Да, я по-преж­не­му для всех Лю­ся. В на­шем же те­ат­ре иг­ра­ют не толь­ко сту­ден­ты, но и под­рост­ки. С детьми я сна­ча­ла пы­та­лась со­блю­дать ди­стан­цию, но это как-то не при­жи­лось. Я се­бя не по­зи­ци­о­ни­рую как стро­го­го школь­но­го учи­те­ля, ско­рее - бли­же к во­жа­той. Тем бо­лее что ча­сто и де­ти, и взрос­лые за­ня­ты в од­ном спек­так­ле, они ви­дят, как мы об­ща­ем­ся с ро­вес­ни­ка­ми, и не хо­тят быть на вто­рых ро­лях. По­это­му мы все на «ты».

А «вы» тре­бу­ет опре­де­лён­ной суб­ор­ди­на­ции, ко­то­рая не очень под­хо­дит для то­го на­стро­е­ния и той ат­мо­сфе­ры, ко­то­рую я хо­чу со­здать, - сво­бод­ной, воль­ной, с лёг­кой «су­ма­сшед­шин­кой».

Ко­неч­но, в плане дис­ци­пли­ны со вре­ме­нем я ста­ла жёст­че. Сей­час я уже мо­гу «по­стро­ить». И остав­ляю за со­бой пра­во на ре­ше­ние пре­кра­тить ра­бо­ту с че­ло­ве­ком, ес­ли он на­пле­ва­тель­ски от­но­сит­ся к те­ат­ру, поз­во­ля­ет се­бе про­пус­кать ре­пе­ти­ции, сплет­ни­ча­ет или пы­та­ет­ся ко­го-то «под­си­деть». Наш те­атр - это се­мья, и для по­доб­ной га­до­сти ме­ста в нём нет. Но при всей мо­ей прин­ци­пи­аль­но­сти все­гда мо­гу при­знать свою ошиб­ку, из­ви­нить­ся.

ОБРАСТАЯ БАЙКАМИ

- Пе­да­го­ги­че­ское об­ра­зо­ва­ние ру­ко­во­дить те­ат­ром по­мо­га­ет?

- Я счи­таю, что у ре­жис­сё­ра долж­но быть выс­шее об­ра­зо­ва­ние, не обя­за­тель­но свя­зан­ное с те­ат­ром. По­то­му что я не ра­бо­таю с про­фес­си­о­наль­ны­ми ар­ти­ста­ми - я учу лю­дей иг­рать в те­ат­ре, по­это­му пе­да­го­ги­че­ское об­ра­зо­ва­ние в этом смыс­ле пошло мне на поль­зу. Я знаю, как вы­стра­и­вать за­ня­тия, мо­гу внят­но объ­яс­нить, что хо­чу по­лу­чить на вы­хо­де экс­пе­ри­мен­та, что имен­но нуж­но де­лать, что­бы по­лу­чил­ся хо­ро­ший спек­такль. По­мо­га­ет так­же по­ни­ма­ние под­рост­ко­вой пси­хо­ло­гии. Ча­сто бы­ва­ет, что какие-то свои внут­рен­ние пе­ре­жи­ва­ния ре­бя­та «при­но­сят» в сту­дию: и на­до уметь вы­слу­шать, по­мочь, под­дер­жать.

- А стиль об­ще­ния внут­ри сту­дии опре­де­лил­ся сра­зу?

- Да, с пер­вых же дней ра­бо­ты те­ат­ра сфор­ми­ро­ва­лась семейная ат­мо­сфе­ра. У нас есть об­щие празд­ни­ки, мы от­ме­ча­ем дни рож­де­ния все вме­сте. У нас есть и свои тра­ди­ции: после зна­чи­мых для сту­дии со­бы­тий мы пус­ка­ем по кру­гу ча­шу с мюсли в знак еди­не­ния. И каж­дый но­ви­чок на­шей ко­ман­ды при­вно­сит в те­атр что-то своё. По­яв­ля­ют­ся но­вые ле­ген­ды, бай­ки и хох­мы, ма­лень­кий те­атр об­рас­та­ет ис­то­ри­ей.

Че­рез три го­да у нас се­рьёз­но об­но­вил­ся со­став, на­ча­лась но­вая стра­ни­ца в ис­то­рии на­шей сту­дии - фе­сти­валь­ная. Наз­рел во­прос о смене сце­ны: уни­вер­си­тет­ской ауди­то­рии нам уже не хва­та­ло. К то­му мо­мен­ту, ко­гда мы при­ня­лись за поиски пло­щад­ки в го­ро­де, мы уже успе­ли при­нять уча­стие в из­вест­ном одес­ском фе­сти­ва­ле «Мо­ло­ко». Про нас мно­го то­гда пи­са­ли. На­вер­ное, имен­но по­это­му свои две­ри нам от­кры­ли сра­зу три сце­ни­че­ские пло­щад­ки. Так что у нас да­же был вы­бор - мы оста­но­ви­лись на ГКЗ, в ко­то­ром до сих пор и «жи­вём».

Во­об­ще же, тот пе­ри­од был очень пло­до­твор­ным и на фе­сти­ва­ли, и на спектакли - за год у нас слу­чи­лось че­ты­ре пре­мье­ры, кро­ме то­го, мы по­лу­чи­ли гу­бер­на­тор­ский грант на несколь­ко твор­че­ских про­ек­тов.

