ТУЛЬ­СКИЙ ОЛЕ ЛУКОЙЕ

Ил­лю­зи­о­нист со стажем о До­нец­ке, Аф­га­ни­стане и сказ­ках Ан­дер­се­на.

AiF v Tule (Tula) - - ГОСТЬ НОМЕРА - Ан­то­ни­на ПОЗДНЯКОВА Фото ав­то­ра и пра­ви­тель­ства Туль­ской об­ла­сти

АНА­ТО­ЛИЙ КИРИЧЕНКО - ПРО­ФЕС­СИ­О­НАЛЬ­НЫЙ ФОКУСНИК. В ЯН­ВА­РЕ ЕМУ ИС­ПОЛ­НИ­ЛОСЬ 75 ЛЕТ. В ЕГО ТВОРЧЕСКОМ ПОРТ­ФО­ЛИО - МНО­ЖЕ­СТВО ВЫ­СТУП­ЛЕ­НИЙ, КО­ТО­РЫЕ ПРО­ХО­ДИ­ЛИ КАК НА МА­ЛОЙ СЦЕНЕ, ТАК И В БОЛЬ­ШИХ ЗА­ЛАХ ПРИ АНШЛАГЕ. ДО­ВО­ДИ­ЛОСЬ ВЫ­СТУ­ПАТЬ КИРИЧЕНКО И В ГО­РЯ­ЧИХ ТОЧ­КАХ. ЗАСЛУЖЕННЫЙ ФОКУСНИК - ГОСТЬ НО­МЕ­РА «АИФ В ТУ­ЛЕ».

ЕГО ВЕ­ЛИ­ЧЕ­СТВО

СЛУ­ЧАЙ

- Ана­то­лий Ни­ко­ла­е­вич, из­вест­но, что вы ро­ди­лись в До­нец­ке. А ка­ким вет­ром вас за­нес­ло в Ту­лу?

- Здесь нуж­на предыс­то­рия. Школь­ни­ком я тан­це­вал в мо­ло­дёж­ном ан­сам­бле, был «ко­ро­лём го­па­ка», - ви­де­ли бы вы, ка­кие я вы­де­лы­вал куль­би­ты! Во вре­мя мо­ей мо­ло­до­сти (в 50-е го­ды) са­мо­де­я­тель­ность бы­ла очень раз­ви­та, в каж­дом рай­оне мо­е­го родного го­ро­да был свой Дом куль­ту­ры, где лю­ди пе­ли, тан­це­ва­ли, иг­ра­ли в те­ат­ре, за­ни­ма­лись спор­том. За­все­гда­та­ем од­но­го из та­ких ДК был и я. При­чём я хо­дил не толь­ко на тан­це­валь­ный кру­жок, но и за­ни­мал­ся мо­де­ли­ро­ва­ни­ем са­мо­лё­тов и ко­раб­лей. А чер­те­жи для мо­де­лей в то вре­мя мож­но бы­ло най­ти толь­ко в жур­на­ле «Юный тех­ник», ко­то­рым я за­чи­ты­вал­ся. И вот од­на­ж­ды на стра­ни­цах лю­би­мо­го из­да­ния ви­жу фо­то­гра­фию зна­ме­ни­то­го ил­лю­зи­о­ни­ста Ама­я­ка Ако­пя­на, рас­кры­ва­ю­ще­го чи­та­те­лям сек­ре­ты сво­их фо­ку­сов. Его при­мер вдох­но­вил ме­ня - и я стал осва­и­вать пре­муд­ро­сти ил­лю­зи­о­ни­ста.

- Окон­чив 8 клас­сов сред­ней шко­лы, вы по­сту­пи­ли учить­ся в гор­ный тех­ни­кум. Ду­ма­ли, что увле­че­ние фо­ку­са­ми прой­дёт с воз­рас­том?

