ХРАНИТЕЛЬ ИС­ТО­РИИ

Об осво­бож­де­нии к «крас­ной да­те» и спа­си­те­лях книг

AiF v Tule (Tula) - - УВЛЕЧЁННЫЕ - Под­го­то­вил Дмитрий БОРИСОВ

ЮРИЙ НИ­КОЛЬ­СКИЙ, ВЕТЕРАН ВЕ­ЛИ­КОЙ ОТЕ­ЧЕ­СТВЕН­НОЙ ВОЙ­НЫ, КРАЕВЕД, НЕ ОДИН ДЕСЯТОК ЛЕТ ИЗУЧАЕТ ИС­ТО­РИЮ ГО­РО­ДА, В КО­ТО­РОМ РО­ДИЛ­СЯ. НА­ЧАЛ С СЕМЕЙНОЙ, А ПОТЯНУВ ЗА НИТОЧКУ, РАЗМОТАЛ ИНТЕРЕСНЫЙ КЛУБОК ИС­ТО­РИИ ОДОЕВА.

Зна­ни­я­ми за­хо­те­лось по­де­лить­ся, Ни­коль­ский на­пи­сал мас­штаб­ную ра­бо­ту, неко­то­рые фраг­мен­ты из ко­то­рой мы се­го­дня и пуб­ли­ку­ем.

ПО­ДА­РОК СТАЛИНУ

Как рас­ска­зы­ва­ет Юрий НИ­КОЛЬ­СКИЙ, впер­вые це­ле­на­прав­лен­ным по­ис­ком ин­фор­ма­ции не о сво­ей се­мье, а о зем­ля­ках, он за­нял­ся в 1970 го­ду. По­во­дом ста­ло при­бли­жа­ю­ще­е­ся 30-ле­тие на­ча­ла на­ступ­ле­ния на­ших войск под Ту­лой и осво­бож­де­ния Одоева.

- В преддверии го­дов­щи­ны в га­зе­тах по­яви­лись вос­по­ми­на­ния участ­ни­ков бо­ёв, в ко­то­рых до­пус­ка­лись неточ­но­сти и да­же ис­ка­же­ния фак­тов, - рас­ска­зы­ва­ет ис­сле­до­ва­тель. - Я был сви­де­те­лем этих со­бы­тий, по­это­му ре­шил уста­но­вить ис­ти­ну. В парт­ко­ме ин­сти­ту­та взял пись­мо в цен­траль­ный ар­хив Ми­ни­стер­ства обороны, по­ехал ту­да. Там по­лу­чил жур­на­лы бо­е­вых дей­ствий, раз­вед­свод­ки, бо­е­вые и по­ли­ти­че­ские до­не­се­ния в вы­ше­сто­я­щие шта­бы ча­стей, вхо­див­ших в кон­но-ме­ха­ни­зи­ро­ван­ную груп­пу ге­не­ра­ла Бе­ло­ва, ко­то­рой бы­ло при­ка­за­но осво­бо­дить Одо­ев. Изу­чил эти до­ку­мен­ты и со­ста­вил кар­ти­ну бо­ёв за Одо­ев. Она от­ли­ча­ет­ся от той, что при­во­ди­лась в пуб­ли­ка­ци­ях тех лет.

Ни­коль­ский утвер­жда­ет, что оши­бок и неточ­но­стей бы­ло несколь­ко. Во-пер­вых, вы­яс­ни­лось, что Одо­ев осво­бож­дал не толь­ко 131-й Та­ман­ский полк, но и все пол­ки 1-й гвар­дей­ской ка­ва­ле­рий­ской ди­ви­зии (11-я, 96-я, 131-я и 160-я) ге­не­ра­ла Ба­ра­но­ва. А 11-му ка­ва­ле­рий­ско­му пол­ку, как от­ли­чив­ше­му­ся в вы­пол­не­нии бо­е­вых за­дач, в де­каб­ре 1941 го­да бы­ло вру­че­но пе­ре­хо­дя­щее Крас­ное Знамя.