АЙ ДА ПУШКИН!

- Чем ру­ко­вод­ству­ешь­ся, ко­гда вы­би­ра­ешь ре­пер­ту­ар?

- Все­гда ста­ра­юсь де­лать что­то необыч­ное и ин­те­рес­ное. В на­ших ко­ме­ди­ях при­сут­ству­ют двой­ные смыс­лы, раз­ные пла­сты - от ко­ме­дий­но-бытового до мистического. Как-то мы да­же за­мах­ну­лись на на­ше­го Алек­сандра Сер­ге­е­ви­ча Пуш­ки­на по­ка­за­ли его «нетра­ди­ци­он­но», эда­ким озор­ным, сво­бод­ным, жи­вым по­этом. Пуш­кин­ские цы­гане у нас бы­ли в джин­сах и фут­бол­ках. И тан­це­ва­ли рок-н-ролл. Спек­такль на­зы­вал­ся «Иг­ра в Пуш­ки­на». Кста­ти, имен­но он стал пер­вой на­шей фе­сти­валь­ной ра­бо­той. - По ка­ко­му прин­ци­пу вы­би­ра­е­те фе­сти­ва­ли, в ко­то­рых хо­те­ли бы участ­во­вать?

- Мы очень раз­бор­чи­вы. Есть та­кие фе­сти­ва­ли, на ко­то­рых, что­бы вы­сту­пить, нуж­но за­пла­тить. Есть дру­гие, где про­хо­дит кон­курс­ный от­бор. Нас ин­те­ре­су­ют толь­ко по­след­ние, по­то­му что сра­зу яс­но, что ор­га­ни­за­то­ры ду­ма­ют о ка­че­стве. Ну и ко­гда те­бя ото­бра­ли из сот­ни за­явок, зна­чит, ты чего-то всё­та­ки сто­ишь.

- Вы ез­ди­ли и на все­рос­сий­ские фе­сти­ва­ли, и в Ев­ро­пу. Чем они от­ли­ча­ют­ся?

- За гра­ни­цей нас лю­бят боль­ше. Ча­стень­ко бы­ва­ет, что нас от­би­ра­ют, на­при­мер,на фе­сти­валь в Гра­на­ду, но мы при этом не под­хо­дим для ка­ко­го-ни­будь те­ат­раль­но­го фе­сти­ва­ля в Са­ра­то­ве. Впер­вые за ру­беж мы вы­еха­ли в Ис­па­нию. Нам по­вез­ло, что у нас был в ре­пер­ту­а­ре спек­такль «ТОРМАШКИ!», в ко­то­ром нет слов, и про пе­ре­вод ду­мать не на­до бы­ло: это кло­у­на­да, пан­то­ми­ма, мир чу­да­ков. Очень теп­ло нас при­ни­ма­ли в Гер­ма­нии, в Бре­мене.

В этом го­ду я на­ча­ла ра­бо­тать с ре­бя­та­ми из под­рост­ко­вой сту­дии, пла­ни­ру­ем вы­ехать с ни­ми на фе­сти­валь школь­ных те­ат­ров в Бос­нии и Гер­це­го­вине.Мои ре­бя­та по­лу­чи­ли спец­приз от жю­ри, хо­тя на­гра­ды бы­ло всего две - Гран-при и спе­ци­аль­ная.

В Ев­ро­пе лю­ди ши­ре смот­рят на мно­гие ве­щи, и это пра­виль­но, ведь те­атр не тер­пит хан­же­ства. Те­атр - это про­стран­ство для по­ис­ка, экс­пе­ри­мен­та. На за­ру­беж­ных спек­так­лях я прак­ти­че­ски ни­где не ви­де­ла «школьной са­мо­де­я­тель­но­сти», ко­то­рую всё же лю­бят в рос­сий­ской про­вин­ции.

ЕВ­РО­ПА К «МЮСЛИ» ГО­ТО­ВА, А ТУ­ЛЯ­КИ?..

ВЫЖИВАЕМ

- Как в Ту­ле с под­держ­кой мо­ло­дых ак­тё­ров сей­час, в на­ши непро­стые кри­зис­ные вре­ме­на?

- Выживаем. Где-то ко­гда-то мож­но вы­бить то­чеч­но по­мощь. Но это толь­ко то­чеч­но. И имен­но вы­бить. Мы это про­хо­ди­ли. На раз­ных эта­пах на­ше­го су­ще­ство­ва­ния не раз зву­ча­ло: ре­бя­та, вы не при­но­си­те де­нег, за­чем вы нуж­ны во­об­ще?

Как с та­ким от­но­ше­ни­ем бороться, я не знаю. Но мы дер­жим­ся, и в ос­нов­ном на эн­ту­зи­аз­ме. У ме­ня нет ощу­ще­ния, что на­вер­ху то, чем мы за­ни­ма­ем­ся, ко­му-то нуж­но и для ко­го­то важ­но. Ви­ди­мо, нет по­ни­ма­ния, что это на­до мо­ло­дё­жи.

Ес­ли б я мог­ла жить толь­ко те­ат­ром и зна­ла бы, что го­су­дар­ство ме­ня под­дер­жит, я бы­ла бы аб­со­лют­но счаст­ли­ва.

Они со­зда­ют на сцене свой мир…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.