- Нет, я ни­ко­гда так не ду­мал. Это не могло прой­ти. В 1956 го­ду на экра­ны вы­шел фильм «Кар­на­валь­ная ночь», посмот­рев ко­то­рый я по­нял, что хо­чу стать ар­ти­стом, но не в тан­це­валь­ной тол­пе, а один. Хо­тел тво­рить и удив­лять на сцене. Но ка­кую-то «нетвор­че­скую» про­фес­сию всё рав­но нуж­но бы­ло по­лу­чать. Я окон­чил тех­ни­кум, от­слу­жил в ар­мии, вер­нул­ся, по­сту­пил в тор­го­вый ин­сти­тут. На вто­ром кур­се ву­за встретил свою - на тот мо­мент бу­ду­щую - же­ну Люд­ми­лу. Окон­чив вуз, я на­чал ра­бо­тать стар­шим то­ва­ро­ве­дом ба­зы строй­ма­те­ри­а­лов, а ве­че­ра­ми под­ра­ба­ты­вал в ре­сто­ране - по­ка­зы­вал по­чтен­ной пуб­ли­ке то, че­му успел к то­му вре­ме­ни на­учить­ся. Од­на­ж­ды в од­но та­кое за­ве­де­ние за­шёл из­вест­ный ар­тист цирка Игорь Кио, ко­то­рый, посмот­рев мой но­мер, при­гла­сил ме­ня за сто­лик. Он уди­вил­ся, что я са­мо­уч­ка. И тут же спро­сил: «Хо­ти­те стать ар­ти­стом До­нец­кой фи­лар­мо­нии?». Ра­зу­ме­ет­ся, я от­ве­тил «да» - ведь на тот мо­мент это бы­ла моя са­мая за­вет­ная меч­та! Вот так, во­лей слу­чая, я ушёл с при­быль­ной долж­но­сти (стар­ше­му то­ва­ро­ве­ду непло­хо пла­ти­ли) и на­чал ра­бо­тать фо­кус­ни­ком фи­лар­мо­нии с ми­ни­маль­ным окла­дом в 5 руб­лей.

ПО­ШЁЛ

«НА ПО­НИ­ЖЕ­НИЕ»

- Как ва­ша же­на от­нес­лась к та­ко­му, как ска­за­ли бы сей­час, да­ун­шиф­тин­гу?

- Же­на бла­го­сло­ви­ла ме­ня со сло­ва­ми «это твоя судь­ба». К то­му вре­ме­ни у нас уже ро­ди­лась пер­вая доч­ка Ле­ноч­ка. Су­пру­га то­гда окон­чи­ла уни­вер­си­тет и устро­и­лась ра­бо­тать на за­вод хо­ло­диль­но­го обо­ру­до­ва­ния за­ве­ду­ю­щей про­из­вод­ством в сто­ло­вой. Так на­ча­лась на­ша но­вая жизнь.

В До­нец­кой фи­лар­мо­нии я про­ра­бо­тал чуть боль­ше двух лет, а по­том на­ша се­мья пе­ре­еха­ла в Ту­лу. Почему имен­но сю­да? Вес­ной 1973 го­да в газете я уви­дел анонс о Все­рос­сий­ском кон­кур­се эст­ра­ды, но для то­го что­бы при­нять в нём уча­стие, необ­хо­ди­мо бы­ло ра­бо­тать в РСФСР. Я стал ду­мать, ку­да бы мне пе­ре­брать­ся, что­бы быть поближе к сто­ли­це. Я разо­слал пись­ма с прось­бой о тру­до­устрой­стве в Ря­зан­скую, Ли­пец­кую, Ор­лов­скую и Туль­скую фи­лар­мо­нии. И до­воль­но быст­ро ме­ня при­гла­си­ли на со­бе­се­до­ва­ние в сто­ли­цу са­мо­ва­ров. Кста­ти, имен­но в Ту­ле моя су­пру­га впер­вые на­ча­ла ра­бо­тать вме­сте со мной на сцене, став мо­ей ас­си­стент­кой.

ВОЙ­НА И МИР

- На­сколь­ко я знаю, вы ез­ди­ли вы­сту­пать да­же в го­ря­чие точ­ки?

- Да, я два­жды был в Аф­га­ни­стане - в 1985 и 1987 го­дах. Ме­сяц про­жил в Ан­го­ле, ко­гда там шла граж­дан­ская вой­на. Ко­гда осво­бож­да­лась ка­кая-то про­вин­ция на по­бе­ре­жье Ан­го­лы, нас от­прав­ля­ли ту­да на бро­ни­ро­ван­ных вель­бо­тах (быст­ро­ход­ных уз­ких шлюп­ках. - Ред.). Не раз бы­ва­ло, что вслед нам сви­сте­ли пу­ли. Мы, как по ко­ман­де, па­да­ли на дни­ще суд­на, но не от стра­ха. Бо­ять­ся бы­ло нель­зя. Ес­ли бы я да­вал во­лю стра­ху, то боль­ше не со­шёл бы с ко­раб­ля и не вы­сту­пал бы. Та­кой настрой я со­хра­нил и до се­го­дняш­не­го дня.

- Вы по­еха­ли бы со сво­и­ми но­ме­ра­ми в се­го­дняш­нюю Си­рию?