Во-вто­рых, ра­бо­тая в ар­хи­вах, краевед вы­яс­нил, что 2-я гвар­дей­ская ка­ва­ле­рий­ская ди­ви­зия пол­ков­ни­ка Ос­ли­ков­ско­го во­об­ще не ве­ла бо­ёв в Одо­е­ве, а на­сту­па­ла юж­нее его. Ра­нее же эта ди­ви­зия фи­гу­ри­ро­ва­ла в чис­ле участ­ни­ков сра­же­ний.

В-тре­тьих, вы­яс­ни­лось, что окон­ча­тель­но Одо­ев был осво­бож­дён не 22 де­каб­ря (21-го - день рождения Ста­ли­на), а толь­ко в 10-м ча­су утра 23-го - со­глас­но раз­вед­свод­ке 1-й гвар­дей­ской ка­ва­ле­рий­ской ди­ви­зии. И имен­но эта да­та и бы­ла ука­за­на в га­зет­ной пуб­ли­ка­ции то­го вре­ме­ни, утвер­жда­ет Ни­коль­ский. Но про­шло вре­мя - и день осво­бож­де­ния нем­но­го «сдви­ну­ли»: ак­ку­рат к дню рождения ге­не­ра­лис­си­му­са.

ЕДИНСТВО И «РАСКОЛ»

- В пер­вые де­ся­ти­ле­тия по­сле вой­ны по­ня­тия «ветеран» не бы­ло в хо­ду, - рас­ска­зы­ва­ет Юрий Ни­коль­ский. - Все ведь то­гда так или ина­че участ­во­ва­ли в войне. Да­же День По­бе­ды 9 мая тор­же­ствен­но не от­ме­чал­ся. Это по­ло­же­ние из­ме­ни­лось по­сле то­го, как пи­са­тель Сер­гей Смир­нов опуб­ли­ко­вал свою кни­гу «Брест­ская кре­пость» и при­звал на­чать по­иск ге­ро­ев, а че­рез неко­то­рое вре­мя Ни­ко­лай Озе­ров со­здал ки­но­э­по­пею «Осво­бож­де­ние». То­гда в Москве и дру­гих го­ро­дах за­го­ре­лись фа­ке­лы Веч­но­го ог­ня, ста­ли бла­го­устра­и­вать брат­ские за­хо­ро­не­ния, а по­ис­ко­вые от­ря­ды и от­дель­ные эн­ту­зи­а­сты - вос­ста­нав­ли­вать име­на жи­вых и по­гиб­ших ге­ро­ев. В сто­ли­це и за её пре­де­ла­ми ста­ли про­во­дить па­ра­ды По­бе­ды и дру­гие тор­же­ствен­ные ме­ро­при­я­тия.

Для ру­ко­вод­ства этим дви­же­ни­ем был со­здан Все­со­юз­ный со­вет ве­те­ра­нов, а та­к­же об­ласт­ные, го­род­ские и рай­он­ные советы и их от­де­ле­ния на пред­при­я­ти­ях. Это ве­те­ран­ское единство со­хра­ня­лось дол­го, вплоть до раз­ва­ла Со­вет­ско­го Со­ю­за.

- В на­ча­ле 90-х по­яви­лись «ли­де­ры», пы­тав­ши­е­ся внести раскол в еди­ную ве­те­ран­скую ор­га­ни­за­цию, - про­дол­жа­ет Ни­коль­ский. - «Рас­коль­ни­ки» бы­ли ори­ен­ти­ро­ва­ны на се­па­ра­тизм и су­ве­ре­ни­за­цию ор­га­ни­за­ций ве­те­ра­нов в раз­ных ре­ги­о­нах. К сча­стью, единство уда­лось от­сто­ять. В ка­че­стве ру­ко­во­дя­ще­го (так и хо­чет­ся до­ба­вить - це­мен­ти­ру­ю­ще­го. - Ред.) до­ку­мен­та в 1994 го­ду был при­нят Фе­де­раль­ный «За­кон о ве­те­ра­нах», ко­то­рый опре­де­лял ста­тус ве­те­ра­нов и уста­но­вил их пра­ва и предо­став­ля­е­мые льго­ты.

ЭКСКУРСИЯ К МЕ­СТУ БО­ЁВ

Впро­чем, не бу­дем так да­ле­ко за­бе­гать впе­рёд. Как утвер­жда­ет краевед, в пер­вые по­сле­во­ен­ные де­ся­ти­ле­тия, ко­гда ве­те­ра­ны бы­ли от­но­си­тель­но мо­ло­ды, мно­гие из них ак­тив­но участ­во­ва­ли в ту­ри­сти­че­ских по­езд­ках по ме­стам бо­ёв. Вна­ча­ле на ав­то­бу­сах, по­том на ту­ри­сти­че­ском по­ез­де «Ту­ла». Груп­пу ста­ра­лись по­до­брать так, чтобы в неё в первую оче­редь по­па­ли во­е­вав­шие имен­но в тех ме­стах ту­ля­ки. Оформ­ля­ли по­езд­ки че­рез проф­ком туль­ско­го по­ли­тех­ни­че­ско­го ин­сти­ту­та и с неболь­шой до­пла­той.

- Пер­вые по­езд­ки бы­ли в Ле­нин­град, Мо­ги­лёв, Минск, Брест, Ки­ев, Ль­вов, Уж­го­род, го­во­рит Ни­коль­ский. - В до­ро­ге ве­те­ра­ны ожив­лён­но бе­се­до­ва­ли, вспо­ми­на­ли эпи­зо­ды бо­ёв в тех ме­стах, че­рез ко­то­рые про­ез­жа­ли, рас­ска­зы­ва­ли друг дру­гу ин­те­рес­ные слу­чаи из фрон­то­вой жиз­ни. Поз­же на ту­ри­сти­че­ском по­ез­де «Ту­ла» мы ез­ди­ли че­рез го­ро­да Ль­вов, Ярем­ча, Ки­ши­нёв, Одес­са, Хер­сон, Се­ва­сто­поль, Сим­фе­ро­поль, Фе­одо­сия, Пя­ти­горск, Ста­лин­град. Впе­чат­ле­ний мас­са.

Ни­коль­ско­му осо­бен­но за­пом­ни­лась по­езд­ка в Бе­ло­рус­сию в 1989 го­ду. В 1944-м там про­во­ди­лась мас­штаб­ная опе­ра­ция по осво­бож­де­нию Бе­ло­рус­сии и части Поль­ши. В ис­то­рию Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны она во­шла как «Пя­тый ста­лин­ский удар» 1944 го­да. В 1989 го­ду ши­ро­ко от­ме­ча­лось со­ро­ка­пя­ти­ле­тие этой бит­вы.

- Ме­ня, как ве­те­ра­на 50-й ар­мии, обо­ро­няв­шей в 1941 го­ду Ту­лу и осво­бож­дав­шей Бе­ло­рус­сию в 1944-м, вклю­чи­ли в со­став тульской де­ле­га­ции, при­гла­шён­ной на празд­но­ва­ние в Мо­ги­лёв, - вспо­ми­на­ет Ни­коль­ский. - Тор­же­ства дли­лись два дня. Они про­хо­ди­ли не толь­ко в Мо­ги­лё­ве, но и в Мин­ске, и в дру­гих го­ро­дах. Всем де­ле­га­там вру­чи­ли па­мят­ные на­груд­ные зна­ки, вы­пу­щен­ные пра­ви­тель­ством Со­вет­ской Бе­ло­рус­сии.