- Ес­ли зав­тра мне ска­жут, что на­до ту­да ле­теть, я без раз­ду­мий это сде­лаю. По­то­му что знаю, что это та­кое. Я пом­ню Аф­га­ни­стан. Мы ви­де­ли там изу­ве­чен­ных вой­ной мо­ло­дых ре­бят, ко­то­рых при­но­си­ли на ру­ках в им­про­ви­зи­ро­ван­ный зри­тель­ный зал в гос­пи­та­ле. И мы, артисты, вы­сту­па­ли пе­ред ни­ми. Я пла­кал как ре­бё­нок по­сле кон­цер­тов и спра­ши­вал ру­ко­вод­ство: «Ку­да вы ме­ня послали? Это из­де­ва­тель­ство - и на­до мной, и над че­ло­ве­ком, ко­то­рый без рук и без ног си­дит в бин­тах и смот­рит фо­ку­сы». Это бы­ло очень тя- же­ло. Но имен­но там я по­нял, что мои вы­ступ­ле­ния мо­гут не толь­ко раз­вле­кать пуб­ли­ку, но и по­мо­гать справ­лять­ся с бо­лью.

РЕ­ЗИ­ДЕН­ЦИЯ ВОЛ­ШЕБ­НИ­КА

- Знаю, что бо­лее 20 лет вы плот­но со­труд­ни­ча­е­те с Туль­ским ре­ги­о­наль­ным от­де­ле­ни­ем об­ще­ства глухих. Рас­ска­жи­те об этой ра­бо­те.

- Да, со­труд­ни­чаю. А что тут рас­ска­зы­вать? Я луч­ше при­ве­ду вам все­го один при­мер. Есть та­кой че­ло­век - Ан­дрей Тю­рин, он моск­вич, при­е­хал ко мне на обу­че­ние. Спо­соб­ный, тру­до­лю­би­вый мо­ло­дой че­ло­век, но, увы, глу­хой. И вот что уди­ви­тель­но: как толь­ко мы на­ча­ли за­ни­мать­ся, ста­ло яс­но, что никакой сур­до­пе­ре­вод­чик нам не ну­жен, Ан­дрей всё пре­крас­но по­ни­ма­ет и без него: что-то чи­та­ет по гу­бам, что-то - ин­ту­и­тив­но. По­тря­са­ю­ще та­лант­ли­вый па­рень! Так вот он два­жды ста­но­вил­ся об­ла­да­те­лем Гран-при сре­ди глухих фо­кус­ни­ков все­го ми­ра. И это ещё не всё. Недав­но в со­ста­ве слы­ша­щей (!) груп­пы аль­пи­ни­стов он взо­брал­ся на го­ру, рас­по­ла­га­ю­щу­ю­ся по­бли­зо­сти Эве­ре­ста, вы­со­та ко­то­рой - 6000 мет­ров! Вы пред­став­ля­е­те, что та­кое глу­хой альпинист на та­кой вы­со­те? И он спра­вил­ся, ис­пол­нил свою меч­ту. Про­сто по­тря­са­ю­ще!

- А о чём меч­та­е­те вы?

- Хо­чу, что­бы в Ту­ле был свой волшебник. Все сей­час го­во­рят о раз­ви­тии ту­риз­ма, об­но­вил­ся Туль­ский кремль, на тер­ри­то­рии ко­то­ро­го на­ча­ли тор­го­вать сла­до­стя­ми и су­ве­ни­ра­ми. Но почему бы не при­вне­сти немно­го сказ­ки, со­здав на тер­ри­то­рии крем­ля неболь­шой за­мок чу­дес, в ко­то­ром жил бы добрый волшебник?..

- Ви­жу, вы до сих пор лю­би­те сказ­ки?

- У ме­ня в ком­на­те ви­сит фи­гур­ка Оле Лукойе - ма­ри­о­нет­ка зна­ме­ни­то­го пер­со­на­жа ска­зок Хан­са Кри­сти­а­на Ан­дер­се­на. Этот ав­тор вдох­нов­ля­ет ме­ня мно­гие го­ды. А на­сто­я­щее вол­шеб­ство, как из­вест­но, без сказ­ки невоз­мож­но.

Я ПЛА­КАЛ И СПРАШИ ВАЛ: «КУ­ДА ВЫ МЕ­НЯ ПОСЛАЛИ?»

Ана­то­лий Кириченко: «Ес­ли зав­тра мне ска­жут, что нуж­но ле­теть в Си­рию, я без раз­ду­мий это сде­лаю».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.