Ра­но утром пер­во­го дня на бе­ре­гах ре­ки Про­ня, неда­ле­ко от го­ро­да Ча­у­сы, разыг­ра­лось ре­кон­стру­и­ро­ван­ное сра­же­ние, вос­про­из­во­дя­щее про­рыв дол­го­вре­мен­ной немец­кой обороны на этом рубеже. По­сле «боя» в Мо­ги­лё­ве был гран­ди­оз­ный ми­тинг и празд­нич­ное ше­ствие по ули­цам го­ро­да, а ве­че­ром ар­тил­ле­рий­ский са­лют и фей­ер­верк. Во вто­рой по­ло­вине дня же­ла­ю­щие мог­ли по­се­тить па­мят­ные им ме­ста бо­ёв за Мо­ги­лёв в 1941 и в 1944 го­дах. По­сле экс­кур­сии все со­бра­лись на Буй­нич­ском по­ле, где про­хо­ди­ли же­сто­кие бои при обо­роне го­ро­да в 1941 го­ду, в хо­де ко­то­рых бы­ло уни­что­же­но 39 фа­шист­ских тан­ков. Их опи­сал в сво­ём ро­мане «Жи­вые и мёрт­вые» пи­са­тель Кон­стан­тин Си­мо­нов. Про­то­ти­пом ге­роя ро­ма­на ге­не­ра­ла Сер­пи­ли­на был отец про­фес­со­ра на­ше­го ин­сти­ту­та Вла­ди­ми­ра Се­мё­но­ви­ча Ку­те­по­ва, ко­то­ро­го с на­ми, к со­жа­ле­нию, то­гда уже не бы­ло.

Ветеран рас­ска­зы­ва­ет, что с тех пор как День По­бе­ды ста­ли празд­но­вать мас­штаб­но, каж­дое 9 Мая ста­ли про­хо­дить тра­ди­ци­он­ные встре­чи ве­те­ра­нов в их род­ном ин­сти­ту­те:

- Зву­ча­ли то­сты и по­здрав­ле­ния, вос­по­ми­на­ния о бо­ях, пе­лись фрон­то­вые пес­ни, играл ор­кестр. В двух боль­ших за­лах бы­ло тес­но. А в по­след­ний раз, ко­гда я был на таком ме­ро­при­я­тии, всем уда­лось уме­стить­ся за одним сто­лом. Груст­но. Но за­ко­но­мер­но. Го­ды ле­тят…

СЁСТРЫ-ХРАНИТЕЛЬНИЦЫ

…В 2010 го­ду в рай­он­ной одо­ев­ской га­зе­те «Но­вая жизнь» бы­ла пуб­ли­ка­ция о сест­рах Ти­хо­нов­ских, ко­то­рые в пе­ри­од ок­ку­па­ции Одоева в 1941 го­ду, рискуя жиз­нью, пря­та­ли Го­су­дар­ствен­ный флаг РСФСР и порт­рет Ле­ни­на. Сей­час эти ар­те­фак­ты хра­нят­ся в Одо­ев­ском кра­е­вед­че­ском му­зее.

Знамя и порт­рет хранили че­ты­ре сест­ры - Ва­лен­ти­на, Ла­ри­са, Ан­на и Ан­то­ни­на. Про­ис­хо­ди­ли эти со­бы­тия, как нетруд­но до­га­дать­ся, в 1941 го­ду. А все­го тре­мя го­да­ми ра­нее, в 1938-м, их отец - свя­щен­ник Ва­си­лий Ти­хо­нов­ский был рас­стре­лян за «ан­ти­со­вет­чи­ну».

Его су­пру­га при­хо­дит­ся дво­ю­род­ной ба­буш­кой кра­е­ве­ду Юрию Ни­коль­ско­му. А дом, где жи­ли оси­ро­тев­шие сёстры-хранительницы, в про­шлом го­ду пе­ре­шёл по на­след­ству в соб­ствен­ность кра­е­ве­да. Раз­би­рая за­ле­жи на чер­да­ке, Ни­коль­ский об­на­ру­жил свёр­ток, со стоп­кой книг, при­над­ле­жав­ших ко­гда-то рай­он­ной и школь­ной биб­лио­те­кам. Пуш­кин, Не­кра­сов, Вла­ди­мир Га­лак­ти­о­но­вич Ко­ро­лен­ко, Илья Орен­бург, био­гра­фия Фрун­зе… На некоторых кни­гах со­хра­ни­лись сле­ды гря­зи и да­же ко­мья зем­ли.

- В ок­тяб­ре 1941-го в Одо­е­ве бы­ла анар­хия, без­вла­стие, - рас­ска­зы­ва­ет краевед. - Поль­зу­ясь этим по­ло­же­ни­ем, неко­то­рые мест­ные жи­те­ли, а та­к­же жи­ву­щие в со­сед­них де­рев­нях та­щи­ли из рас­кры­тых ма­га­зи­нов, скла­дов и школ всё, что толь­ко мож­но бы­ло урвать. До­бра­лись ма­ро­дё­ры и до биб­лио­тек. Вы­но­си­ли сто­лы, сту­лья, стел­ла­жи, шка­фы, а кни­ги про­сто вы­бра­сы­ва­ли. Дру­гие одо­ев­цы спа­са­ли кни­ги. Всё-таки боль­шин­ство со­вет­ских людей бы­ли вос­пи­та­ны в ду­хе ува­же­ния к кни­гам, как к хра­ни­те­лям куль­ту­ры на­ро­да. Сре­ди та­ко­вых бы­ли и сёстры Ти­хо­нов­ские. В сво­их вос­по­ми­на­ни­ях о том вре­ме­ни Ва­дим Сту­па­чен­ко (мой дво­ю­род­ный брат) опи­сы­ва­ет, как он, де­ся­ти­лет­ний маль­чиш­ка, со сво­и­ми то­ва­ри­ща­ми несколь­ко раз с меш­ка­ми бе­га­ли в биб­лио­те­ку, пы­та­ясь спа­сти как мож­но боль­ше книг. Поз­же они спра­ши­ва­ли за­ве­ду­ю­щую биб­лио­те­кой Ан­то­ни­ну Пет­ров­ну Се­мё­но­ву (в де­ви­че­стве Успен­скую, тё­тю бу­ду­ще­го из­вест­но­го со­вет­ско­го пи­са­те­ля Вла­ди­ми­ра Успен­ско­го), что де­лать с кни­га­ми. Та по­со­ве­то­ва­ла хра­нить их до­ма, а по­сле из­гна­ния фа­ши­стов вернуть в биб­лио­те­ку.

Но ко­гда по­сё­лок осво­бо­ди­ли, у людей по­яви­лись новые заботы - мо­би­ли­за­ция на «тру­до­вой фронт», строительство обо­ро­ни­тель­ных со­ору­же­ний вокруг Одоева, сель­хоз­ра­бо­ты. О кни­гах ли­бо вовсе за­бы­ли, ли­бо не смог­ли вспом­нить, где их в спеш­ке спря­та­ли.

И толь­ко те­перь они бы­ли об­на­ру­же­ны и воз­вра­ще­ны в биб­лио­те­ку уже не как еди­ни­цы хра­не­ния, а как спа­сён­ные от вар­ва­ров ре­лик­вии Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, сви­де­те­ли му­же­ства и пат­ри­о­тиз­ма жи­те­лей Одоева.

ЗНАМЯ ХРАНИЛИ ДОЧЕРИ РАССТРЕ ЛЯННОГО СВЯЩЕННИ КА.

Лучшее, что нам да­ет ис­то­рия, - это воз­буж­да­е­мый ею эн­ту­зи­азм.

Ио­ганн Гё­те, немец­кий по­эт,

го­су­дар­ствен­ный де­я­тель.

По­езд­ка ве­те­ра­нов в Го­род-ге­рой Минск, 1976 г.

Спа­сен­ный флаг воз­вра­ща­ет­ся в му­зей.

Сёстры Ти­хо­нов­ские - Ан­то­ни­на и Ан­на.

Фо­то из ар­хи­ва Юрия НИКОЛЬСКОГО

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.